Доступність посилання

ТОП новини
22 Серпень 2018, Київ 05:18

15-летняя дончанка в апреле представит Украину в детском Европарламенте


Детский Европарламент

(Друкуємо мовою оригіналу)

Ей всего 15 лет, а ближайшие полтора года она будет «голосом» Украины в Европарламенте – правда, в детском. Его цель – приобщить молодое поколение к обсуждению вопросов мира, демократии, недискриминации и прочих насущных тем для Европы. Дончанка Ангелина Касьянова в 2017 году впервые попала в детский Европарламент. Для себя она выбрала комиссию по вопросам инклюзивного образования: говорит, для Украины эта тема не столько близка, сколько необходима: дома даже не догадываются о всех спектрах этой проблемы. О взрослых решениях и детской политике Ангелина Касьянова рассказала Радио Донбасс.Реалии.

Как вы стали участницей детского Европарламента?

– В 2016 году я в интернете прочитала о возможности бесплатно поехать в Брюссель. Для этого нужно было знать английский язык и быть переселенцем. Я не очень понимала, чем это для меня обернется. Я пришла на собеседование к Антонине Слипченко – основательнице БФ EduKids и индивидуальному члену Eurochild. Там было много детей, но прошли только я и еще один мальчик.

Ангелина Касьянова
Ангелина Касьянова
Цель детского Европарламента – приобщить детей к обсуждению вопросов недискриминации, демократии, мира

3 июня мы полетели на международную конференцию Eurochild по правам ребенка, которая проводится раз в два года. Главная тема – «Внутренняя миграция». Для меня эта тема близка, ведь я сама из Донецка. Уже летом 2017 года я прошла отборочный тур, и меня приняли в детский Европарламент. Это детский совет, который организован при Европарламенте и организации Eurochild. Цель – приобщить детей к обсуждению вопросов недискриминации, демократии, мира. Туда входят теперь уже Украина, Греция, Мальта, Сербия, Хорватия, Эстония, Испания, Финляндия, Болгария, Словения и так далее. Великобритания входит только в Eurochild, а Германия и Франция вообще не представлены в этом совете.

20 ноября мы посетили Европарламент, где у нас была встреча с депутатами. В Украины нет своего представителями там, поэтому мне удалось пообщаться с Ребеккой Хармс – немецким политиком, членом Европарламента и Комитета по вопросам парламентского сотрудничества между Украиной и ЕС. Она очень часто бывает в Украине, очень любит нашу страну.

Уже в апреле этого года я снова еду в Бельгию. На этом заседании у нас появятся более конкретные цели, которые мы будем выполнять. А пока занимаюсь популяризацией этого проекта в нашей стране.

– На конференции обсуждался вопрос Украины?

В Европе на данный момент Украина не является основной проблемой. Для них более насущный вопрос Сирии

– В Европе на данный момент Украина не является основной проблемой. Для них более насущный вопрос Сирии. Ведь эмигранты оттуда сейчас в разных городах по всему континенту и создают там серьезные проблемы. Для Европы – это живая тема, которую они не устают обсуждать и искать какие-то варианты исправления этой ситуации.

– Цепляло, что про Украину не говорят?

– Конечно, цепляло. Но на одном из обсуждений в 2016 году мне удалось поднять вопрос Украины. И, что приятно, делегация из Словении меня поддержала. Они сталкивались с похожей ситуацией, когда развалилась Югославия.

– Вы предложили идею создания специальных рекреационных лагерей для нуждающихся в психологической помощи и реабилитации детей. Есть ли такая необходимость в Украине?

– Эта идея взята из лагеря «Лесная застава» в Киевской области. Он начал работать еще в 2014 году, но я туда попала только в 2016-м. Приехала как ребенок, которому нужна поддержка, а теперь я – инструктор, который помогает детям-переселенцам из «серой зоны», у кого родители сейчас воюют.

– Сложно помогать другому человеку отойти после пережитого, когда сами только недавно пришли в себя?

Война останется навсегда в твоей голове. И это будет твоим личным «табу»

– Мои личные переживания никуда не делись. Поймите, такое не забывается. Ни через 4 года, ни через 20 лет. Война останется навсегда в твоей голове. И это будет твоим личным «табу». Когда я только переехала в Киев, то у меня была своя внутренняя стигматизация. Мои одноклассники обычные, а я – такая белая ворона. Я как-то прижилась, подружилась с моими одноклассниками. У меня все отлично в Киеве, тем не менее, я понимаю, что-то остается внутри меня, и это «что-то» надо куда-то девать. Саму травму я пережила, не смирилась, нашла, куда девать свои силы. И этим спасением стала «Лесная застава». Там у меня открывается второе дыхание, поэтому стараюсь помочь другим детям справиться со своими переживаниями.

– В детском Европарламенте вы решили заниматься проблемой инклюзивного образования. Почему?

В Украине про инклюзию можно постоянно говорить, я бы даже сказала, что надо об этом кричать

– Понятие «инклюзия» – это не только обучение в одном классе «обычных» детей и школьников с ограниченными возможностями. Это более широкий термин, который для украинцев является новшеством. «Инклюзия» – это разный вид стигматизации уязвимых групп людей, у которых нет определенных возможностей. Те же переселенцы, люди из «серой зоны». В Украине это одна из тем, про которую можно постоянно говорить, я бы даже сказала, что надо об этом кричать, тем не менее я не вижу, чтобы эта проблема решалась. Есть волонтеры, есть организации, которые помогают таким людям, но на государственном уровне продвижений не происходит.

– А как вы видите решение этих проблем?

– Я считаю, что очень важен менталитет. Пока люди не научатся не бояться того, что они считают «ненормальным», то никакого продвижения не будет. Если сам народ не начнет воспринимать, как должное, что у всех есть права и все обязаны жить вместе, то толку не будет.

– Современные подростки как реагируют на детей с инвалидностью, детей-переселенцев?

– Именно подростки нормально. Мы – люди, которые уже привыкли к веку информации, видим, как это происходит в других странах. И подростки быстро приспосабливаются ко всем новому. Нам кажется более адекватным воспринимать все то, что для «постсоветского» поколения кажется «ненормальным».

– Вы будете представлять Украину в детском Европарламенте 2 года. Что уже сделано?

– Прошло полгода. Пока Украина только дала о себе знать, что мы не стоим на месте, а что-то делаем. Сейчас нам очень важно создать свой локальный совет. Это – 20-25 подростков, которые будут обсуждать насущные для Украины проблемы, а потом я, как депутат, буду доносить их в детский Европарламент. Но для нас важно, чтобы мы не только говорили, но и что-то делали, общались со взрослыми, находили общее решение. Надо не забывать, что детский голос самый громкий.

В декабре я была на совещании комиссии Минсоцполитики по охране детства, а также в комитете Верховной Рады молодежи и спорта разговаривали про инклюзию.

– И как там отреагировали, что пятнадцатилетний подросток рассказывает, как надо решать проблемы детей?

– Первоначально были в шоке. Все же пятнадцатилетний подросток на таких совещаниях – это нонсенс. Но меня услышали – и это очень порадовало.

– За время вашего участия в детском Европарламенте открыли для себя новые проблемы Украины, если сравнивать ее с другими странами?

Самые основные ценности в Европе – это жизнь и права человека. У нас ни об одном из двух факторов не задумываются

– Украина отстает от европейских стран лет на 10. Вот у нас часто говорят про европейские ценности, а при этом никто не представляет, что это значит. А все очень просто. Самые основные ценности в Европе – это жизнь и права человека. У нас ни об одном из двух факторов не задумываются. Кроме того, отношения между людьми. В Украине на все реагируют более грубо, если мы возьмем отношения «простых» людей к «стигматизированным». В Европе – иначе. Все друг друга считают нормальными и равными.

Христя Алчевская считала, что именно подростки – залог успешного будущего страны. В Украине молодое поколение может что-то изменить?

– Современные подростки – очень развитое поколение. Если не пустить их силы на самотек, а направить в нужное русло, они смогут добиться многого. Но, опять же, для этого нужно менять менталитет. Когда в школе работает учитель 75 лет и говорит, что вы – никто и из вас ничего нормального не вырастет, то это мало мотивирует к тому же образованию. К сожалению, между старшим поколением (советским) и современным – очень большая пропасть. И подростков надо готовить уже по новым программам, а не отталкиваясь от советских справочников. Это и в образовании, и просто во взглядах на жизнь надо учитывать.

– Чем вы еще занимаетесь в свои 15 лет?

– Хожу в школу, готовлюсь к ДПА, учу английский, занимаюсь музыкой, гуляю с друзьями… Обычный ребенок. Моя жизнь делится на две части: с одной стороны – дипломатическая, с другой – подросток, у которого есть свое хобби. И важно не смешивать эти две части.

Ангелина Касьянова
Ангелина Касьянова

– А какое хобби?

– Вокал. Я очень люблю петь. Занимаюсь этим уже 7 лет, еще в Донецке начала. Любимый жанр – рок.

– Скучаете по Донецку?

Я не жалею, что в моей жизни все так сложилось. Считаю, что это – опыт, который должна была получить

– Да. Очень часто сравниваю свою жизнь тогда и сейчас. Понимаю, что единственная радость того времени – я была ребенком. У меня мозги были абсолютно детские, смотрела на мир через «розовые очки» и верила, что он идеальный и прекрасный. Я не жалею, что в моей жизни все так сложилось. Считаю, что это – опыт, который должна была получить. Я становлюсь лучше, двигаюсь вперед, просто повзрослела.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
Загрузка...
XS
SM
MD
LG