Доступність посилання

ТОП новини
16 Вересень 2019, Київ 11:03

«Объятия» боевиков с украинскими солдатами: анатомия новой программы на «Россия-1»


Информационно-указательный знак возле Донецка со стороны Авдеевки. Август 2018 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

На День независимости Украины в эфире канала «Россия 24» «ветераны ВСУ» встретились с «ополченцами республик ЛНР и ДНР», чтобы поговорить о том, как остановить «гражданскую войну». Инициировал встречу в тщательно срежиссированной программе «Окопная правда» российского журналиста Александра Рогаткина якобы именно украинский ветеран, бывший спецназовец и участник АТО Александр Мединский. В конце эфира «бойцы» обеих сторон начали обниматься и брататься. Кто эти люди, назвавшиеся ветеранами? На кого рассчитана программа и сработала ли она? И почему Россия так хочет закончить войну на Донбассе за спиной украинских политиков? Свое мнение об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии высказали медиаэксперт и блогер Алексей Ковжун и волонтёр Роман Синицын.

Алексей Ковжун: Эфир до конца я не досмотрел. Это невозможно. У меня осталось ощущение, что я наелся пыли вперемешку с битым стеклом. Почему пыли? Потому что эта история – ископаемая. Это дедушка Ленин во время Первой мировой войны запускал историю о том, что пролетариев обманывают импералисты. Они же заставляют стрелять друг в друга. И важно, чтобы российские солдаты с немецкими обнимались и братались. Отсюда вот эти «обниматушки» и «брататушки». В эфире был сценарий. И они его расписывали из истории «не ваша война», продолжая тезис, что политики поссорили братский народ.

Роман Синицын: У нас более 300 тысяч участников боевых действий. И вполне логично, что разными способами – деньгами, запугиванием – можно вербовать каких-то «агентов влияния» в этой ветеранской среде. Тут ничего странного или шокирующего нет. Тот же Мединский уже давно включался в эфиры российских каналов и поддерживал медийный дискурс про «гражданскую войну». Один из тех, кто был на эфире, был поваром, другой – послужил месяц в Краматорске, а потом комиссовался через госпиталь. И таких «агентов влияния», к сожалению, немало.

– Насколько такие эфиры эффективны? Работают ли они на зрителя?

Алексей Ковжун: В 2014 году, когда я очень внимательно смотрел российские эфиры, потому что надо знать оружие врага, я заметил очень интересный факт. В сюжете рассказывают о чудовищных зверствах украинцев, а на видео – какие-то машины куда-то едут, время от времени слышны какие-то выстрелы и «бахи», и взволнованный голос сообщает, что прямо сейчас происходят расстрелы. Это рассчитано на домохозяек, которые находятся дома и иногда поглядывают на экран, когда слышат «бабахи». Они видят, что это происходит на войне, улавливают контекст, а потом просто слушают. Дело в том, что зритель телевизор не смотрит. Это делаем мы с вами, потому что нам по работе положено. А остальные воспринимают телевидение на фоновом режиме.

Алексей Ковжун
Алексей Ковжун

Но в чём опасность такого просмотра? Когда мы смотрим внимательно, то видим, что здесь нестыковка видео и информации, здесь не убедили, здесь передёрнули. У нас есть некий фильтр. Когда это идет в фоновом режиме, то проходит всё без фильтрации. Ты даже не помнишь, а откуда ты это знаешь. Кстати, а когда вот они в конце обнимались, то заиграла же музыка? А теперь представьте. Вы режете морковку и в это время говорите по телефону, а тут играет музыка и вы краем глаза смотрите, что герои программы обнимаются. Но ведь вы слышали, как они ругались ещё пару минут назад. А значит, все закончилось happy end. И такой аудиоакцентик – это важно. И желательно, чтобы он был из какого-нибудь советского фильма, когда всё было хорошо и колбаса была по 2.20.

– Роман, а какое настроение среди военных? Есть ли такие, кто говорят: «Война надоела», «Надо договариваться»?

Роман Синицын: Подавляющее большинство военных, с кем я общаюсь, а это от обычного бойца до командира батальона, восприняли даже процесс разведения войск и всю ситуацию в Станице Луганской очень болезненно. Каждый метр земли окроплён кровью украинских граждан. И отводить войска даже на 50–100 метров – это для них психологически тяжело. Мои знакомые-военные думают не про то, что лишь бы войну закончить, а именно про победу. В их понимании победа – это деоккупация этих территорий и Крыма.

Роман Синицын
Роман Синицын

– В эфире прозвучала информация, что 13 тысяч погибших на Донбассе и что половина из них – это небоевые потери. Действительно ли это так?

Роман Синицын: Они в эфире могли назвать любую цифру. Сказать, что не 50/50, а 80/20 и 90/10. Конечно, небоевые потери есть, они есть на любой войне. Но точно не такие цифры. Оценивать потери может военнослужащий уровня генерала из штаба, кто стратегически располагает такой информацией.

Алексей Ковжун: Если бы сюда не пришли русские и не начали бы эту войну, то не было бы ни боевых, ни небоевых потерь. Поэтому все погибшие – это люди, погибшие вследствие российской агрессии. Я глубоко убеждён, что мы обязаны считать все потери боевыми.

– В эфире «российская сторона» учила якобы ветеранов ВСУ, как закончить войну…

Алексей Ковжун: Это старая история, что русский брат – старший брат. Он знает лучше. И когда вы, «хохлы», перестанете придуриваться и разговаривать на своем австро-венгерском, выбьете дурь про «незалежність», то вы станете нормальными бурильщиками и отправитесь в Сибирь. Вот эту отвратительную манеру поучения, к сожалению, я замечаю и в среде политических эмигрантов. Когда они только приезжают сюда, то они очень милые и даже каждый раз извиняются за агрессию своей страны. Потом, когда они видят, что их не бьют, а, наоборот, кормят и участливо выслушивают душераздирающие истории об их героическом сопротивлении режиму, то в какой-то момент начинают говорить: «А надо вам вот так сделать». И очень хочется дать подзатыльник. Причем не «в морду», как на равных, а именно подзатыльник, как учитель ученику в плохой школе, где ещё не запрещены телесные наказания. Эта часть отвратительная, но это то, что они обязаны были показать – «сейчас мы расскажем «хохлам», а как же надо жить дальше».

– В эфире был поднят вопрос Крыма. И якобы ветераны АТО начали спорить и отстаивать, что Крым – наш, он украинский. Другое дело, кто его фактически контролирует. Нужно будет каким-то образом договариваться. Зачем они подняли в срежиссированной передаче вопрос Крыма?

Алексей Ковжун: Им нужно было верифицировать, что в эфире действительно настоящие украинские военные. И поэтому они в рамках дозволенного и высказались, мол, Крым наш, но потом же выдали российский тезис, что по поводу Крыма надо договариваться.

– Если политики договорятся, как к этому отнесутся военнослужащие?

Роман Синицын: Смотря как договорятся и на каких условиях. Важно взятие государственной границы под контроль. Но, конечно, при «договорятся» в обществе будет напряжённость. Сейчас действует программа СБУ «Повернись додому», боевиков могут реабилитировать, если будет доказано, что они никого не убивали. И были случаи, когда их встречали волонтёры в Киеве, возмущались, что вот боевик гуляет по столице, оказывалось, что он здесь по программе. Поэтому напряжение будет, ведь это всё накапливается, как снежный ком. У нас очень много ветеранов, которые хоронили своих друзей.

– А не будет это «резни», как любят говорить в российских СМИ?

Роман Синицын: Нет!

Алексей Ковжун: Ни о какой резне не идёт речи. Но я думаю, что украинское новое руководство – люди не глупые, обучаемые, быстро соображают. Поэтому тот уровень самоорганизации, когда люди просто договорились между собой и шли два часа колонной по Киеву, напомнит, что мир наступает после победы.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безплатно). Ваше ім’я не буде розкрите)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG