Доступність посилання

ТОП новини
22 Жовтень 2019, Київ 02:12

Украина должна быть сильной: «Батькивщина» vs «Сила и Честь»


Український пункт перетину лінії розмежування поблизу Станиці Луганської на Донбасі. 26 червня 2019 року

(Друкуємо мовою оригіналу)

К выборам в парламент 21 июля Радио Донбасс.Реалии продолжает дебаты о Донбассе между партиями-лидерами симпатий украинцев.

Как Украине вернуть Донбасс? Будет ли партия «Сила и Честь» объединяться с президентской партией? И как представители партии «Батькивщина» относятся к снятию блокады ОРДЛО?

Об этом Радио Донбасс.Реалии расспрашивали представителя партии «Батькивщина» Алексея Рябчина и представительницу партии «Сила и Честь» Ольгу Романюк.​

– Какой путь возвращения Донбасса является наименее жестким, драматическим для Украины, но и эффективным?

Ольга Романюк:
По мнению партии «Сила и честь», у нас нет другого пути, как вернуть Донбасс. Первый путь – это восстановление мира на Донбассе. Только восстановив мир можем говорить о второй составляющей – восстановление экономического развития, решения гуманитарных, экологических вопросов и так далее.

Как восстановить мир? Нам прискорбно говорить, что за более, чем пять лет эту тему немного заговорили. На международной арене о ней практически не хотят говорить. Можем ли мы полагаться на санкции? Мы не верим в санкции, Россия не боится санкций. И мы видим последнее решение ПАСЕ о том, что России разрешили вернуться в зал, участвовать в заседаниях.

Поэтому, по мнению нашей партии, мы должны становиться сильными: расстраивать экономику, иметь сильную армию, сильную дипломатию, сильную информационную политику.

Санкции не работают, и мы не верим в Минский формат, единственным путем выхода мы считаем Будапештский формат
Ольга Романюк

Если санкции не работают, и мы не верим ни в Минский формат, единственным путем выхода мы считаем Будапештский формат.

Алексей Рябчин: Пять лет разговариваем как вернуть Крым, Донбасс, но только они не возвращаются, наши заложники не возвращаются. В Минск люди ездят, летают в Нормандию и ничего не происходит.

Что мы предлагаем. Во-первых, я бы начинал говорить с вопроса реинтеграции людей. Наиболее важный аспект – человеческий. Что смогла сделать Верховная Рада? Мы приняли закон про переселенные вузы Донбасса. Сюда переехало 17 вузов, закрепили за ними статус национальных и убрали с ним много бюрократической работы. И разрешили детям из оккупированного Крыма и ОРДЛО без ЗНО, если они не смогли его сдать, поступать в эти переселенные вузы.

Должна произойти реинтеграция территорий, чтобы наши или миротворческие войска стояли на границе. Это сложный политический процесс. Можем говорить о неудавшемся «Минское», о Нормандском формате, его могут пробовать сейчас оживить. Есть какие-то намерения господина Зеленского.

Алексей Рябчин, представитель партии «Батькивщина»
Алексей Рябчин, представитель партии «Батькивщина»

Если говорить о формате, Юлия Тимошенко еще на президентских выборах предлагала формат «Будапешт плюс». Будапештский формат это участие Великобритании, США, России и Украины, потом присоединились Китай, Франция. Почему «Будапешт плюс», потому что 20 лет назад Евросоюза не было как образования, но мы считаем на уровне международного директората должен присутствовать Евросоюз. Тогда у нас Евросоюз как сообщество стран, лидеры – Франция и Германия, еще есть США, Великобритания, Россия и Украина. Посмотрим как будет решаться вопрос.

И я позволю себе не согласиться с тем, что санкции не работают. Очень работают. Надо более точечно по этим санкциям работать. Западные политики боятся, чтобы санкции не вредили российскому народу и есть предложение, как эти санкции усилить. Например, по «Северному потоку», для них это очень болезненно, санкции против ближайшего окружения Путина, их детей и жен.

Ольга Романюк: Если работают, почему до сих пор территории Донбасса оккупированы? Где конечный результат?

Санкции не позволяет российской экономике развивать газодобычу, развивать свой военно-промышленный потенциал
Алексей Рябчин


Алексей Рябчин: Санкции должны быть усилены. Но если бы санкций вообще не было, то была бы вседозволенность. А так, санкции не позволяет российской экономике развивать газодобычу, развивать свой военно-промышленный потенциал.

Ольга Романюк: Но полагаться только на санкции невозможно. Необходимо восстанавливать нашу страну, восстанавливать экономику.

Алексей Рябчин: С чем я полностью согласен и мы пять лет в «Батькивщине» эту точку зрения ставим – мы должны быть сильными, не должны зависеть полностью от наших международных партнеров.

– Чего можно ожидать с Зеленским?

Алексей Рябчин:
У Зеленского есть шансы быть очень хорошим президентом, у него есть шансы быть не очень хорошим президентом. Это пока открытая книга.

– Если «Сила и честь» пройдет в Верховную Раду, будет в оппозиции к президенту Зеленскому или нет?

Ольга Романюк:
Мы не будем в оппозиции. Мы хотим быть реально работающей силой, зайти в парламент мощной фракцией и войти в коалицию. И поддерживать президента Зеленского, других членов коалиции в реализации всех обязательств, которые мы взяли на себя во время избирательной кампании.

Ольга Романюк, представительница партии «Сила и Честь»
Ольга Романюк, представительница партии «Сила и Честь»

– Задание любой политической силе – восстановление мира, война – проблема номер один. Не только вы, но и в окружении Зеленского говорили, что нужно остановить войну. А это не зависит ли от одного единственного человека – Владимира Путина? А любой другой вариант – капитуляция Украины. Не согласны?

Ольга Романюк:
Капитуляции Украины не будет, я более чем уверена. То, что это зависит от воли президента Российской Федерации я согласна, но мы должны быть сильными. Если мы слабая страна, с нами никто не будет разговаривать. Кстати, есть положительный сигнал о том, что Путин готов к переговорам, но только после парламентских выборов. Он готов к тому, чтобы к Нормандскому формату подключить США и Великобританию, но мы не знаем, как к этому отнесется Германия и Франция.

Атаковать должны не наши военные, а наши дипломаты. От нашего активного участия многое зависит
Алексей Рябчин


Алексей Рябчин: Я общался с грузинскими коллегами, коллегами из Молдовы, со многими, и они восхищаются возможностью Украины, интеллектуальной способностью противостоять агрессии, давать отпор. Восхищаются нашими воинами, это единственная армия, которая не боится воевать с Путиным. И восхищаются нашим гражданским обществом. От самой Украины многое зависит. Или мы соглашаемся на предложения нашх международных партнеров, сложили лапки и даем сделать все за нас, но не уверен, что нам от этого будет хорошо. От Украины много что зависит. «Батькивщина» считает, что атаковать должны не наши военные, а наши дипломаты. От нашего активного участия многое зависит.

– Леонид Кучма, представитель Украины в Трехсторонней контактной группе в Минске, сказал, что СНБО может пересмотреть решение об экономической блокаде оккупированных территорий Донбасса, если захваченные украинские предприятия на неподконтрольных территориях вернутся в украинское правовое поле. Ольга, вопрос блокады Донбасса...

Ольга Романюк:
Он очень сложный. Для нас понятно, что это вопрос более политический, потому что последствия блокады для экономики нашей страны довольно-таки серьезные. Если мы покупаем уголь, везем его из США, раньше объявляли, что с ЮАР.

– Хотя на самом деле из ОРДЛО.

Ольга Романюк:
Когда вводили формулу «Роттердам плюс», за все это время пришло всего лишь одно судно. Вопрос, где брали уголь? Я не хочу быть голословной, я должна изучить вопрос, чтобы сказать да или нет по поводу блокады. Но в принципе, возможности получения угля у нас должна быть.

Алексей Рябчин: Что такое блокада – это когда правительство не дает сложные ответы на сложные вопросы и тогда дает ответы улица. Проходили составы, шло перемещение определенных товаров. И были обоснованные претензии, что там могут быть оружие, наркотики, еще какая-то контрабанда. И выходили люди говорили, что-то там не то, мы воюем, а кто-то наживается.

Нужно было давать сложные ответы. Поставить сканеры, сделать инфраструктуру, и дать возможность проверять тем людям, у которых есть вопросы, наймите людей. Если бы таким образом поступили, не было бы вопроса блокады. Поэтому смотря какие условия, это комплексный вопрос, я бы его не смотрел оторванно от реинтеграции. Но начать нужно не с блокады, а обмена наших людей, которые находятся в плену, потом начинать с остановки огня, а дальше можно говорить о других шагах.

– Возможны ли прямые переговоры с лидерами группировок?

Ольга Романюк:
Нет.

Алексей Рябчин: Прямые переговоры – это легализация тех структур, поэтому никаких прямых переговоров.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту
Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите).

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG