Доступність посилання

ТОП новини
27 Травень 2018, Київ 15:24

Через два года после Второй мировой войны праздник 9 мая отменил сам Сталин – историк


Президент України Петро Порошенко під час вшанування пам’яті загиблих в роки Другої світової війни у День пам’яті та примирення. Київ, 8 травня 2018 року

(Друкуємо мовою оригіналу)

Война – это трагедия и разрушение. По мнению историков, воевавшие во Второй мировой войне никогда не считали ее окончание праздником. Западные страны 8 мая отмечают День памяти, в России 9 мая празднуют День победы. Что плохого в празднике 9 мая? И какая разница между 8 мая и 9 мая? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассказал доктор исторических наук Юрий Шаповал.

– Накануне мы обсуждали, как в Донецке празднуют «советские» праздники, там сейчас их целый ряд. Слушатель поинтересовался, что плохого в этом празднике 9 мая. Что же?

В 1947 году этот праздник отменил сам Сталин

– Стоит вспомнить историю. 9 мая 1945 года сталинская власть сделала этот день праздником. Прошло два года и в 1947 году этот праздник отменил сам Сталин.

1947 год – голод, масса калек на улицах, хлебные карточки. Советская армия более 12 миллионов человек, которую надо кормить, ее тогда еще не демобилизовали.

Праздник возобновили в 1965 году, когда у власти был Леонид Брежнев, снова началась эта демагогия, закручивание гаек.

Они искали какую-то идеологическую платформу. Сталинский идеолог Емельян Ярославский в 1941 году придумал эту формулу «великой отечественной войны». Все слова тогда писались с маленькой буквы.

Им нужна была платформа, которая бы цементировала общество после хрущевских реформ, после десталинизации, когда в советском обществе чуть проявились росточки демократии.

А теперь «у нас есть такой праздник, славное прошлое».

– И легитимная власть, потому что это приемники победителей.

– У Окуджавы есть такие строки: «А все-таки жаль: иногда над победами нашими встают пьедесталы, которые выше побед».

То есть, пьедесталы выше того, что было. Мы не говорим, сколько миллионов людей погибло, сколько жизней стоила та или иная военная операция, зато пьедесталы. Это логика не демократического режима.

Юрий Шаповал
Юрий Шаповал

– Самый большой парадокс, что страна-победитель – страна, которая развязала эту войну.

17 сентября 1939 год, так называемое соединение Западной Украины, Западной Беларуси, а потом и других территорий – результат сговора с нацистами и выступление на стороне Гитлера

– Мы можем говорить, что она была на стороне нацизма в первый период. 17 сентября 1939 год, так называемое соединение Западной Украины, Западной Беларуси, а потом и других территорий – результат сговора с нацистами и выступление на стороне Адольфа Гитлера.

Вот почему идеологи закопали эту дату. Они начали отсчет войны от 22 июня 1941 года, когда Гитлер напал на Советский Союз. За всей этой историей с войной стоят вполне конкретные идеологические, политические цели и манипуляции.

– Ви сказали, что с 1947 по 1965 годы день победы не отмечался. Он вообще не отмечался, был стерт из коллективной памяти?

– Да, это делалось по щелчку. В послевоенный период была развернута большая кампания по установлению памятников погибшим неизвестным солдатам и погибшим воинам.

А в той форме, как это делалось начиная с Брежнева и до Путина в России, такого раньше не было. Были миллионы людей с ужасными травмами, молодых людей. Это страшное зрелище.

– Для них это был день победы?

– Конечно нет. Я помню свои разговоры с фронтовиками, они рассказывали такие вещи, которые я никогда не мог забыть. Такие циничные истории, которые разрушали то, чему меня учили в школе.

Воевавшие люди никогда не относились к этой дате, как к празднику. Они знали, что война – это трагедия

Воевавшие люди никогда не относились к этой дате, как к празднику. Они знали, что война – это трагедия, кровь и деструкция. Как можно праздновать разрушение?

– Тем не менее, в России ветераны, которые действительно участвовали в боевых действиях, выходили на парады, принимали цветы. Их как-то переучили воспринимать этот день как праздник?

– А как же! Это была индоктринация. Людям повторяли и втемяшивали все время простые, ясные и якобы значимые вещи. Лучше бы им дали пенсии, квартиры. Но ничего не было сделано.

Вместо этого была логика «главное, чтобы не было войны». Есть особо нечего, но все живые, с внуками. Это была простая житейская логика, а для власти это была символическая дата. Она показывала, какое было славное прошлое.

Кстати, правдивых ветеранов сейчас практически нет. Еще нужно посмотреть, кто остался.

– Союзники, Запад тоже несут на себе лавры победителей. Почему они это не выпячивают, как это делает Кремль? Американцы учат своих детей, что США победили во Второй мировой войне.

– Для них война это не способ что-то демонстрировать. А в России всегда нужно было что-то демонстрировать. Чем авторитарнее режим, тем большее желание что-то кому-то показывать и доказывать.

В США дорог каждый человек. А сейчас в России официально говорят, что погибли 41 миллион. Я думаю, они лукавят. Они могли включит туда и жертв репрессий.

– На оккупированных территориях Донбасса сейчас изобилие красных плакатов, «георгиевских лент», призывы защищаться от призрачных нацистов и культ «великой победы». Какие у вас впечатления от того, что там происходит?

– Никогда не поверю, что все люди там все это воспринимают. Это спектакль, который устраивается в политических целях. И вся эта болтовня о великом советском народе. Никогда в Советском Союзе не было единомыслия. Это был мимитизм, люди меняли окраску.

– Сейчас что-то поменялось в Украине по сравнению с 1990-2000 годами? Действует Институт национальной памяти, Петр Порошенко делает заявления. Ему выгодно отмежеваться от российского нарратива? Или это действительно работа над собой?

– Я думаю, что произошла трансформация.

Когда Леониду Кучме предлагали запретить Компартию, он сказал, что не может этого сделать, потому что сам был в этой партии много лет.

Эта советскость ушла немного глубже. Теперь такие люди, как Ющенко или Порошенко – это уже комсомольцы, которые оказались при власти.

Но при всем этом, я думаю, что работа над ошибками была сделана и Евромайдан дал этому очень мощный импульс.

Акценты, которые делаются в выступлениях нашего президента, с моей точки зрения, приемлемы.

К Институту национальной памяти масса вопросов, но они с 2014 года выполнили огромную черновую работу.

– Можно ли 8 мая или 9 мая называть праздником? Как мы в Украине привыкли.

Война не может быть праздником, за что бы она не велась. Это смерть людей. Отмечать, да, но не праздновать. Весь мир скромно отмечает эту дату 8 мая

– Теперь это День памяти и примирения. Конечно, это не праздник. Это выходит из самого понятия войны. Война не может быть праздником, за что бы она не велась. Это смерть людей. Отмечать, да, но не праздновать.

Весь мир скромно отмечает эту дату 8 мая.

– Что должны чувствовать, думать, говорить? Как происходит на Западе? В чем заключается отмечание?

– Например, в Австралии основной тезис «мы вас помним» – люди так обращаются к павшим. Они могут что-то спеть, сказать. Они помнят павших, которые отдали жизнь за родину, за свободу, которые победили нацизм. Вот почему день памяти.

– А чем не вписывается нарратив «мы вас помним» с тем, что сейчас говорят в России? Та же акция «Бессмертный полк», идут люди, несут портреты своих родственников, которые воевали. Посыл тот же?

– Этот полк описывали уже не раз. Фотографии несут совершенно не родственники, они потом выбрасываются. Тут примешивается советизм, это делается во имя милитаризации сознания. Путин это делает сознательно. История для них это инструмент.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG