Доступність посилання

ТОП новини
19 Лютий 2019, Київ 19:39

Сидят по советским законам 1960-х годов – Котенко об украинских пленных в ОРДЛО


Инсталляция Марии Куликовской в «Изоляции», Донецк, 24 июня 2014 года. Теперь помещения арт-фонда используются боевиками группировки «ДНР» в качестве тюрьмы, места казни и склада угнанных автомобилей.

(Друкуємо мовою оригіналу)

Украина готова передать 25 российских граждан из украинских тюрем в обмен на украинских политзаключенных, об этом недавно заявила вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко. С 27 декабря 2017 года не было масштабных обменов. Почему настолько заблокирован обмен пленными, удерживаемыми лицами между Украиной и Россией, которая контролирует группировки «ЛДНР»? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили координатор группы обмена пленными «Патриот» Олег Котенко и политический эксперт Дмитрий Потехин.

– Олег, как я понимаю, с 27 декабря 2017 года были единичные случаи успешного обмена на Донбассе в частности?

Олег Котенко: Да. Но нужно разделять, что есть официальный обмен, а есть обмены неофициальные, о которых никто никогда не будет говорить. Но такие освобождения действительно были, задействованы разные схемы.

Самые главные обмены, на которые мы надеемся, – люди не вошедшие в список 27 декабря 2017 года, до сих пор не освобождены. Все они были в этом списке. На тот момент российские марионетки не захотели их вставлять в список, ссылаясь на то, что они якобы не знают, где эти люди находятся. На сегодня они говорят, что уже знают их местоположение и хотят включить в список.

Так называемая «омбудсмен» Дарья Морозова заявила, что в ОРДЛО всего 19 человек. Но мы знаем местоположение более 140 человек
Олег Котенко

Цифры у нас звучат разные: от 19 человек до 42 человек, которые действительно находятся на территории и они действительно подтверждают это официально. Изначально это было 42 человека, потом так называемая «омбудсмен» Дарья Морозова заявила, что там всего 19 человек. Но на данный период времени мы знаем местоположение более 140 человек (в ОРДЛО – ред).

– Каковы условия их содержания?

Олег Котенко: У каждого по-разному. Большая часть пленных находится в двух местах: Следственный изолятор №5 города Донецка, там находится больше 50 человек, и колония №97, где сделали отдельное помещение, теперь так называемый «Следственный изолятор МГБ», там содержится более 40 человек. Раньше он находился на Светлого пути 3 в Донецке, так называемая «Изоляция». Также люди находятся в колониях №32, №128 и в колонии №28.

Местоположение нам известно, связь есть, по крайней мере, в колонии №32 управляющий официально дал возможность разговаривать с родственниками по телефону по вторникам и пятницам. С остальными связи нет.

Многие из наших людей, которые находятся на той территории, не признают свою вину и им запрещают переписываться и общаться по телефону
Олег Котенко

Передачи можно передавать всем, за исключением тех, кто находится в скрытых тюрьмах «МГБ», так называемые «зверинцы». И на Светлого пути 3 остаются человек от 7 до 12 человек, они выполняют, в основном, хозяйственную работу.

С письмами есть проблема, потому что многие из наших людей, которые находятся на той территории, не признают свою вину и им запрещают переписываться и общаться по телефону.

– Каков их формальный статус? Хоть и сомнительно говорить о законности на этих территориях.

Олег Котенко: Касательно военных, то судов над ними нет и следствия по ним не ведутся. Непризнанные «республики» все время пугают, что по ним будет вестись следствие. Но на данный период следствия по военным не существует. Они являются военнопленными. По конвенциям они давно должны были быть отпущены, либо обменены. Но их использует Москва в политических игрищах.

Остальные есть и осужденные, и под следствием, и незаконно удерживаемые. То есть, им ничего не предъявляется, 30 суток по так называемому закону 1960-х годов Украинской СССР их удерживают, потом могут продлить до 45 суток, и до 90 суток могут держать людей без суда и следствия. Они говорят, что действуют законы. Хотя это беззаконие.

– Ирина Геращенко заявила, что Украина готова буквально за несколько недель передать России 25 российских граждан из украинских тюрем, в обмен на украинских политзаключенных. Я так понимаю, речь идет, в первую очередь, о политзаключенных на территории России, это еще нужно уточнить у Геращенко. Но почему 25? Это не возможность для торга со стороны России?

Олег Котенко: Украина в готовности передавать 25 человек. Еще до недавнего времени была цифра 23 человека.

Это не Россия нам навязывает цифру и фамилии, это мы в готовности им передать. Потому что это граждане России, которые принимали участие в боевых действиях. Среди них есть те люди, которые квалифицируются как террористы.

Когда мы говорим об обмене на наших сограждан, которые находятся там в тюрьмах, мы должны понимать, что это решение Украине дается непросто – передать людей, которые должны отбывать наказание. Но Украина идет на условия, лишь бы забрать своих людей.

Олег Котенко, координатор группы обмена пленными «Патриот»
Олег Котенко, координатор группы обмена пленными «Патриот»

– Что вам, вашим коллегам лично удается? Или сейчас взята такая пауза, пока выборы в Украине состоятся, Россия ничего не сделает и обмена не будет?

Олег Котенко: Если говорить о реальных обменах, это подразумевает, что с территории Украины передается человек на неподконтрольную Украине и оттуда забирается свой человек. Наша организация работает более в юридической площади. Мы пытаемся каким-то образом решить юридически еще до момента, когда идет следствие, чтобы людей нельзя было осудить.

Обычно людей, которые не признают свою вину и более 30 суток удерживаются, а доказательной базы против них нет, выпускают в ОРДЛО.

– А людям там предоставляют адвокатов?

Олег Котенко: Да. В основном, эти адвокаты работают на «МГБ». Они заставляют признать вину. Если у нас есть возможность в самые первые часы достучаться до человека и сделать правильную подсказку, и люди могут это выдержать, потому что многие проходят через пытки. Бывает, что ищут какой-то другой предлог, не только шпионаж в пользу Украины. Побрасывают оружие. Все зависит от человека, потому что людей задерживают не по вине, а за украинскую позицию.

– Еще в 2016 году в Ясиноватой ребят обвинили «в подрывной деятельности», самому старшему на момент пленения было 18 лет. Как написала Ирина Геращенко, в Минске подняли этот вопрос. Но пока не очень продвигается процесс освобождения. Тут же подключилось российское телевидение, показало их признания, плачь. Насколько это характерно для того, что происходит в ОРДЛО?

Олег Котенко: Действительно, когда составлялись списки на обмен, так называемые «ДНР» попросили не вставлять ребят в списки, потому что их отпустят без суда. Некоторым из них не исполнилось 18 лет.

Но они обманули. Мало того, что ребят не отпустили, им дали сроки. Они уже осуждены – от 8 до 13 лет. Мы знаем их местоположение.

Их используют в информационной войне против Украины, что она якобы привлекает даже подростков. Тем не менее, я почти уверен, что они не делали того, в чем признались.

– Дмитрий, Вы принимали участие в программе обмена 17 января 2018 года. С того времени прошло более года. Почему так давно, что мешает?

Украина продолжает транспортировать российский газ будто войны нет. Но обязательства финансировать российский терроризм у нас не было
Дмитрий Потехин

Дмитрий Потехин: Мне кажется, здесь несколько проблем и несколько уровней решения. Основная проблема – мы, как официальный Киев, пытаемся делать вид, что с одной стороны, у нас война, а с другой стороны, мы сотрудничаем с Россией и войны нет.

Украина продолжает транспортировать российский газ так, будто войны нет. И для этого придумывается куча оправданий, что у нас обязательство перед европейскими покупателями. Но обязательства финансировать российский терроризм у нас не было.

Более того, мы не используем еще одну линию защиты Украины и давления на путинский режим – привлечение к ответственности покупателей российских энергоресурсов.

Дмитрий Потехин, политический эксперт
Дмитрий Потехин, политический эксперт

Поэтому ситуация с обменом заложников: гражданских, военных и наших моряков, которые сейчас в России, я считаю их заложниками террористической организации, которая захватила власть в России. Она делает вид, что она государство, на самом деле, это профанация.

Я понимаю, что наша сторона пытается использовать все возможные методы и это правильно, но также надо начинать линию давления на экономические источники существования режима Путина.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

​(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо у вас є тема для публікації чи відгук, пишіть нам: Donbas_Radio@rferl.org)

  • 16x9 Image

    Олександр Лащенко

    На Радіо Свобода – з березня 2005 року. До того працював три роки на Громадському радіо. Народився 1969 року в Києві. Закінчив Київський національний університет імені Тараса Шевченка.

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG