Доступність посилання

ТОП новини
16 Листопад 2018, Київ 13:20

История луганского барда, которого называли «Высоцким 90-х»


Веня Д'ркин. Фотография со страницы Неформального Фонда Вени Д'ркина

(Друкуємо мовою оригіналу)

Его называли «Высоцким 90-х», талантливейшим из недооцененных рок-бардов. Его песни стали народными, но мир так и не услышал профессионально записанных альбомов. После него остались только записи «квартирников». Он вошел в историю музыки, как Веня Д'ркин, хотя по паспорту – обычный паренек Саша Литвинов из поселка Должанского Луганской области.

«И ты идешь по городу,
И за тобой летят бабочки,
И где ступают твои лодочки

Там распускаются цветы»…

Обычный парнишка из небольшого поселка в Луганской области Саша Литвинов с 7 лет писал стихи, в 12 – учился играть на гитаре, а в 14 – руководил школьным вокально-инструментальным ансамблем. В начале 1990-х поступил в Луганский аграрный университет, где Дрантя, так его ласково называли друзья, создал коллектив «Давай-давай».

Псевдоним Веня Д’ркин появился спонтанно. На «Оскольской лире» в 1994 году Саша Литвинов просто решил подшутить над приятелем, которого называли Дыркин. Записался в очередь на концерт под его именем. А вскоре на территории фестиваля прозвучало: «Выступает Вениамин Дыркин из Максютовки». И выступил, да еще как выступил. Стал лауреатом, а через год на том же фестивале в городе Старый Оскол забрал и гран-при. Д’ркин стал известным, правда, в узких кругах песенного андерграунда.

«Я не хочу этот город город чужой.
Я не хочу этот город
он стал слишком злой.
Я не хочу этот город
мне нужен свой,
В котором есть дом, где хотя бы портретом на голой
стене

Цой…»

Говорили, что в его песне идеально все – музыка, текст, звучание гитары и голос; пророчили большое будущее, называя «Высоцким 90-х»; приглашали в Москву. А когда он все же приехал, то ему предложили записать альбом и просто «кинули». Д’ркин честно признавался, что свой первый альбом «Все будет хорошо», который за три дня записали в студии в марте 1997-го, считает провалом и просил его не слушать. Ведь он всегда играл и пел сам, а здесь «заказчики» попросили новые инструменты, несколько голосов, как результат – «никакой альбом и ненастоящий Д’ркин».

Настоящий Д’ркин появился в сентябре этого же года, когда Литвинову поставили диагноз – рак. Тогда его песни зазвучали по-новому.

«Увидел пароходик и сгорел дотла,
Оставив на поверхности мазутные пятна.
Может, от любви,
А может, от зависти.
Не уберегли, не досмотрели…»

Он призывал не тратить свою жизнь зря, ценить близких и каждую минуту проводить рядом с ними. Он выступал против наркотиков и алкоголя. Он просто объяснял, что надо жить и бороться…Как боролся сам: в перерывах между химиотерапиями Д’ркин записывал новые фонограммы. Одной из последних стала музыкальная пьеса-сказка «Тае Зори», которую критики называли «исповедью умирающего человека».

Врачи сделали все, что, по их словам, могли, и отпустили Д’ркина домой со словами: «Умрет через день-два». Вот только продержался он еще девять дней, а потом – как в своей песне: «Ну я пошел»… и ушел навсегда. Похоронили его в Украине. Ему было всего 29.

«Если кривая поводит боками,
Если уже не приносят обеды,
Если врачи разводят руками
Значит
сегодня придет День Победы»

Его музыку никогда не крутили на радио, он ни разу не снял клип, на свет так и не появилась ни одна пластинка, остались только любительские записи «квартирников». Он написал более трех сотен песен, но мир при жизни Д'ркина не услышал и половины. Он стал последним, чьи песни переписывали с кассет, говорят поклонники. И теперь, гуляя по улице, можно услышать, как молодежь продолжает напевать его песни, которые не стали радиохитами, но навсегда остались народными.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

Recommended

XS
SM
MD
LG