Доступність посилання

ТОП новини
21 Червень 2018, Київ 07:55

(Друкуємо мовою оригіналу)

Томос о предоставлении Украине поместной автокефальной церкви уже написан. Об этом заявил представитель Украинской православной церкви (Московского патриархата) архимандрит Кирилл (Говорун). Что будет с российским православием в Украине, если каноническая украинская поместная церковь всё же появится? Как церкви будут делить прихожан и лавры? И возможно ли обострение «православного фундаментализма»? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассказала религиозный публицист, сооснователь ОО «Центр религиозной безопасности»Татьяна Деркач.

– Татьяна, на каком всё этапе? Действительно ли Украинская православна церковь движется к своему признанию?

– Дело движется так, как оно и запланировано. Томос, который уже составлен греческими богословами, я думаю, что это скелет, на который нужно будет ещё наращивать мясо. Украинская церковь, которая происходит из Киевской митрополии, имеет сложный исторический контекст, и его нужно правильно выставить, чтобы избежать в будущем каких-то претензий со стороны оппонента.

– То есть нужно исторически обосновать существование единой поместной церкви, чтобы не оставалось вопросов, в частности, у Московского патриархата?

Необходимо исторически обосновать, что именно Константинополь является церковью-матерью для Киева

– Самое главное, необходимо исторически обосновать, что именно Константинополь является церковью-матерью для Киева. Насколько я читала различные доклады представителей Константинополя, на передсоборных совещаниях перед Критским собором 2016 года, когда говорили о порядке предоставления автокефалии, вроде бы обсудили всё, кроме того, кто является церковью-матерью. Потому что одни и те же исторически канонические территории переходили из рук в руки. На них нет передаточных актов, и этот вопрос не «устаканен» на данный момент.

– Вы сказали, что все движется, как запланировано. Как запланировано? Какой алгоритм предоставления?

– К июлю мы поймём, в каком состоянии не только сам текст томоса, но и готовность Константинополя его провозгласить. Какова будет сама конструкция, кому томос предоставляется, кто субъект, когда будет собор – этой информацией я не владею.

Татьяна Деркач
Татьяна Деркач

– Как всё будет происходить? Должны ли, согласно доктрине православного мира, все поместные церкви признавать единую украинскую поместную церковь? Или это воля Фанара и только Константинопольского патриарха, остальные должны будут этому покориться?

– В идеале, с точки зрения этики межправославных отношений, новосозданную церковь признают все церкви. Этот процесс может занять много лет. Например, американскую автокефалию до сих пор не признают в Константинополе. Это вопрос нашей дипломатии.

– Что будет с московским православием в Украине? Можно ли говорить, что в Украинской православной церкви (Московского патриархата) многие ждут поместной церкви, чтобы к ней примкнуть?

– Мне передавали слова нескольких священников из Московского патриархата, которые сказали, что они хотят умереть в автокефалии, они этого очень ждут. Будут значительные организации, движения, которые категорически не примут автокефалию. Это зависит от того, как будет оформлен юридический остаток от УПЦ, который не войдёт в единую поместную.

– Какие возможны варианты? Вряд ли всё останется в том же виде, если появится автокефалия и не будет Украинской православной церкви (МП), что может с ней случиться и как будет происходить переподчинение?

– Это проблема, потому что оформлять в Украине экзархат Русской православной церкви было бы не совсем разумно. Это означает прямое подчинение патриарху Московскому, который в любой момент имеет право заявить, что он хочет приехать в Украину, посетить свои приходы.

– Можно сказать, что это не так церковно-политический конфликт, как также мировоззренческий. Вы описываете в статьях, что прихожане Русской православной церкви считают себя носителями уникального комплекса мировоззрения, который принято считать «православным фундаментализмом». Верите ли вы, что это подвигнет какие-то перемены в душах людей?

– Считается, что фундаменталисты очень громкие, харизматичные, они умеют зажигать души, настаивать на своём. Но статистически их не так много. Насколько я знаю, сейчас для мирового православия это проблема – борьба с православным фундаментализмом. Они делятся, друг другу выдвигают претензии, в результате от этого страдают все церкви.

– А не вся ли Русская православная церковь в ореоле этого фундаментализма?

– Я не могу сказать про всю Русскую православную церковь, я общаюсь только с адекватными и вменяемыми представителями РПЦ. Фундаменталисты пытаются сейчас навязать свой тренд. Но когда мы говорим об РПЦ, мы должны понимать, что там играет определённую роль некая служба безопасности, цель которой создать определённые группы, которые друг с другом сталкиваются.

Слушатель: Чем отличаются верования? И если появится единая православная церковь, будет ли она иметь какую-то особенность?

Богослужение у нас такое же, как у Московского патриархата, только на украинском языке

– Нет ничего страшного, что религиозные традиции в рамках того же православия отличаются в разных регионах. Можно посмотреть, как православное богослужение происходит в Африке, вы будете удивлены. Это не соответствует тому, что мы видим в наших храмах.

Я думаю, что у нас это будет унифицировано, если будет единая поместная церковь, то богослужение у нас такое же, как у Московского патриархата, только на украинском языке.

– Татьяна, вы написали большое расследование о вмешательстве церкви Московского патриархата в украинский конфликт «Казаки-разбойники». Что важного вы бы выделили?

– Надо начинать с 1992 года, когда произошёл раскол и не дали канонически отделиться Украинской православной церкви. Есть понимание не только в среде иерархии Русской православной церкви, но и в среде российской власти, что церковь является нитью, которая способна держать вместе народы.

Но стало понятно, что украинцы хотят далеко уйти, они не принимают идею «русского мира». А после аннексии Крыма и начала войны поняли, что церковные мягкие методы удержания украинцев в орбите Кремля уже не работают.

Люди открыто хвастались, что их благословляли священники на войну, читали, что такое правильный «русский мир». Та идеология, которая нам навязывается через Московский патриархат, – это уже гангрена, которую нужно резать.

– В одной из своих статей вы пишете, что возможна борьба за две крупнейшие лавры: Киево-Печерскую и Почаевскую. Что будет с лаврами? Не колыбель ли это украинского православия? И допустимо ли, чтобы она дальше подчинялась Москве?

– Всё зависит от того, какое решение примет братия этой лавры после того, как будет дан томос. В нашей ситуации свободное решение очень важно.

Я не думаю, что эту лавру оставят в подчинении Московского патриархата. Переход будет очень болезненный. Но это должен быть дипломатический вопрос, чтобы не началось обострения.

Слушатель: Я прихожанин церкви Московского патриархата. Там уже свои знакомые, друзья. И службы на русском языке, они понятны мне и моим детям. Почему я со своей семьёй не могу ходить в тот храм, который хочется мне?

– Службы в Московском патриархате ведутся на церковнославянском, а не на русском. Переходят на украинский, потому что он понятен, а старославянский – нет. Храм останется, там может остаться даже тот же священник, никто не будет заставлять переходить в другие храмы. И язык тоже будет исключительно по желанию прихожан.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG