Доступність посилання

ТОП новини
22 Вересень 2019, Київ 06:31

«Здесь нет песен, плясок, выпиваний»: О чем говорят пассажиры поезда «Киев-Война»


В процессе съемки документального фильма «Поезд Киев-Война» в поезде Киев-Константиновка

(Друкуємо мовою оригіналу)

Уже пять лет от Киева до Константиновки ходить поезд №126, прозванный в народе поезд «Киев-Война». 12 с половиной часов пути пассажиры, которые едут прямо к линии фронта, часто спорят о причинах конфликта на Донбассе, ищут виноватых в войне.

Киевляне, журналисты, волонтеры, военные объясняют зачем едут на линию фронта. Жители оккупированных городов Донбасса, часто пророссийские, – почему по-прежнему ездят в «бандеровский» Киев. Команда украинских документалистов решила записать их разговоры. Получается ли людям о чем-то договориться в поезде «Киев-Война»? О чем можно говорить с пророссийскими? И как поменялись темы, тон и результаты разговоров украинцев о войне на Донбассе с 2014 года и до сегодня?

Об этом и не только в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили украинские документалисты режиссер фильма «Поезд Киев-Война» дончанин Корней Грицюк, оператор фильма «Поезд Киев-Война» Кирилл Лазаревич.

– Как поездка? Что удалось в этот первый раз? Что сняли?

Корней Грицюк: Поездка прошла неплохо. В этом поезде совсем другая атмосфера, не такая, как в украинских поездах, где мы часто можем видеть песни-пляски, выпивания. В этом поезде все едут гораздо напряжённее, сосредоточены на своих мыслях. Потому что если поезд едет из Киева в Константиновку, значит человеку завтра скорее всего предстоят блокпосты. Если поезд едет из Константиновки в Киев, значит человек сегодня потратил довольно много времени на этих блокпостах. Поэтому поезд действительно отличается по атмосфере.

Люди очень разные. Много волонтеров. Мы снимали женщину из Винницы, сама давно живет в США и едет на Донбасс. В Святогорске проводила для детей образовательный воркшоп. Встречали женщину из Тернополя, она в первый раз жизни ехала на Донбасс. Ее соседкой оказалась жительница Краматорска и они всю дорогу мило беседовали. Единственное, что смутило женщину из Тернополя, она сказала, что мы первые, кто в этом поезде с ней заговорил на украинском языке. Мы записали несколько украиноязычных интервью, но в основном все русскоязычное.

– Интересная сама технология. Вы ходите по поезду с камерой, предлагаете людям пообщаться. Кирилл, расскажи как это технически происходит? Какие люди по твоим наблюдениям соглашаются на интервью?

Кирилл Лазаревич: Я имею большой опыт съемок, но в поездах оказалось снимать сложнее всего. Потому что это документальное кино, мы не используем свет, не знаем какие будут декорации, какой будет фон за героем. Поэтому это такой большой репортаж с элементами художественного кино, в любом случае должна быть красивая картинка.

Но это очень сложно, особенно в плацкарте. Ты стоишь снимаешь, тебя толкают, на тебя падают чемоданы. Люди по-разному реагировали. Публика суровая, закрытые люди и их тяжело разговорить. Многие закрывали лица. Но если человек идет на контакт, то уже можно с ним работать.

– Как вообще реагируют люди на вашу неожиданную идею поснимать?

Корней Грицюк: Этот проект поддерживает Украинский культурный фонд и «Укрзалізниця». «Укрзалізниця» обычно предупреждает всю бригаду поезда, сотрудников Киевского и Константиновского вокзалов. И когда мы снимаем на вокзалах, нам обычно дают сопровождающего.

Люди чаще всего думают, что мы журналисты с какого-то канала и что мы снимаем про «Укрзалізницю»
Корней Грицюк

У нас довольно маленькая съемочная группа. Снимать ходим я, Кирилл и звукорежиссер Артем. Мы постарались взять небольшую аппаратуру, которая не привлекает внимания. Но все равно привлекает.

Люди чаще всего думают, что мы журналисты с какого-то канала и что мы снимаем про «Укрзалізницю», просят чтобы мы обратили внимание на условия.

– А как вы объясняете о чем вы снимаете?

Корней Грицюк: Что мы снимаем фильм о пассажирах, которые едут в одном направлении, но могут иметь разные точки зрения на происходящее в нашей стране. После этого люди говорят либо что они готовы поговорить, либо «ой нет, я про политику не хочу». У нас есть часть интервью людей, которые часто перемещаются между оккупированными территориями и свободной Украиной, но они записаны в аудиорежиме. Эти люди были не готовы показывать свои лица.

У людей появляется страх, что если появляется съемочная группа, значит сюда прилетит снаряд
Корней Грицюк

По итогу бы хотелось, чтобы этот фильм стал началом диалога между людьми. У людей появляется страх, что если появляется съемочная группа, значит сюда прилетит снаряд. Многие так говорят. Есть этот страх перед телевиденьем. Часто я в свой адрес слышал, что я из СБУ и сейчас наснимаю людей, а их примут прямо в Константиновке.

– В результате, когда фильм будет готов, что должно остаться у человека в голове и в сердце после просмотра?

Корней Грицюк: Думаю, фильм будет готов ближе к зиме. Во многих частях Украины думают, что война где-то далеко и нас не касается. А война идет, гибнут люди, мирное население. И люди, которые живут на оккупированных территориях, первые пару лет войны они еще пытались различать, кто стреляет, то сейчас им все равно кто стреляет, они просто боятся и ждут, когда это закончится. Я бы хотел этим фильмом показать, что это происходит здесь и сейчас. И этих людей можно встретить даже в киевском Макдональдсе, когда вы едете поездом отдыхать в Одессу, а рядом с вами человек, которого ждет совсем другой поезд и он завтра увидит совсем другую атмосферу.

– Корней, ты раньше часто ездил в Донецк. Наверное, тогда было одно настроение в этом поезде, расслабленное, настроение выходного дня. Сейчас с каким настроением ты ездишь в этом поезде?

Раньше в этом поезде очень долго горел свет и проводникам приходилось уговаривать людей наконец ложиться спать и не шуметь
Корней Грицюк

Корней Грицюк: Настроение абсолютно поменялось. Я помню этот поезд «Уголёк», – поезд Киев-Донецк – он был расслабленный, люди заходили с киевскими тортиками. Чаще всего это были такие же люди, как и я, они работали в Киеве и приезжали домой на выходные. Там было много студентов, молодежи, были гитары, выпившие люди, там было весело.

Сейчас это кардинально другой поезд. Поменялся контингент, ездят люди более старшего возраста. Много военных, но они сейчас ездят не в форме. Атмосфера в этом поезде совсем другая. Если раньше в этом поезде очень долго горел свет и проводникам приходилось уговаривать людей наконец ложиться спать и не шуметь, то сейчас в этом поезде как только выдают белье, в некоторых вагонах люди уже расстелились и потушен свет.

У меня двоякое ощущение. Я понимаю, что с одной стороны я работаю в этом поезде и если я включу эмоции, то я не смогу ничего нормального снять. Но в то же время, когда я говорю людям, которые в начале отказывают в общении, что я сам из Донецка и мне эта тема близка, это их располагает. Когда я общаюсь с человеком, который живет в Донецке, мне хочется знать, что происходит сейчас там, рядом с моим районом.

Я будто еду домой, потому что иногда я вижу в окне указатели «Донецька залізниця» и когда я их вижу в Константиновке, мне кажется, что я совсем близко. Но я на работе и стараюсь в себе это балансировать.

– Кирилл, что ты нового для себя открыл во время этой последней поездки? Есть много стереотипов по поводу людей с оккупированной части Донбасса, что все они пророссийские. Как ты к этому относишься?

Кирилл Лазаревич: Я убедился, что в этом поезде в большинстве своем не то чтобы пророссийские, но позиция «я никак не отношусь ни к Украине, ни к России». И слышал выражения, после которых у меня пару раз было желание выключить камеру и уйти. Например, мужчина говорил, что Путин для него лидер, герой, расхваливал «ДНР». У меня где-то закипала злость внутри, но я пытался себя сдерживать.

Человек в одном предложении говорит, что Россия на нас напала, а через секунду, что Путин лидер
Корней Грицюк

Корней Грицюк: Мы довольно долго готовились к этому фильму, морально тоже. Касательно людей там действительно распространена такая позиция. У них такая информационная каша в голове, что человек в одном предложении говорит, что Россия на нас напала, украла Крым и теперь пытается украсть Донбасс. А через секунду он говорит, что Путин лидер, умный человек и с ним нужно просто договориться.

Меня больше всего в этом поезде в разговорах удивляет внутреннее противоречие между людьми. Даже жители Краматорска говорили, что у них тоже начинались обстрелы, видели россиян, которые зашли, но к России относятся нейтрально, это виноваты все наши украинские политики.

Часто доходит до того, что люди сами толком не могут выразить свою мысль, как они относятся к России. Многие четко разделяют российский народ и российскую власть. При этом некоторые даже к российской власти относятся хорошо, считая, что войну начал Порошенко.

Сейчас Зеленский потихоньку становится врагом народа для жителей Донбасса. Что вот они за него голосовали, думали, что он быстро договориться с Путиным, а теперь говорит те же воинствующие вещи.

– Даже в этом поезде условные пророссийские и условные проукраинские разговаривают друг с другом?

Когда мы начинаем говорить с человеком, в вагоне наступает гробовая тишина. Все прислушиваются к разговору
Корней Грицюк

Корней Грицюк: Это интересно. В этом поезде такая ситуация, что там, грубо говоря, из 20 человек поговорить готов один или два. Когда мы начинаем говорить с человеком, в вагоне наступает гробовая тишина, особенно если это плацкарт. Все прислушиваются к разговору. Но ситуации, чтобы кто-то другой включился со своей точкой зрения, практически нет. Они смотрят на этого человека, который с нами общается, как на смельчака.

Мы сняли только одну действительно большую интересную дискуссию. В плацкарте ехал мужчина, явный сторонник «русского мира», сам он из Сумской области, что самое интересное. Напротив него сидела семья из трех человек. Отец был согласен, мать говорила, что она за мир, с ними ехал их двадцатилетний сын и говорил, что он полностью не согласен со своим отцом. Он считает себя украинским националистом, при том, что он русскоговорящий, тоже из Сумской области. Между ними была дискуссия.

Но что-то между ними все-таки случилось, когда мы дальше пошли по вагонам. Потому что этот сумчанин пророссийских взглядов спал уже на другом месте, а семью мы так и не увидели.

– Каждый может связаться с вами и предложить свою историю, рассказать как они ездили в поезде «Киев-Война». Расскажите, как?

Корней Грицюк: У нас есть страничка в фейсбуке «Поїзд Київ-Війна», в личные сообщения туда можно написать свою краткую историю или записать или надиктовать аудиоаписью, если вы ездили в этом поезде или до сих пор им пользуетесь, или были свидетелем чего-то интересного в этом поезде. У нас есть люди, которые это отслеживают. Мы хотим, чтобы у нас в фильме были разные мнения.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG