Доступність посилання

ТОП новини
02 липня 2020, Київ 23:00

Украина могла бы использовать потенциал транзитной зависимости от России эффективнее – Омельченко


(Друкуємо мовою оригіналу)

Три миллиарда долларов по решению Стокгольмского арбитража и 15 миллиардов в течение 5 лет за транзит. Столько «Газпром» пообещал Украине за новый контракт по транзиту газа. Взамен Украина отказывается от всех претензий к «Газпрому» в судах, а «Нафтогаз» будет сам отвечать за транспортировку газа по стране.

Почему стороны решили таки договориться – несмотря на готовность Украины заморозить переговоры? Почему Киев пошел на уступки, находясь в более выигрышной позиции? И останется ли Украина транзитным государством в 2025 году? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорил директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко.

– Владимир, украинские чиновники давали много комментариев. В частности, глава «Нафтогаза» Андрей Кобелев только за несколько дней до переговоров в Минске, где появился протокол, говорил, что договора может и не быть, Украина к этому готова, да и Европа готова. Тем не менее, в последние дни уходящего года процесс разблокировали. Что происходит, почему процесс пошел?

– Андрей Коболев был на позициях, что Украина может обойтись без этого транзита и активно проводил эту линию. Я так понимаю, эта линия не совсем удовлетворила Офис президента и самого президента Зеленского. И тут я думаю, скорее всего прав президент, нежели господин Коболев. Транзит выгоден украинской стороне, российской стороне и европейским потребителям.

Российской стороне необходимо выполнять свои обязательство по поставкам газа в Евросоюз

Вопрос состоит в другом, на каких условиях будет этот транзит. Надо понять, что всеобещание России относительно транзита не от доброты душевной или желания кому-то помочь, а от безвыходности ситуации. Российской стороне необходимо выполнять свои обязательство по поставкам газа в Евросоюз. Если они не выполнят эти обязательства, то будут наложены серьезные санкции.

Поэтому когда возникла неопределенность с достройкой газопровода «Северный поток-2», у российской стороны другого выхода и не было.

Владимир Омельченко, директор энергетических программ Центра Разумкова
Владимир Омельченко, директор энергетических программ Центра Разумкова

– Озвучу условия из этого протокола, заключенного накануне в Минске: Россия обязалась выплатить около трех миллиардов долларов по решению Стокгольмского арбитража и продолжить транзит газа через территорию Украину на следующие пять лет в объемах – следующий год 65 миллиардов кубов, последующие 2021-2024 года по 40 миллиардов кубов. Украина, в свою очередь, обязалась отозвать все арбитражные судебные иски со стороны «Нафтогаза» к «Газпрому», в том числе, от большого иска на 12,2 миллиарда долларов, снять арест на все имущество, активы и денежные средства «Газпрома», оказаться в будущем от всевозможных претензий по долгосрочным контрактам 2009 года. И прекратить все текущие, возможно, будущие требования к «Газпрому», основанных на решении Антимонопольного комитета Украины и Хозяйственного суда Киева. Не слишком ли много обязательств взяла на себя Украина, находясь в более выгодной позиции. Ведь «Северного потока-2» еще нет, транзит России нужно продолжать.

– Это вы озвучивали не сам протокол, а трактовку протокола. И это немного разные вещи.

Что касается обязательств по Стокгольмскому арбитражу, то в протоколе не обязательно было их прописывать, потому что это и есть обязательства суда, там начисляется пеня все время на «Газпром». И хочет он того или не хочет, если он планирует оставаться международной компанией, то вынужден выплачивать эти долги по решению арбитража, иначе с ним никто не будет иметь дела.

Что касается отказа Украины от 12 миллиардов, то здесь есть большой вопрос, зачем это было сделано, не понятно. Потому что господин Витренко в свое время заявлял, что никогда не откажется от этого условия.

«Газпром» может в любой момент отказаться выполнять протокол

Еще один вопрос, неправильная трактовка того документа, о котором вы говорили, что «Газпром» обязуется прокачивать сколько-то объема и заплатить 15 миллиардов долларов в течение пяти лет. На самом деле, в протоколе этого нет, «Газпром» ничего не обязуется, ни по объемам, ни по срокам. То есть, «Газпром» может в любой момент отказаться выполнять этот протокол. Если контракт будет составлен по этому протоколу и никаких санкций у него не будет.

Украинская сторона должна внести в контракт условия «качай или плати», а также сроки этого контракта. Потому что если контракт будет подписан в соответствии с протоколом, это будет означать, что у «Газпрома» нет никаких обязательств по ключевым параметрам этого контракта.

– Еще одна новелла этого протокола, насколько я понимаю, что «Нафтогаз» сам будет отвечать за транспортировку газа по стране. Теперь это будет не прямой контракт с «Газпромом», а Украина сама неким образом разбирается в этом.

– Да, господин Витренко так и сказал, что это было настояние «Газпрома» и что он не хочет брать на себя риски транзитные и правовые через территорию Украины. Тогда не понятно, на кого работает эта компания НАК «Нафтогаз», если она берет риски на себя, это нонсенс. Выходит, что компания «Нафтогаз» играет не на стороне украинских потребителей, украинского государства, а на стороне «Газпрома».

– Владимир, если сравнить этот протокол с контрактом, который действует до 31 декабря. В чем отличие? Украинская сторона заявляла, что хочет составить договор, который будет отвечать европейским правилам, без политической составляющей.

– Я вижу так, что текущий контракт, подписанный в 2009 году, был на порядок лучше, с моей точки зрения, по сравнению с тем, который может быть подписан, исходя из этого протокола. Все критиковали этот контракт, но там были условия «качай или плати», было много обязательств «Газпрома» и по срокам. «Нафтогаз» по этому контракту выиграл суды. По новому контракту, если будет подписан в соответствии с протоколом, Украина ничего не выиграет и ничего не сможет оспаривать, потому что никаких обязательств у «Газпрома» по основным транзитным условиям контракта не существует.

Слушательница: Насколько было бы целесообразно или нет в договор про транспортировку газа внести пункт, чтобы газ закупался на восточной границе Украины, а тогда уже украинская транспортная система отвечала бы за транспортировку газа потребителям?

– Я об этом всегда говорил, это давно необходимо было сделать. Тогда бы Украина могла покупать газ не у «Газпрома», а у европейских компаний, которые бы приобретали газ непосредственно у российской компании. Это бы уменьшило риски, зависимость Украины от российских поставок, и создало бы серьезную конкуренцию на рынке.

Украина могла бы использовать потенциал транзитной зависимости от России намного эффективнее с точки зрения безопасности страны

Еще важный момент, Украина могла бы использовать потенциал транзитной зависимости от России намного эффективнее с точки зрения безопасности страны. Учитывая санкции, что Россия могла сорвать экспортные контракты и платить за это огромные штрафы. Украина могла и еще может поставить условие безопасности в контракт.

Если, допустим, идут боевые действия на Донбассе, транзита нет. А если прекращается огонь, только в этом случае идет транзит.

Они бы потеряли десятки миллиардов долларов. Наши российские, так называемые, партнеры понимают только финансовый интерес и силу. Тут как раз мы бы связали их финансовым интересом.

– А действительно ли «Газпром» руководствуется мотивами финансовой выгоды или это все-таки политическое оружие?

– Я думаю, что сейчас «Газпром» с колоссальными проблемами, он находится в огромных долгах. Срыв контракта на поставку через отсутствие транзита, наложенные санкции, это была бы полная катастрофа не только газовой отрасли России, но и вообще российского бюджета, колоссальный удар по России как по энергетическому государству. Тут на карту столько поставлено, что Украина может этим воспользоваться и записать в контракт форс-мажорные условия.

– Вам не кажется, что такая позиция Украины в этих переговорах – это результат давления и европейских стран? Какую вообще роль в этих переговорах играет Европа?

– Я думаю, что Европа в переговорах по газовому вопросу всегда есть, была и будет на своей стороне, на стороне своих потребителей. И тут они с «Газпромом» соединены намного ближе, чем с Украиной. Потому что им выгоден более дешевый газ, как потребителям, и «Газпрому» более дешевый транзит. Поэтому они с двух сторон заинтересованы, чтобы транзит был как можно дешевле.

– Заработает ли с вашей точки зрения, «Северный поток-2» в следующем году? Учитывая санкции США против компаний, которые строят этот водопровод. И ваши прогнозы, что ждет украинскую трубу, если заработает?

Украинский маршрут останется, хочет этого «Газпром» или нет. Потому что украинская труба лучше реагирует на изменения спроса на европейском рынке

– На сегодня средств достройки в России не существует. Шансы достроить есть, за счет того, как будут разъяснение американские санкции для компании Allseas, в первую очередь. Возможно, там будут юридические лазейки.

Если достроят «Северный поток-2», действительно значительная часть перейдет с украинского маршрута. Но украинский маршрут останется, хочет этого «Газпром» или нет. Потому что украинская труба намного лучше реагирует на изменения спроса на европейском рынке, чем «Северный поток-2». Он поставляет газ ровным графиком из-за отсутствия хранилища. В Украине есть хранилище, есть развернутая система газопроводов.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Донбас.Реалії працює по обидва боки лінії розмежування. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG