Доступність посилання

15 Грудень 2017, Київ 01:14

Прошло много времени, но стереотипы о переселенцах до сих пор есть – Слюсарева


Презентация проекта «Женские истории в переселении. Днепр» (архивное фото)

(Друкуємо мовою оригіналу)

Проект «Женские истории в переселении. Днепр» показывает обычные истории женщин, вынужденных оставить дом и переехать в чужой город из-за аннексии Крыма и войны на Донбассе. Главная цель – развенчать стереотипы о переселенцах. Как воспринимают в обществе переселенцев сейчас? И что думают женщины, вынужденные бежать от конфликта на Донбассе и в Крыму? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассказали инициатор проекта «Женские истории в переселении. Днепр», продюсер, режиссер, переселенка из Донецка Ирина Харламова и оператор, участница этого проекта Любовь Слюсарева.

Ирина Харламова: Я думаю, что такой специфики нет. Мы показывали обыденную жизнь женщины, не говоря, что женщина пострадала больше.

Мне кажется, что роль женщины в переселении не всегда актуальна. Хотя на самом деле, когда я была администраторкой группы для переселенцев, 80% посещения были женщины. Только потому что, на мой взгляд, женщины активнее социализируются, я хотела выбрать именно эту категорию.

– В описании проекта говорится, что его главная цель развенчать стереотипы о переселенцах в обществе. О каких стереотипах идет речь?

Любовь Слюсарева: Очень часто изначально люди переселенцы сталкиваются с восприятием, что они «понаехали» и так или иначе должны выполнять какую-то меньшую роль, нежели люди, которые жили уже давно в этом городе. В частности, в Киеве поначалу я слышала много фраз в шутку, мол «вас так много, все заполонили». Никто не хотел кольнуть, но эти фразы читаются совершенно иначе.

Любовь Слюсарева
Любовь Слюсарева

Мы все вместе, у нас одинаковые проблемы
Любовь Слюсарева

Просто хотелось напомнить, что мы все вместе, у нас одинаковые проблемы. В проекте как раз об этом идет речь.

Ирина Харламова: Часто в свою сторону и от своих клиентов по социальной работе я слышала разные фразы типа «вы все сепаратисты». И это как бы такая шутка. Хотя на самом деле почему вы так говорите и почему это смешно?

Из тех проблем, которые касаются «социальщины» – неприем на работу и отказ с жильем. Люди часто с таким сталкиваются.

– Вы в ваших интервью берете комментарии у женщин, которые переехали не только с Донбасса, но и из Крыма. Вы не замечали какие-то особенности, что есть разное отношение к переселенцам и переселенкам?

Ирина Харламова: Мне кажется, что такое двоякое отношение к переселенцам из Крыма и с Донбасса в основном из-за темы войны. В Крыму войны не было и люди будто переехали по политическим убеждениям, их воспринимают как героев. А люди с Донбасса бежали от военных действий, спасали свои жизни, не всегда по политическим убеждениям. И тут уже отношение, что они были вынуждены просто сбегать.

Часто бывает так, что человек попал в неприятную ситуацию с переселенцем и потом он проецирует это на всех остальных.

– Какую эмоцию должен почувствовать человек, который посмотрит ваш документальный фильм?

Любовь Слюсарева: Я бы сказала, что как цель любого визуального проекта – это почувствовать себя в чьем-то теле, с чьим-то опытом. Это не крик о помощи, а о том, чтобы попробовать пережить этот опыт, разделить его.

Ирина Харламова
Ирина Харламова

Тема переселенцев поляризована. Или это история успеха, либо истории неудач
Ирина Харламова

Ирина Харламова: В дальнейшем есть планы сделать фильм, пока это формат выставки.

На мой взгляд, тема переселенцев поляризована. Или это история успеха, либо истории неудач. Мы хотели показать обычных людей, которых очень много.

– В чем между ними разница?

Ирина Харламова: Я тоже задаю себе этот вопрос, потому что между ними нет разницы.

– Вы анонимно опрашиваете женщин. Что удалось узнать с помощью этой анонимности? О чем рассказывают?

Ирина Харламова: В нашем проекте сейчас три истории. Не могу сказать, что эти женщины были очень открыты. Это была первая встреча в таком формате, в дальнейшем мы планируем сделать глубинные интервью.

Они рассказывали о своих переживаниях во время переезда, о том, с чем они сталкиваются сейчас, о воспоминаниях, мыслях о доме.

Женщина из Крыма рассказывала, что надеялась, что все поменяется, Крым станет украинским и до зимы она не думала о переезде. Но потом поняла, что не готова жить в Крыму под властью России и переехала.

Была еще одна история девушки из Донецка. Они недавно водит машину и ситуация была на пустой трассе. Сзади нее ехал большой белый джип, который начал сигналить. Девушка приняла правый ряд и остановилась. Джип ее обогнал и, проезжая мимо, из окна вылили какую-то жидкость ей на машину. Она говорит, что может быть это не связано с тем, что у нее на машине донецкие номера, но было именно такое ощущение.

– Многие жители Донбасса переселенцы в каком-то поколении. Влияет ли это как-то на ваших героинь? Закончился ли этот опыт переселения, переживания?

Ирина Харламова: Мы задавали вопрос об опыте переселения предыдущих поколений. Но только одна знала более глубокую историю, чем просто откуда приехали ее родственники.

Опыт переселения не новый, их было много. Во время Советского Союза люди часто переезжали.

Любовь Слюсарева: Есть разные причины переселения. Я до сих пор сталкиваюсь с ситуациями, когда происходит попытка задеть, как-то кольнуть. Уже прошло много времени, но поводы еще есть и находят способы ими спекулировать.

– Вы чувствуете какое-то отличие или наоборот пытаетесь слиться с другими людьми?

Я бы хотела вернуться в Донецк, когда он будет украинским. И сейчас стараюсь сделать все, чтобы этому способствовать
Ирина Харламова

Любовь Слюсарева: Я сейчас живу в Киеве и когда называю свой родной город, часто сталкиваюсь с реакцией: «О, донецкая», подразумевая какие-то пункты, заранее определенные этим словом. Я горжусь своей областью и не спорю. Единственный способ как-то повлиять на это – доказать своими действиями и попытками что-то изменить. Это ведь все очень субъективно. Но стереотипы есть, и они будут еще долго.

Ирина Харламова: У меня нет ощущения, что я хочу где-то ассимилироваться. Я живу не дома потому что так произошло. Я бы хотела вернуться в Донецк, когда он будет украинским. И сейчас стараюсь сделать все, чтобы этому способствовать.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG