Доступність посилання

21 Серпень 2017, Київ 22:45

Почему Сватову удалось дать отпор сепаратизму?


Военнослужащие на посту на территории военного склада. Сватово, Луганская область, октябрь 2015 года

Радио Донбасс.Реалии продолжает свой тур по городам Донецкой и Луганской областей. В 2016 году журналисты посетили Северодонецк, Авдеевку и Красногоровку, а 2017 начали с поездки в Сватово – родину батальона «Айдар» и боевика Алексея Мозгового. За время военного конфликта на востоке Украины в Сватове ни разу не был поднят флаг ни группировки «ЛНР», ни России. Ведущий программы Денис Тимошенко предложил сватовчанам назвать их главные победы в борьбе с сепаратизмом. Ведь, по словам местных жителей, самоорганизация населения не позволила боевикам захватить их город. Активисты отмечают, что в Сватове остались люди, которые и сейчас готовы пойти на сепаратистский референдум, но большая часть населения латентна и ждёт, когда всё закончится.

«Мы – это Украина!» – так со своим будущим определились в 2014 году сватовчане. После захвата луганского СБУ в Сватове боялись крымского сценария, поэтому провели заседание исполкома, рассказывает начальник самообороны Леонид Привалов. Чтобы не допустить захвата и смены власти, начали составлять списки добровольцев. Активисты возводили блокпосты и дежурили там посменно. В самооборону записались фермеры, заводчане, бизнесмены, но только не госслужащие, говорит Привалов.

Начальник самообороны Леонид Привалов
Начальник самообороны Леонид Привалов

Хотелось бы обратиться к парламентариям, чтобы они внесли изменения в закон о госслужбе. Каждый государственный служащий должен встать на защиту Украины

«Прямая речь бывшего прокурора: «Вы – госслужащие. Вы не имеете права вступать ни в какие отряды самообороны, а должны тут сидеть и служить». Поэтому хотелось бы обратиться к парламентариям, чтобы они внесли изменения в закон о госслужбе. Каждый государственный служащий должен встать на защиту Украины. А то у нас были патриоты из госслужащих, которые хотели вступить в самооборону, но им запретили. Кто тогда должен защищать территориальную целостность Украины? Колхозник, предприниматель или госслужащий?» – спрашивает Привалов.

По словам начальника самообороны, количество добровольцев постоянно увеличивалось. В прессе ходили слухи про 500 человек, на самом деле было около 76. Как признаётся Привалов, это был стратегический ход: «С военной точки зрения – ввести в заблуждение противника, чтобы численным составом его сразу подавить и деморализовать».

Александр Давыденко
Александр Давыденко

Одним из добровольцев стал и Александр Давыденко. Сейчас он служит в военном комиссариате города Сватова. Он рассказывает, что активисты специально распускали разные слухи, чтобы другая сторона боялась и не рискнула напасть.

Даже если бы они сюда пришли, и была бы оккупация, в нашем городе всё равно бы нашлись люди, которые организовали бы партизанские отряды

«Даже если бы они сюда пришли, и была бы оккупация, в нашем городе всё равно бы нашлись люди, которые организовали бы партизанские отряды. Изначально в самообороне были те, кто оставался в тени», – рассказывает Давиденко.

В 2014 году никто никому не верил, говорит глава Сватовской РГА Алексей Борзило. Узнав, что в их самообороне 500 человек, командир батальона «Айдар» Сергей Мельничук приехал в Сватово, чтобы здесь создать батальон.

«Уже на следующий день зашли два КамАЗа с прицепами, загруженные оружием. Мы вывезли оружие в село Сладкое (Белокуракинский район). Милиция, которая стояла на блокпостах, тут же передала в Луганск, что в Сватово завезли оружие. Сюда моментально выехало формирование Мозгового. Мы поехали навстречу банде, чтобы остановить их и объяснить, что оружия нет», – рассказывает Борзило.

Местные жители отмечают, что помнят Мозгового с того времени, когда он ещё пел украинские песни в хоре. И хотя боевик тоже со Сватовского района, здесь его мировоззрения не поддержали, говорит городской голова Сватова Евгений Рыбалко. В город Мозговой приехал со своей бандой – несколько десятков вооружённых человек.

Мозговой мне сказал, что он – не убийца, а патриотически настроенный человек. Они приехали не воевать, а с миром. На это я ответил, что с автоматами не ездят

«Они ехали туда, где их ждут. Во всех остальных населённых пунктах появлялись сшитые на скорую руку знамена, срывались государственные флаги Украины, активисты выходили их встречать. Мозговой мне сказал, что он – не убийца, а патриотически настроенный человек. Они приехали не воевать, а с миром. На это я ответил, что с автоматами с миром не ездят», – рассказывает Рыбалко.

Мозговой уехал из Сватова ни с чем, вспоминают активисты.

«Сватово – это Слобожанщина, а не Донбасс»

Еще причины, почему Сватово не покорилось боевикам, – это менталитет и историческая принадлежность, говорит Александр Давыденко.

В районе Курахова все по-русски говорят. А выйди с Курахова, там Максимильяновка или Успенка, и все говорят на суржике

«Мы не Донбасс, мы – Слобожанщина. Мы – казачий край. Тут стоял Изюмский полк. А Донбасс – это совсем другая история. Мы к реалиям Донбасса относимся, но географически и ментально – нет. Наш родной язык – это суржик. Под Донецком, в районе Курахова, где я служил, тоже все «понты колотят» и по-русски говорят. А выйди с Курахова, ступи один шаг, там Максимильяновка или Успенка, и все говорят на суржике. У них даже наречие такое же. И эти регионы тоже не подвластны боевикам», – объясняет Давыденко.

«Когда вы будете ехать от нас и проезжать Кременную, то увидите стелу. В своё время, в советские времена, там стояла маленькая табличка: «Здесь проходит северная граница Донбасса», – дополняет Леонид Привалов.

У нас есть коренное население. В сложные времена для государства срабатывает инстинкт самосохранения. Это проявляется в организации населения, что и произошло у нас в 2014 году

По словам частного предпринимателя Юрия Ирхи, в Сватове даже не знают, когда День шахтёра. Его там не празднуют. «У нас есть коренное население. В сложные времена для государства срабатывает инстинкт самосохранения. Это проявляется в организации населения, что и произошло у нас в 2014 году. Когда вы поедете в химико-шахтёрские края, то там населения со всего бывшего СНГ. Спросите у половины людей, где похоронены их прадеды. Они не ответят, так как не знают, где эти могилы. Зато там знают, что такое хорошие зарплаты. И наши деды ездили на Донбасс торговать яблоками и мёдом, именно потому, что там были зарплаты», – объясняет Ирха.

В Сватове 50% людей подвержены сепаратизму – активисты

Несмотря на победу в борьбе с сепаратизмом в 2014 году, говорит Александр Давыденко, в городе остаются люди, которые поддерживают пророссийские взгляды.

Мы же все думали, что после Евромайдана начнем жить европейскими ценностями. Мы стали жить еще хуже

«Я, находясь под Марьинкой, имел возможность смотреть 8 месяцев только российское телевидение. И все передачи рассказывают, как им всем хорошо там живется: газ бесплатно, свет бесплатно. А наши слушают, и им нравятся такие перспективы. И таких у нас 50% жителей. Мы же все думали, что после Евромайдана начнем жить европейскими ценностями. Мы стали жить еще хуже. Вот все говорят, что надо на ту сторону украинское телевидение. Что оно покажет? Что мы хуже живем?» – говорит Давыденко.

Такого же мнения придерживается и частный предприниматель Юрий Ирха: «У нас транслируются украинские каналы, но любой желающий может посмотреть ведь и российские. И есть люди, которые только их и смотрят, и они побежали бы на тот референдум и сейчас».

Большая часть населения у нас латентная, и она ждала, куда ж склонится чаша весов

А вот сватовчанин Олег уверен, что людей, поддерживающих сепаратизм, в их городе меньше: «Я не согласен, что 50% подвержены сепаратизму. Просто большая часть населения у нас латентная, и она ждала, куда ж склонится чаша весов. В сентябре 2014 года я ходил по рынку и собирал вещи для бойцов. Никто не отказывался: давали и деньги, и тёплые вещи. А рынок – это большой срез нашего социума».

Больше местных жителей беспокоит, что люди, которые проводили референдум или голосовали на нём, остаются у власти, говорит заместитель председателя общественного совета Елена Карауш.

Юрий Ирха
Юрий Ирха

«В 2014 году было проведено 6 внеочередных сессий, где депутаты райсовета призывали к федерализации Украины. Кроме того, подписали заявление Добкина, которое он сам лично привез. Тогда главой райсовета была Бервино Татьяна Васильевна. Она же разруливала всю ситуацию с референдумом. И об этом знает всё Сватово. Вот в зале сидит Ольга Янголенко, которая тоже голосовала. Пусть объяснит, что ее подтолкнуло так поступить», – возмутилась Карауш.

Правда, высказаться Ольге Янголенко сама же общественность и не позволила. Любые её попытки объясниться прерывались возгласами из зала. «На время этих событий я не была депутатом райсовета, а осуществляла организационно-техническое обеспечение. На тот момент в райсовете большая часть депутатов была из Партии регионов. Конечно, они вели свою политику. Сейчас совершенно другой состав. И тогда были патриотически настроенные люди, и сейчас они есть», – успела сказать Янголенко.

Также активисты попросили объяснить и начальника отдела культуры Елену Деркач, почему ее подчинённые, по их информации, ездили в Киев на «антимайдан» за 100–200 гривен и до сих пор остаются не наказанными. Чёткого ответа госслужащая не дала.

«В той ситуации, которая была в 2014 году, самым важным решением была консолидация и объединение. То, что кто-то это понимал больше, а другие – меньше, это всё-таки зависит от человеческой индивидуальности. Те, кто, не разобравшись, делали какие-то шаги, они уже несут за это ответственность. И были проведены расследования», – прокомментировала Деркач.

А вот Евгений Рыбалко нашел причину, почему госслужащие соглашались ехать на «антимайдан»: «Библиотекарь голодный и холодный садился в автобус с тормозком и с салом. Ехал на «антимайдан», потому что ему было всё равно, куда ехать. Сознание, как у курицы. У нас здесь в большинстве своём биомасса обладает чувством «ливерная любовь». То есть покушать».

«Законы надо менять и власть» – городской голова Сватова

В событиях 2014 года и безнаказанности до сегодня виновата и центральная, и местная власть, уверены сватовчане. А вот по мнению Евгения Рыбалко, только после изменений во власти и в законодательстве ситуацию можно будет улучшить.

«А чего всё время мы разбираемся? Майдан. Детвора вышла и погибла. Они понимали, что жить в таком обществе невозможно. Когда постоянное воровство, кумовство, взяточничество, Захарченки, Януковичи… Война началась. Гражданское общество ведь понимает, что такие законы уже не должны действовать. Конституция такая тоже не нужна. Прошло три года. А мы опять: «Давайте спросим». Кого спрашивать? Законы надо менять и власть», – говорит Евгений Рыбалко.

Следующим городом, эфир из которого провели Донбасс.Реалии, стал Старобельск (Луганская область). Его текстовую версию мы вскоре предложим вашему вниманию.

ЭФИР ПОЛНОСТЬЮ:

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG