Доступність посилання

ТОП новини
10 серпня 2020, Київ 19:45

Советы ВПЛ: Переселенцы будут иметь голос в своих громадах?


(Друкуємо мовою оригіналу)

Бывшие жители Донецка и Луганска собираются в местную власть. В следующем году при Луганской, Харьковской облгосадминистрациях, а также при горсовете Краматорска (центра Донецкой области) появятся Советы переселенцев, чтобы добиться права голоса на местных выборах и мажоритарке, лоббировать строительство жилья и участвовать в «процессах примирения и построения мира». Если получится – Советы покроют другие области.

Какая реальная власть появится у бывших дончан? Как они будут добиваться мира? И какую роль станут играть новые Советы переселенцев, когда ихняя малая родина будет освобождена от российских гибридных сил?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорила менеджерка проекта «Советы ВПЛ», исполнительный директор благотворительного фонда Stabilization Support Services Ольга Иванова.

– Ольга, что это за совет и почему только сейчас на шестой год войны появляются рычаги влияния на местную власть? Как такая идея появилась?

– Наша организация работает в Украине с 2015 года и мы занимаемся адвокацией прав внутренне перемещенных лиц, занимаемся интеграционными политиками, работаем с правительственными структурами и самими переселенческими организациями. Почему именно сейчас, возможно, настал момент подумать и про процессы демократического участия наших сограждан.

В начале, когда люди только выезжали, у них остро стояли насущные проблемы. Ушло какое-то время на то, чтобы они смогли о себе позаботиться, утроиться. Сейчас мы видим как много передается полномочий на местный уровень. Мы подумали, что если создать инструмент демократического участия принятия решений, чтобы сами переселенцы могли влиять на местные политики и обозначать приоритеты, принимать участие в реализации местных программ – это могло бы быть хорошим решением.

На данном этапе проект пилотный и мы надеемся, что он сможет стать успешным.

– Как будут выглядеть эти советы?

– Этот формат сейчас отрабатывается. Это будет зависеть от переселенцев. У нас на данный момент три области: Донецкая, Луганская, Харьковская. Мы рассматриваем три формата. Межведомственная рабочая группа при департаменте соцзащиты Харьковской областной администрации, Координационный совет при главе Луганской военно-цивильной администрации в Северодонецке и Координационный совет при главе Краматорского городского совета в Донецкой области.

Эти форматы родились в процессе обсуждения, как увидели в этих областях.

Слушатель, Краматорск: Как будет проходить отбор этих людей? Потому что, к сожалению, много переселенцев, которые находятся на подконтрольной территории Украины, сохраняют свои пророссийские взгляды. Не будут ли представители переселенцев в этих структурах заниматься саботажем?

– Создание этих советов – это поэтапный процесс. На данном этапе у нас есть положение, юридический документ, который описывает общий формат и он еще обсуждается. Следующим этапом будет определение процедуры голосования и критериев отбора для тех, кто хочет участвовать, и тут тоже еще нет принятого решения.

Все желающие активисты из Донецкой, Луганской, Харьковской областей могут принять участие, контактировать с нашей программой

Сейчас важно об этом говорить, потому что все желающие активисты из Донецкой, Луганской, Харьковской областей могут принять участие, контактировать с нашей программой и высказать свое мнение.

Мы хотим, чтобы эти советы были действительно эффективными и чтобы туда вошли люди, которые будут наиболее полно понимать проблемы переселенцев и отображать желания сотрудничества. Мы будем работать над тем, чтобы критерии были строгими.

– Ольга, вы назвали координационные центры, межведомственные центры, при облсоветах, городском совете. Какая реальная власть будет у этих Советов переселенцев?

Мы рассчитываем на то, что одним из результатов деятельности этих советов будут рекомендации для местных органов властей

– Мы рассчитываем на то, что одним из результатов деятельности этих советов будут рекомендации для местных органов властей – чего не хватает или что можно улучшить в отношении политики касательно переселенцев. На данный момент у переселенцев нет возможности выбирать депутатов местного парламента или быть представленными в громадах. Они не могут себе выбрать законного представителя из-за несовершенства избирательного законодательства. Мы надеемся, это может быть инструментом рекомендовать, что лучше сделать для этих людей.

Мы надеемся, что такой Совет станет инструментом высказывать мнения, лоббировать какие-то потребности именно этой категории граждан.

– То есть, могут прислушаться, а могут и не прислушаться?

– Сейчас эти советы имеют статус координационных, они не могут приказывать. Это скорее декларативные пожелания. У нас по опыту работы есть уже устоявшееся партнерство, к переселенцам прислушиваются, есть определенный диалог.

– Есть ли какое-то общее виденье мира, примирения от переселенцев? Есть ли определенные условные партии или есть что-то, что объединяет всех переселенцев?

Среди переселенцев много участников Антитеррористической операции, Операции объединенных сил

– Мне сложно говорить сейчас про всех переселенцев. Мы не работали с таргетированными опросами. Мы по своей работе встречаемся с людьми, у которых могут быть полярные взгляды. С одной стороны, кто-то хочет мира, а кто-то готов отчаянно воевать до последней капли крови.

Среди переселенцев много участников Антитеррористической операции, Операции объединенных сил. Для них, например, любое упоминание каких-то мирных соглашений, попыток все заладить вроде ничего не было, это болезненная тема. Переселенцы, как любая категория граждан, среди них есть разные люди.

– Тогда почему вы прописываете одной из функций – процессы примирения и построения мира от переселенцев?

– Потому что у них есть определенный опыт, который может быть очень важен, когда мы будем собирать консолидированное мнение о том, как должны выглядеть процессы переходного правосудия. Понятно, что спектр мнений такой же как и по любому другому вопросу среди любой другой категории граждан.

Но мы говорим об этом как о долгосрочной перспективе. Это не является первоочередной задачей.

– О каких переселенцах идет речь? Зарегистрировано 1,4 миллиона, но большое число переселенцев из-за справки переселенца живут на временно неподконтрольной территории. Концептуально эти Советы переселенцев будут представлять только тех, которые прожигают в этих новых громадах на подконтрольной территории? Или всех зарегистрированных?

– Наша организация на протяжении четырех лет адвокатировала, чтобы отделить право на пенсию от регистрации переселенцем. Это нарушает права.

– Процесс идет?

– На прошлой неделе был зарегистрирован законопроект 2083-д, сейчас идет по нему работа. Мы надеемся, что его судьба будет более успешна, чем нашего предыдущего законопроекта 6692, и что он будет рассмотрен парламентом. Но только после этого мы сможем говорить, насколько этот процесс состоится.

В целом, мы тоже за то, чтобы не было необходимости принуждения людей быть переселенцами, получать справку переселенца, если они не переселенцы.

Возможно, люди, которые проживают в ОРДЛО, смогут заявить желание участвовать. Если они будут проходить по всем критериям

Сейчас мы ведем обсуждение, возможно, каким-то образом люди, которые проживают в ОРДЛО, смогут заявить желание участвовать. Если они будут проходить по всем критериям, я допускаю, что их заявления могут быть рассмотрены. Пока не поступало таких обращений, все переселенцы, с которыми мы общались насчет формата Совета ВПЛ, это люди, которые уже достаточно долго проживают на подконтрольной территории.

– Ольга, а сколько реальных переселенцев на территории Украины? Есть какие-то прикидки?

– У меня нет оптимальной цифры. Я за четыре года слышала разные оценки от экспертов, которые говорят, что цифра может отличаться в два-три раза меньше количества переселенцев, которое действительно живет на подконтрольной территории.

Мы начали работу в 2015 году. На тот момент было зарегистрировано 1,8 миллиона переселенцев. За четыре года это количество уменьшилось почти на 400 тысяч (по официальным данным – ред.). Из-за чего это произошло, то ли больше контроля за теми, кто регистрируется, то ли люди вынуждены были вернуться.

– Ольга, нет ли риска, что подобные советы превратятся в переселенческое гетто? То есть, люди будут собираться, вместе общаться, будет обратный эффект, не интеграция в местную громаду.

Туда могут входить другие граждане, которые не являются переселенцами

– Мы закладываем на этапе нашего базового варианта положения про создание такого совета, что в совет должно входить не меньше 60% переселенцев. И туда могут входить другие граждане, которые не являются переселенцами, но работают с этой темой или являются авторитетными для переселенческой громады в регионе. И то, что они создаются не просто сами по себе, как закрытый клуб, а при местных властях, я думаю, такие риски будут минимальными. И тем более, мы не создаем гетто, а создаем одну из площадок.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроєкту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безплатно). Ваше ім’я не буде розкрите)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG