Доступність посилання

ТОП новини
19 Вересень 2019, Київ 16:13

Культурная жизнь в оккупированных городах: назад в 80-е годы


(Друкуємо мовою оригіналу)

Театры, филармония, концерты, музеи, литературные чтения и вечеринки. Что происходит с культурой в Донецке вне официоза? Как дончане отдыхают душой – в условиях физической и культурной изоляции от остальной Украины? И как влияет на людей военная диктатура – которая стремится проникнуть в их подсознание? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассуждал философ и гражданский деятель Алексей Панич.

Корреспонденты Радио Донбасс.Реалии из Донецка и Луганска собрали места, которые посещают они и их окружение, чтобы отдохнуть душой. Вот что предлагает Донецк и Луганск в плане культурной жизни вне официоза:

«Сейчас афиш в городе не много. Вот события лета, которые нам удалось найти. На полную работает донецкий бар «Ганджубас». Афиша предлагает много каверов. В июле пели «Короля и Шута», и «Сектор газа». В августе Розенбаума, украинский «Бумбокс» и ACDC. Первого сентября анонсирована студенческая вечеринка в «Чикаго» – очень популярный до войны ночной клуб и байкерс бар. Но теперь ведь ночью комендантский час. Там пишут, что это открытие клубного сезона в Донецке. А 24 сентября в «Чикаго» парти ко дню города: электроника, техно, дип хаус. Играют местные диджеи. В эту субботу была метал-вечеринка Big Fat Gig в концертном зале Undergraund Stage. Играют, судя по зазывалке, тяжелые группы из оккупированной части Донецкой области. 23 августа в ресторане «Плакучая ива» поет российский исполнитель Джанго, Алексей Поддубный. Еще в Донецке есть проект «Жажда смеха» – это детище оккупации, создали его в 2015 году. Теперь на стендапы приезжают российские комики. В ноябре в Донецк приезжает хореографический ансамбль «Лезгинка» из российского Дагестана. В филармонии 16 августа играют «легенды русского рока». Работает кинокофейня Ханжонкова, заведение в кинотеатре «Звездочка». Тут вечеринки, караоке, местный рок и блюз. Практически весь август тут тусят. Активничает донецкий планетарий. Фильмов о звездах там идет сейчас порядка двух десятков.

Афиша концерта Джанго. Донецк, август 2019 года
Афиша концерта Джанго. Донецк, август 2019 года

​Луганск. Культовой андерграундной точкой на карте города был бар «Чиллаут Донбасс». Признаков его жизни мы, увы, не нашли. Студент написал нам, что тусовок нет из-за комендантского часа. Вкусно поесть можно в «Мичигане» и в «Династии». В «Бодром дне» – кофейня – крутят фильмы на проекторе. В Coffee Life можно сыграть в покер, мафию, фильмы посмотреть. В ТЦ «Атриум» есть картинг, пинг-понг, большой теннис, веревочный городок. Также есть квест-комната. На афишах мы нашли вечеринку в Coffee Life и там же поэтические вечера. В пивбаре «Берлога» в августе проводят неделю памяти Виктора Цоя. Еще из событий августа там «Венечкина радуга» – фестиваль памяти музыканта, поэта и художника Вени Дыркина. Также будет проходить опен-эйр на озере села Верхнедеревечка».

– Алексей, для вас новинка, что идет некая культурная жизнь в оккупированных городах?

– Да нет, это не новинка. И тут еще не все сказано. Продолжается движение авторской песни, есть движение писателей и работают союзы писателей. Все это есть и все это вместе создает у меня странное впечатление дежавю. Весь этот микс, который я услышал, это будто я вернулся в Донецк второй половины 80-х годов. До украинской независимости, до распада Советского Союза.

– То есть такой откат на четверть столетия получился, в культурном плане?

Все, что Украина сюда приносила, ушло в подполье. Остались те же рок-ансамбли, которые были при Горбачеве, остались те же литобъединения
Алексей Панич

​– В общем-то да. Все, что Украина сюда приносила, оно ушло в подполье. А остались те же рок-ансамбли, которые были при Горбачеве, остались те же литобъединения. Остались те же способы проводить время, но с каким-то апгрейдом типа «Ливерпуля», но общий стиль культурной жизни совершенно не изменился с тех пор.

– Как так случилось, что 2019 год на дворе, а в культурном плане, с вашей точки зрения, это поздняя перестройка?

– Ну как почему. Донбасс ведь во время украинской независимости все время старался держаться особо, в том числе, в культурном плане. Это была такая резервация, куда редко проникали украинские влияния. А если проникали, то это была внутренняя резервация. Есть украинские села, это отдельная субкультура. У меня еще сердце горько плачет по поводу украинских сел, которые остались на неподконтрольной территории. Мало кто представляет, что там сейчас делается.

Украинская культура дома – это криминал

И в городах была такая субкультура, на них смотрели искоса. Когда выходило это на высокий уровень Конгресса украинистов, который прошел в Донецке. А сейчас схлынуло это дело. Кто это помнит, помнит у себя приватно. Потому что у меня знакомых арестовывали, соседи настучали, что у них дома есть литература на украинском языке. Уже сейчас в 2014 году. Украинская культура дома – это криминал.

А если этот слой убрать, осталось то, что было законсервировано с 1980-х годов и так сохранилось.

Алексей Панич, философ и гражданский деятель
Алексей Панич, философ и гражданский деятель

– Алексей, как вы думаете, люди, которые остались в Донецке и Луганске, им хватает того, что происходит? Это близкая им культура в целом?

– В публичном пространстве они больше не получат. А индивидуально кому чего хватает, мы можем только догадываться. Потому что есть интернет, разные анонимайзеры, которые позволяют ходить куда угодно, при достаточно технических навыках.

Ночной клуб «Чикаго». Донецк, август 2019 года
Ночной клуб «Чикаго». Донецк, август 2019 года

– Одно дело посидеть в интернете, а другое дело сходить на концерт, на вечеринку, литературные чтения. Такого нет в широком смысле?

– Есть литературные чтения, есть Союз писателей Донбасса.

– Там действительно писатели, идет литературный процесс? Культура движется в этом плане или это фикция?

– Какие-то шевеления есть. Другое дело, что это такое коллективное ностальгирование по «совку». Но это есть действительно.

Я учился в одном классе с ныне известным в определенных кругах писателем Федором Березиным, который тогда, когда мы были оба школьниками, он очень иронично относился к советской действительности. А потом у него взыграла такая ностальгия по «совку», что он сейчас пишет фантастические романы, в которых в альтернативном будущем возрождённый СССР добивает «загнившую Америку». В эту манию многим хочется поверить. То есть, разыграть советское прошлое, но только в мировой гонке за лидерство. Это есть Союз писателей.

– Есть ли художественная ценность в этих произведений, с вашей точки зрения?

– Художественной я особо не вижу. Какая-то провинциальная литература. Не хуже и не лучше того, что было в 1980-е годы. Какая-то своя мелкая тусовка. Для их собственных нужд, наверное, хватает. Кому не хватает, тот ищет, куда убраться подальше от этих мест.

– Жителям Донецка свойственна эта консервация, тяготения к собственной культуре? Есть ли вообще такое понятие как донецкая культура?

Как не может быть донбасского народа, так и не может быть особой суверенной квазинациональной донецкой культуры

– А вот давайте подумаем, какой вектор развития может быть у Донецкой культуры. Куда ей развиваться? Донецкая культура, зажатая между Украиной и Россией, иногда пытается родить что-то третье из себя и сказать, что они и не Украина, и не Россия. Но не хватает на это сил. Получаются какие-то монстры. Есть какая-то региональная специфика. Но как не может быть, по моему убеждению, донбасского народа, так и не может быть особой суверенной квазинациональной донецкой культуры.

– Чего не хватает?

– Нет своего отдельного этноса. Что не русское, то украинское. Поэтому Донбасс может развиваться в орбите либо русской культуры, но тогда нужно решать что-то с украинской, либо наоборот. Балансировать между тем и другим иногда получается, но это зависит от динамики противостояния: или дружбы, или конфликтов, или жестокой борьбы России и Украины. Тут Донбасс просто заложник ситуации. Если не получается балансировать, приходится что-то выдвигать на первый план, а что-то вытеснять.

– Говоря об этой консервации, дело ведь не только в войне. Консервируются сами дончане и они сами этого хотят? Если бы не было войны, возможно, что все и продолжалось бы по накатанной.

Донецк так и жил все время украинской независимости, стараясь законсервировать этот заповедник позднего «совка»

​– Донецк так и жил все время украинской независимости, стараясь сохранить в себе, законсервировать этот заповедник позднего «совка». Иногда это получалось выплеснуть на всеукраинский уровень с Партией регионов. Это тоже был стиль советского феодализма, под который постарались нагнуть всю страну. Не очень-то получилось, потому что Украина в целом под этот поздний совок плохо нагибается. А в Донецке оно прижилось и сохранилось.

– Приезжала группа «Ляпис Трубецкой» и был забит зал под завязку, были украинские и беларусские флаги, зрители выкрикивали слоганы «Слава Украине» и «Живе Беларусь», пели гимн Украины. Приезжала группа «Тартак» и зал был тоже забит. Это немного противоречит вашим словам. Люди ходили, участвовали, значит это было нужно людям в Донецке.

– Конечно. Молодежь оппозиционная по определению. И если есть возможность провести вот такую фронду на грани того, чтобы тебя за это не посадили, но как-то показать свой протест. Но что власть запрещает, против того, балансируя на грани, будем протестовать.

– Но тогда еще никто ничего не запрещал и люди ходили. Был определенный запрос на украинскую культуру у дончан. Может тут было и остается какое-то расслоение на поколения? Может было молодое донецкое поколение, которое хотелось украинского?

Афиша бара «Ганджубас». Донецк, август 2019 года
Афиша бара «Ганджубас». Донецк, август 2019 года

​– Мы с вами говорим о публичном пространстве. А можно говорить о разных подводных течениях, которые не очень пробивались на поверхность или пробивались только эпизодически.

Я знаю в Донецке круг людей, даже целую прослойку, которые пытаются жить двумя культурами. И я знаю одного человека, который сейчас преподает в Донецке на украинском языке в университете, печатается в российских и украинских литературных журналах. И при этом, сотрудничает с «МГБ ДНР». И представляет себе идеалы взаимоотношения русской и украинской культуры как это было в советские времена. То есть, независимая Украина – это нет, а малороссийская культура, Украина как культурная резервация и особая культурная разновидность единого и неделимого советского пространства, даже не русского. Есть такой модус как принятие украинской культуры в свое культурное пространство, в основном русскоязычного человека.

Есть молодежь, которая очень следит за украинскими движениями и тянется сюда, и переезжает. А те, кто не может переехать, тот следит через интернет дистанционно, понимают, что здесь больше будущего, чем то, что может предложить Россия.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту

Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG