Доступність посилання

ТОП новини
04 серпня 2020, Київ 21:24

«Бежать отсюда надо со скоростью света». Что с высшим образованием в ОРДЛО?


Илюстративное фото

Дар'я Никитенко

(Друкуємо мовою оригіналу)

Если верить оккупационной администрации, высшее образование на оккупированных территориях только развивается: работают над адаптацией учебных программ, интегрируются с «дружественными» российскими вузами. Студентам также предлагается посещать культурно-просветительские мероприятия, но, как оказалось, часто не добровольно, а в обязательном порядке. Радио Донбасс.Реалии пообщалось с студентами, выбравшими обучение в непризнанных «вузах»: что повлияло на их выбор, и как они собираются применить полученные знания?

На странице «клона» Луганского национального университета имени Шевченко в оккупации – имени писателя его не лишили – приглашают учиться абитуриентов с территорий, подконтрольных Украине, обещают им предоставить места в общежитиях, да еще и бесплатно.

Некоторые студенты разочаровываются высшим образованием в ОРДЛО уже с первых дней обучения, а есть те, кому такая учеба на руку. Что может сыграть на пользу обучения в непризнанном вузе? Там, где уровень обучения высокий, – невысокая цена. А там, где о качестве не стоит говорить – возможность отработать пары политическими акциями. И первое, и второе в ОРДЛО имеет место.

Почему я здесь учусь: рассказывают студенты

«Девочки обычно разносят всякие бумаги, а вот мальчики в этом году строили храм»


«Нас отмечают почти на всех лекциях, поэтому мы редко пропускаем. Знания дают очень даже хорошо, но и желание учиться должно быть. Даже те, кто изначально не горел желанием поступать, потом с радостью учатся, – рассказывает студентка оккупированного Луганского медицинского университета (официальный вуз переведен в подконтрольное Рубежное). – Информации достаточно много, мы занимаемся по русским учебникам, но иногда попадаются пособия на украинском языке. Сейчас институт прошел аккредитацию (в России – ред.), вроде как здесь будут уже выдавать российские дипломы. Так нам обещают. Другие города при поступлении я не рассматривала, так как хотела учиться на бюджете и не была уверена в своих знаниях. Зимой мы практиковались в гнойно-хирургическом отделении, а летняя практика состояла из мелкой работы в университете. Девочки обычно разносят всякие бумаги, а вот мальчики в этом году строили храм. Стать врачом – моя мечта с детства, после окончания ВУЗа хочу работать в Луганске».

Но не везде все так гладко, как в медицинском. «Образование в принципе хорошее, медицинское нормальное, в педе (ЛНУ им. Тараса Шевченко – ред.) тоже уровень адекватный. А вот в машинституте (ЛНУ им. Владимира Даля, основная часть переведена в Северодонецк – ред.) все просто кошмар. Там в принципе пары не проводятся, и все можно закрыть за деньги. Хотя в педе, даже если предлагать рубли, не особо-то и берут, в основном делают уклон на всякие политические мероприятия, или вообще любого жанра мероприятия вместо пар», — поделилась студентка филологии оккупированного ЛНУ Мария.

Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко, который сейчас находится в оккупации
Луганский национальный университет имени Тараса Шевченко, который сейчас находится в оккупации

Творческие направления преподают в Институте культуры и искусств. По словам студентки оттуда, знания в области режиссуры дают хорошие, преподаватели помогают воплотить лучшие идеи в жизнь. Но куда идти работать, если местные каналы транслируют пропаганду оккупационных администраций и полностью им подконтрольны?

«Диплом «ЛНР», во всяком случае, будет котироваться в Луганске и Донецке, так что без работы я не останусь»


«Мы снимаем рекламные ролики и очерки, придумываем креативную рекламу, внимание уделяем также написанию сценариев для телевизионных шоу и короткометражных фильмов, – рассказывает собеседница из Института культуры и искусств. – Недавно проходили практику на местном ТВ, параллельно помогаем с университетским радио. Специальность и сам процесс обучения меня устраивает. Не уверена, буду ли я работать в сфере телевидения, так как «хочу» и «могу» часто не совпадают в реалиях. Диплом «ЛНР», во всяком случае, будет котироваться в Луганске и Донецке, так что без работы я не останусь. Насколько я знаю, в прошлом году выпускники защищали дипломы в Краснодаре, соответственно, они получили российские. Если мне посчастливится работать на более крупном канале за пределами Луганска — я этим шансом воспользуюсь, но и «ГТРК ЛНР» предоставляет неплохую стажировку. В моей профессии главное – опыт и активность».

«ГТРК ЛНР», или канал «Луганск 24», – основной рупор российских гибридных сил в Луганске. После оккупации города российские специалисты в кратчайшие сроки выключили украинское вещание и перевели радио и ТВ на новые рельсы. Теперь все имеющееся в Луганске и Донецке телевидение и радио регулярно выдает порции пропаганды об Украине (вот одна из последних).

Митинги под флагами вооруженных группировок

С посещением митингов в Луганске и Донецке довольно строго. Пополняя ряды местных «вузов», нужно быть готовым к тому, что придется тратить свободное, а часто и учебное время на посещение политических акций.

Тренировка так называемых «Народных дружин» в Донецке
Тренировка так называемых «Народных дружин» в Донецке

«Нас принуждают ходить на всякие митинги, посвященные непонятно чему, – рассказывает Мария. – И студенты, и преподаватели этому недовольны. Снимают пары и под список заставляют идти. Если не идешь куда-то, то не снимают часы отработок. В моей группе 18 человек, но ходит на пары от силы 11. Мне по некоторым причинам пришлось поступать здесь, хотя сейчас бы уехала отсюда не оглядываясь. По баллам меня взяли в Ростов, но я решила пойти по пути меньшего сопротивления и остаться в родном городе. Бежать отсюда надо со скоростью света. Но единственное, что я хочу вынести из учебы в Луганске — знание языка. В будущем планирую открыть свою школу переводчиков или работать репетитором».

Молодежь и бюджетники на митингах, организованных оккупационной администрацией, явление в Луганске распространенное – против полицейской миссии ОБСЕ, против торговой блокады, против украинских журналистов, за объединение с Россией.

Иностранцы

Есть в луганском «меде» и россияне. Студенты с паспортом России готовы пожертвовать веселой студенческой жизнью в своих городах, только бы учиться на бюджете. Контрактная форма обучения в Луганске обходится дешевле, чем в городах России. Например, на факультете стоматологии ЛГМУ требуют около 45 000 рублей в год, на филологии в ЛНУ — 9 000. Для сравнения, стоматология в Ростовском медицинском университете стоит 149 700 рублей (на 2018 год), филология в Южном федеральном университете (Ростов) – 108 000 рублей.

Диплом Ухтинского университета в ОРДЛО
Диплом Ухтинского университета в ОРДЛО

Дипломы, выдаваемые вузами в оккупации, не действительны нигде, кроме ОРДЛО, и украинских лицензий эти учебные заведения не имеют. Студенты это хорошо понимают: поступают сюда те, кто планирует строить карьеру в Донецке и Луганске либо в России, рассчитывая на признание диплома там. На сегодня Москва аккредитовала один луганский университет – медицинский, и еще четыре признала на захваченной территории Донецкой области. Остальные местные вузы стараются договориться о партнерстве с конкретными российскими университетами – Ухтинским, Северо-Осетинским и другими не очень известными альма-матер – чтобы в паре со своим выдавать еще и второй диплом – как правило, именно это стоит за фразой «признание дипломов Россией».

ОСТАННІЙ ВИПУСК РАДІО ДОНБАС.РЕАЛІЇ
(Радіо Донбас.Реалії працює по обидва боки лінії розмежування. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите).

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG