Доступність посилання

ТОП новини
20 Квітень 2019, Київ 23:23

Протесты во Франции: «Желтые жилеты» говорят по-русски и играют «Калинку-Малинку»


Протест «желтых жилетов» в Париже, Франция. 1 декабря, 2018 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

Несколько погибших, больше тысячи арестованных, мародерство и анархия. Во Франции продолжаются протесты «желтых жилетов». От экономических они перешли к политическим требованиям: отставке президента Эммануэля Макрона и выхода страны из Европейского союза. В сети же появились фото и видео, говорящие о причастности россиян и активистов группировки «ДНР» в происходящем. Правда ли, что Россия раскачивает Францию? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили аналитик Центра исследования проблем гражданского общества Мария Кучеренко и журналист-международник Алексей Коваль.

– Алексей, что происходит во Франции? В разгар беспорядков 1 декабря президент Франции Эммануэль Макрон вышел к протестующим и сказал, что вводит полугодовой мораторий на увеличение налога на топливо. Протестующие добились, чего хотели?

Алексей Коваль: Уже даже больше, уже введен мораторий на весь следующий год. Требовали отмены этого налога, который вырос в этом году и его планировали поднять. На самом деле, это сумма не очень большая: на дизель 6 евро, на бензин 2 евро. Но для малоимущих граждан, грубо говоря, каждую неделю они бы тратили на 15 евро больше.

Я думаю, проблема больше стоит не в том, что повысились реальные налоги, а что правительство тратило эти деньги не так, как оно говорило. Потому что 35 миллиардов евро, которые получало правительство якобы из-за налога, которые оно ввело для экологических программ... Из них только 7 миллиардов реально расходовались на экологические программы. Все остальные правительство использовало по своему усмотрению. И может именно на этом сыграли организаторы протеста, что власти с них дерут в три шкуры, а сами значительную часть денег тратят не понятно на что. Более того, в прошлом году был снижен налог на самые богатые домохозяйства Франции, которые платили полтора миллиона, таких больше 300 тысяч. И снижение этого налога еще больше усилило ненависть к богатым.

– Это достаточные причины для таких протестов? Или их раскручивают со стороны?

Алексей Коваль: Конечно их раскачивают и раскручивают. Когда вышли первые люди 17 ноября, они блокировали бензозаправки с дорогими ценами на нефть. И было 2 тысячи пикетов по всей Франции, мелкие, стояли локально, не объединялись. А потом их начали сбивать в организованную силу, к ним пытались примыкать разные политические партии, потом к ним начали примыкать откровенные хулиганы.

Сравнивая с Майданом в Украине 2014 года, у нас была очень сильная самооборона, которая сразу вышвыривала провокаторов за пределы Майдана. Во Франции хотели создать «красные жилеты», сделать их как самооборону. Но этого почему-то не произошло. Значит провокаторы имеют более сильное влияние на этот протест, чем какая-то организованная сила, которая пытается его держать в канале нормального протеста.

– Одна из подтем протестов во Франции – это причастность России: два парня, сфотографировавшиеся с флагом группировки «ДНР». Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков заявил о том, что Россия не имеет никакого отношения к происходящему во Франции. Но во Франции расследуют возможность подобного вмешательства. Для вас это было новостью или откровением? Вы были удивлены?

Тот факт, что появились представители так называемых общественных движений, связанных напрямую со структурами РФ – это уже тревожнее
Мария Кучеренко

Мария Кучеренко: Здесь скорее стоит говорить не о причастности России как государства к тем протестам, которые были изначально. Те цели, которые ставили «желтые жилеты» больше связаны, на мой взгляд, с какими-то социоэкономическими процессами во всей Франции. То есть, возмутиться было чему, этих людей можно понять.

Но тот факт, что там появились эти представители так называемых общественных движений, связанных не только с псевдореспубликами, а напрямую с чиновниками, со структурами Российской Федерации – это уже тревожнее. Но это можно интерпретировать как попытку через яркий протест, к которому сейчас приковано внимание всего мира, в очередной раз пиарить идею этих квазигосударственных образований.

Нельзя исключить и того фактора, что это не случайные люди. Эти Ксавье Маро и Фабрисе Сорлини, но это только те, кто выступал на переднем краю. Но сколько их на самом деле этих российских ставленников, мы можем только догадываться.

Алексей Коваль: Я не думаю, что это случайность. Так же был разгромлен Украинский культурный центр в Париже. Там была повреждена надпись, фасад. А также я видел несколько роликов, где «желтые жилеты», которые грабят магазины, разговаривают по-русски.

Я думаю, что проблема движения «желтых жилетов» в том, что они позволили этим людям надеть желтые жилеты и стать частью протеста. Понятно, что они не имеют никакого отношения к Франции.

– А что им нужно?

Россия может использовать любой конфликт в любой стране, чтобы направлять протестные движения по деструктивному сценарию
Алексей Коваль

Алексей Коваль:
Дестабилизировать
обстановку.

СБУ сделало заявление, что все действия русских во Франции – это дестабилизация европейской демократии и такие же протесты могут происходить в других странах Европы. Россия может использовать любой социальный, политический конфликт в любой стране, чтобы появляться с флагами, накалять уровень ненависти, направлять протестные движения по деструктивному сценарию.

Протест «желтых жилетов» в Париже, Франция. 1 декабря, 2018 года
Протест «желтых жилетов» в Париже, Франция. 1 декабря, 2018 года

– Мария, очень много людей получили травмы, уже несколько погибших. Ожесточенность очень большая. Это уже не вяжется с ценами на бензин. В Украине в 2013–2014 годах решалось будущее государства и крайность действий могла быть оправдана, а тут не очень. Какая технология, чего добивается Россия и пытается навязать Франции?

Мария Кучеренко: Безусловно, это очень напоминает ту стратегию, которую Российская Федерация избирает и в других регионах Европы. Им не нужно навязывать просто свою повестку грубо и напрямую. В первую очередь, им нужен хаос. Самое страшное, что они никогда не приходят туда, где для этого не подготовлена почва.

Ставленники России подогревают противоречия, доводят это до сумасшедшего градуса. Но не ставят себе цель как-то скрываться
Мария Кучеренко

Они не приходят навязывать свою повестку в отрыве от повестки той страны, куда они желают вторгнуться. Они берут существующие противоречия между сторонами, как, например, Сербия и Косово. Они подогревают противоречия, доводят это до сумасшедшего градуса. Но не ставят себе цель как-то скрываться, они открыто говорят по-русски. Было видео, как во время протестов во Франции человек сел за пианино и играл «Калинку-Малинку».

В случае Франции это такая благодатная почва, это шанс монетизировать капитал, который был сделан «белой» Россией, многими поколениями эмиграции. То есть «мы вам принесем консервативные ценности, порядок, не то что эти ваши «гейропы».

С другой стороны, они апеллируют к другому интересному феномену, который находит отклик в сердцах французов – к социализму.

Мария Кучеренко, аналитик Центра исследования проблем гражданского общества
Мария Кучеренко, аналитик Центра исследования проблем гражданского общества

– Алексей, Франция один из политических лидеров Европейского союза, десятки тысяч людей требуют выхода страны из Европейского союза. Насколько тут историчность момента, стоит ли на это реагировать?

Алексей Коваль: Истеричность момента, я бы сказал. Конечно, во Франции никто не будет проводить референдум о выходе.

Я бы дополнил про технологии влияния. Активизировались российские тролли, более 600 аккаунтов в твиттере, которые раньше Францией не занимались. Распространяют информацию, которая копируется из российских франкоязычных агентств. Сейчас на Францию идет массовая информационная атака.

Алексей Коваль, журналист-международник
Алексей Коваль, журналист-международник

Также они берут каких-то маргиналов, маленький полицейский профсоюз, и говорят, что теперь вся полиция против Макрона. Грубо говоря, идет обычная манипуляция.

Во Франции эти события сравнивают с 1968 годом, когда после Шарля де Голля страна очень резко изменилась в результате месяца массовых протестов. Когда люди потребовали вернуться к модели социального государства. И то, что они сейчас обсуждают – это и есть новый социальный договор, который они требуют от правительства Макрона. Но все-таки это больше касается внутренней политики Франции, а не внешней. Не думаю, что выход из Европейского союза это хороший вариант, но раскачивать ситуацию они могут.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

​(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо у вас є тема для публікації чи відгук, пишіть нам: Donbas_Radio@rferl.org)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG