Доступність посилання

24 Вересень 2017, Київ 03:25

Амнистию боевиков нужно обосновать, чтобы переселенцы не чувствовали себя преданными – политолог


Боевики группировки «ДНР» на блокпосту к северо-западу от оккупированного Донецка, 2015 год

(Друкуємо мовою оригіналу)

В министерстве по вопросам оккупированных территорий заговорили об амнистии для пророссийских боевиков Донецка и Луганска. По словам замминистра Георгия Туки, это позволит не загонять противника в угол и спасти жизни многим украинским солдатам. Специалисты-международники уверены: об амнистии всерьез можно говорить только после окончания боевых действий. В парламенте в марте зарегистрировали суровый закон против колаборационистов, параллельно активисты с прошлого года разрабатывают собственный вариант. Не такой суровый.

Амнистия для боевиков, которые не совершали убийств, не пытали пленных и не совершали других тяжких преступлений впервые появилась в 2015 году. Служба безопасности Украины назвала ее «Тебя ждут дома». По состоянию на начало 2017 года ей воспользовалось 150 человек – они согласились признать свою вину, сотрудничали со следствием и были отпущены. О последнем на данный момент участнике сообщили меньше недели назад.

«В 2014 году я стоял на горотделе. Когда начались активные боевые действия, я уехал в Зугрес. Сейчас вернулся в Славянск, меня освободили от уголовной ответственности», – рассказывает один из участников.

Недавно об амнистии заговорили и в министерстве по вопросам оккупированных территорий. Там отмечают, что амнистия помогла многим странам решить военный конфликт. В пример приводят Чечню, где против российской армии воевала Армия Ичкерии, бывшую Югославию, в границах которой произошло несколько военных конфликтов, и Ирландию, где с официальными властями Великобритании боролись террористы из Ирландской республиканской армии.

По мнению члена правления совета по внешней политике «Украинская призма» Анны Шелест, амнистия за последние 50 лет приносила и положительные, и отрицательные итоги. Ученый проходила обучение по программе мира и урегулирования конфликтов Ротари в Университете Чулалонгкорн (Таиланд).

Хотя говорят об амнистии в ходе переговоров между сторонами конфликта почти всегда, ее реальная имплементация начинается после окончания вооруженного противостояния. И не всегда этот рецепт срабатывает. Например, в Перу вводить амнистию для боевиков после окончания вооруженного конфликта правительство не стало.

«Колумбия – это последний пример 2016 года, где вопрос амнистии стал одним из самых серьезных для общества. Правительство Колумбии и повстанцы ФАРК достигли соглашения про амнистию, не тотальную, но очень широкую. Но когда этот вопрос вынесли на референдум, население с очень небольшим перевесом его не поддержало», – рассказывает специалист по конфликтам.

В начале 2000-х амнистия в Ирландии позволила военным радикалам стать политиками и занять места в парламенте, говорит Шелест. В бывшей Югославии руководство страны определило те преступления, по которым не может быть амнистии, и параллельно с оправдательными приговорами в Югославии шло заседание международного трибунала по преступлениям против человечества. По каким бы критериям не планировали амнистировать боевиков, этот процесс нужно делать максимально открытым. В противном случае преданными себя почувствуют те, кто бежал от боевиков или пострадал от них.

Два законопроекта против коллаборационизма

Суровое наказание за любое сотрудничество с пророссийскими боевиками предусматривает поданный в парламент еще в марте закон «Про запрет коллаборационизма» народного депутата Игоря Лапина, бывшего добровольца из батальона «Айдар». Граждан Украины, которых не принуждали к сотрудничеству под пытками, народный депутат предлагает карать тюремным заключением от 12 до 15 лет.

Другой законопроект разрабатывают активисты из «Майдан Моніторінг» и «Простір можливостей». По словам одного из инициаторов, дончанина Виталия Овчаренко, их законопроект, «Про защиту украинской государственности от проявлений коллаборационизма», не такой радикальный как у Лапина. Главная цель – не дать избежать ответственности тем, кто сотрудничал с сепаратистами, а сегодня продолжает занимать руководящие посты. Основная мера наказания – запрет занимать руководящие посты и работать в некоторых сферах, в частности тех, которые связаны с государственной тайной.

Виталий Овчаренко
Виталий Овчаренко

Мы хотим, чтобы в случае принятия закона, наказание было бы индивидуальным. Для определения вины мы хотим, чтобы создали специальные комиссии

«Прежде всего мы хотим, чтобы в случае принятия закона, наказание было бы индивидуальным. Для определения вины мы хотим, чтобы создали специальные комиссии, которые бы включали в себя общественных лидеров. Людей, которые имеют вес в прифронтовых территориях, волонтеры возможно», – говорит Овчаренко. Местные активисты видели своими глазами, как некоторые чиновники помогали пророссийским боевикам и не будут спускать дела на тормозах, считает он.

Над проектом закона вместе с ним работала юрист Ирина Лоюк. «Амнистии наш закон не противоречит, – говорит активист. – Но внедрять ее стоит все равно после окончания войны». С прошлого года законопроект обсуждали на круглых столах – в Мариуполе, Краматорске, Северодонецке и Харькове.

Амнистия может быть опасна для всей страны, считает экс-прокурор-переселенец

Законопроект, поданный СНБО, говорит об оккупации части Донбасса и Крыма. В случае его принятия, амнистия пророссийских боевиков станет невозможной – они де-юре превратятся в пособников оккупантов, утверждает бывший работник Луганской прокуратуры, журналист Сергей Иванов. После начала войны он был вынужден покинуть родной город и сегодня утверждает – никакой амнистии для тех, кто поддерживал работу квазигосударственных структур боевиков.

Сергей Иванов
Сергей Иванов

На территории «ДНР» действует смертная казнь. То есть те работники прокуратуры, которые поддерживают обвинения в так называемых судах, могут выступать на процессах по узаконенному убийству граждан Украины

«Насколько я знаю, на территории «ДНР» действует смертная казнь. То есть те работники прокуратуры, которые поддерживают обвинения в так называемых судах, могут выступать на процессах по узаконенному убийству граждан Украины. Они и другие, кто изменил присяге, обеспечивают работу квазигосударственных структур незаконных формирований. Эти формирования нанесли Украине ущерб, который исчисляется миллиардами. Также только по официальным данным в результате деятельности этих формирований погибло больше 10 тысяч людей», – говорит Иванов.

Бывший прокурор также утверждает, что ссылаться на опыт так называемой реинтеграции Чечни в России, некорректно – перекупать нынешних донецких боевиков для Украины слишком дорого и неэффективно. Кроме того, даже успех в этом направлении не является гарантией того, что экстремизм не расползется по всей Украине, считает Иванов. Уже после договоренностей между Владимиром Путиным и Ахматом Кадыровым в России произошло несколько крупных терактов, как против мирного населения, так и против работников силовых структур.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG