Доступність посилання

ТОП новини
21 лютого 2020, Київ 12:00

Последняя линия. Кто должен платить жителям за разрушенное Широкино?


Поселок Широкино

(Друкуємо мовою оригіналу)

Пять лет без компенсаций за разрушенное жилье пребывают жители поселка Широкино Донецкой области, которых с началом «Широкинской операции» в феврале 2015 года эвакуировали в соседний Мариуполь. Являясь гражданами Украины и не покидая подконтрольную Украине территорию, они вместе с эвакуацией автоматически приобрели статус переселенцев, что добавило, говорят, еще больше проблем и неудобств.

В настоящее время от поселка Широкино по большому счету осталось только название. В результате военных действий поселок полностью разрушен, жить там нельзя, да и негде, доступ туда запрещен – Широкино остается последней линией украинской обороны на подступах к Мариуполю. Эвакуированные из зоны военных действий жители поселка, ставшие переселенцами, не покидая украинскую территорию, вынуждены разделять судьбу сотен тысяч украинцев, добровольно покинувших оккупированные города.

Сейчас мы – в Мариуполе. Нас бросили совсем, мы никому не нужны. А я уже и не хочу жить, ей-Богу!
Лариса Рябцева

«Нас лишили всего – у меня нет дома, я хожу в чужой одежде, я сплю на чужой кровати, я ем из чужой посуды. Понимаете? То, что говорят: надо начать жить с чистого листа и забыть обо всем, я не могу этого сделать. Сейчас мы – в Мариуполе. Нас бросили совсем, мы никому не нужны. Нас проверяют, есть мы тут или нет, нам задерживают пенсию и адресную (помощь – ред.). Так тяжело жить. А я уже и не хочу жить, ей-Богу!», – рассказывает учительница широкинской средней школы, пенсионерка Лариса Рябцева.

Лариса Рябцева
Лариса Рябцева

Отчаявшись получить хоть какую-то компенсацию за утраченное имущество, жители стремятся вернуться домой. Спустя пять лет эвакуации заявления от широкинцев звучат уже как ультиматум: «Я заявляю, что хочу вернуться домой, в свое село. Никакие компенсации мне не нужны. Пусть мне вернут мой дом, пусть государство подумает о нас», – сказала пенсионерка.

Согласен с Ларисой Рябцевой и широкинец Александр Пономарев.

«Сегодня 10 число, начало освобождения Широкино. Нас освободили, в кавычках. Освободили от всего. Мы теперь свободны, начинаем жить с чистого листа. Мне 59 лет. И у меня такое впечатление, что 40 лет с меня сбросили, мне теперь 19. В 19 я ушел из родительского дома, у меня тогда еще ничего не было, я начинал жить с чистого листа. Сейчас, видимо, нам предлагается все это повторить. Многие широкинцы хотят вернуться домой, я тоже хочу вернуться. Я могу просто не дожить до того светлого будущего, когда Широкино разминируют, восстановят и я буду там жить», – говорит житель Широкино.

Александр Пономарев
Александр Пономарев

По мнению правозащитников «Восточно-украинского центра общественных инициатив», события, произошедшие в поселке Широкино, являются образцовыми, наглядно демонстрируя нарушения прав человека, Международного гуманитарного права и отсутствие социальных гарантий для жителей подконтрольной Украине территории. Результаты исследований, проведенные в этом населенном пункте, говорят, что помимо гибели гражданских и военных, массовых обстрелов российскими гибридными формированиями различными видами вооружения, установлены факты грабежей и разрушения частных домовладений, за которые до сих пор не выплачена компенсация. Юрист центра Андрей Остапенко отметил, что когда речь идет о таких выплатах, то понимания, кто и за что отвечает, нет даже на государственном уровне.

Государство в июле приняло постановление относительно выплат, но на сегодняшний день ни один человек ее не получил. Документ составлен так, что много людей не смогут получить деньги
Андрей Остапенко

«Необходимо разделить полномочия между различными государственными органами в вопросах ответственности по восстановлению населенных пунктов в «серой зоне». Этот нормативный акт должен включать в себя фиксацию разрушений и предоставления денежной компенсации за разрушенную собственность. Государство еще в июле приняло постановление относительно выплат, но на сегодняшний день ни один человек ее не получил. Сейчас уже готовятся изменения в это постановление, но сам документ составлен так, что много людей, утративших свое жилье, не смогут получить деньги. Мы считаем, что на уровне закона необходимо урегулировать процедуру предоставления компенсаций», – сказал Андрей Остапенко.

Андрей Остапенко
Андрей Остапенко

Юристы «Восточно-украинского центра общественных инициатив» не отрицают, что у них пока нет четкой концепции нового закона, есть только рекомендации для различных ведомств, включая Министерство обороны и СБУ. Правозащитники уверены, что для жителей Широкино необходимо принять отдельный законодательный акт, который регулировал бы проблемы эвакуированного населенного пункта, именно эвакуированного. Это определение имеет ключевое значение, говорят они, так как существующее на сегодня постановление КМУ №623 не только не обеспечивает выплаты, но и не может применяться к жителям Широкино только потому, что выполнить условия этого документа практически невозможно. Из-за продолжающихся военных действий в поселок по-прежнему нет доступа населению, а это значит, что нет возможности произвести оценку нанесенного ущерба. У некоторых жителей отсутствуют документы на собственность, разрушенную в результате обстрелов, и нет возможности их восстановить по тем же причинам. А то, что для получения каких-либо денежных средств необходимо проживать по месту прописки, то есть в Широкино, в котором проживать запрещено, вообще противоречит здравому смыслу, говорят правозащитники.

По их предварительным оценкам, на сегодняшний день около 400 тысяч людей, проживающих в «серой зоне», имеет проблемы, схожие с широкинскими.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Донбас.Реалії працює по обидва боки лінії розмежування. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите).

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG