Доступність посилання

13 Грудень 2017, Київ 07:56

Борьба с системой. Воспоминания Марии Варфоломеевой, которая была в плену боевиков


Мария Варфоломеева

Журналистка Мария Варфоломеева до того, как попала в плен боевиков группировки «ЛНР» в январе 2015 года, освещала события в Луганске в самые жаркие дни вооруженного конфликта на Донбассе. Мария описывала и фотографировала жизнь людей в оккупированном городе, начиная с лета 2014 года. Радио Свобода публикует отрывки из ее дневника.

По окончании первой недели моего пребывания в подвале «МГБ» я начинаю понимать, что-то пошло не так – обмен и не намечается.

Радует, что тут можно выключать свет на ночь – наконец-то удалось поспать в темноте. Смотрю на смайлик, нарисованный Толиком на стене, он согревает сердце. Поляков через стены успокаивает, говорит, еще совсем чуть-чуть. Несколько раз через охрану незаметно ему удается передать мне записку в книжке. Когда неожиданно нагрянул «шмон», то за эту «маляву» получили все: и «прапоры», и сам Толик. Книжки, которые мне дали охранники, я все прочитала. Пора бы домой.

Но нет, началась бесконечная череда из знакомств с новыми персонажами моего рассказа. По утрам проверка, каждый день новые лица в группе из трех человек. Всего четыре смены. Обычно это выглядит вот так:

А где «правосек», которого показывали по телеку? – появляется в дверях ехидно улыбающееся лицо начальника смены охраны

– А где «правосек», которого показывали по телеку? – появляется в дверях ехидно улыбающееся лицо начальника смены охраны. Каждое его появление не обходится без гаденького комментария всем сидельцам подвала.

Маловажный, но забавный момент – это мой поход в душ. Картина выглядит так: я с тазиком, в шлепанцах и конвой из трех человек защищает «республику» от опасной меня. Один «прапор» с пистолетом, второй – автоматчик, третья – женщина (интересно, как объяснял такой порядок тот, кто это придумал?).

Однажды «прапор» торжественно открывает дверь и говорит, чтобы я радовалась. «Ну, наконец-то!» – думаю я. Но оказалось, что он «выбил» для меня разрешение находиться не в подвале, а на первом этаже в помещении с окном. Не совсем то, что я хотела услышать, но и то радует.

Охрана заводит ко мне парня с невменяемо-стеклянным взглядом и проводит в мою кладовку. Каждый раз его водят на допрос через мою камеру. Его внешний вид пугает: на груди «звезды», на всю спину – распятие, куда не ткни – масти

Теперь я нахожусь в камере с дневным светом, столом и диваном – шикую! Пару дней тишины, кроссвордов, самоучителя французского, Библии – и в моей жизни появляется разнообразие, и еще какое. Охрана заводит ко мне парня с невменяемо-стеклянным взглядом и проводит в мою кладовку. Каждый раз его водят на допрос через мою камеру. Его внешний вид пугает: на груди «звезды», на всю спину – распятие, куда не ткни – масти. Три судимости дают о себе знать. Первые четыре дня у него ломка, безумный взгляд. На допросах его жутко избивают – я никогда не видела, чтобы тело человека было таким синим. Бьют током – это у них называется «звонить Обаме».

Пару дней он отсыпается, и я начинаю осторожно проявлять интерес. Зовут Руслан, возит людей через линию разграничения. «Отжали» «девятку», обвиняя в сотрудничестве с «Айдаром». Ничем подтвердить это не могут, просто «выбивают» признание. Гуманные медики дают обезболивающее от всего: ломки, переломов. Еще дают медикаменты, стимулирующие аппетит, как в наркологии. Только еды все равно не дают – Руслан постоянно, как и другие парни, страдает от голода. Порции как для котят – 1-2 раза в день. Мне становится его жалко: всю сепарскую кашу и еду, которую передает папа, я отдаю ему. Еда уходит как не в себя, и он все равно голодный. Только и слышу: «Маш, покорми своего поросёнка». Нет сигарет, от этого он еще больше мучается. Вот и пригодились сигареты из СИЗО, которые дала Оксана.

***

На нее «стуканули» соседи, не пожалев оставить двоих детей без матери

Дабы разнообразить мои будни, сепары решили подселить ко мне Лену. На нее «стуканули» соседи, не пожалев оставить двоих детей без матери. Обвинение было вообще незамысловатым: «Грабила с «укропами» односельчан, потом сидела на БэТэРэ, делила золото и наличку». Это была ложь, но пропагандисткой машине все равно. Из этого вышел устрашающий ролик для сепар-ТВ.

Лена – человек вспыльчивый и эмоциональный. Чем действует на нервы мне больше, чем сепарам. Она грозится перерезать себе вены гвоздем (но инстинкт самосохранения не дает). В перерывах она бегает по узкому проходу прямо передо мной, нагнетает нервную атмосферу. Пытаюсь проявить себя как психолога и успокоить ее. Но только после того, как помолились, она засыпает первый раз за несколько дней.

Она пробыла дней 10 со мной, и это время казалось вечностью. Ее было очень много, и она была везде. Лена непрерывно продуцировала безумные идеи. Например: «Маша, а давай убежим? На заборе колючая проволока, накинем одеяло и перемахнем на свободу».

В этом всем больше всего мне было забавно, что решетку на окне она не считала помехой, но как думает ее обойти – она не сказала.

Теперь стало на два голодающих больше. Под дверью в полиэтиленовом пакетике я просовываю кашу, пряники, колбасу

У Руслана тоже произошло пополнение, но я не хочу вдаваться в детали их судьбы; эти люди пока там и не хочу им навредить. Главное, что теперь стало на два голодающих больше. Под дверью в полиэтиленовом пакетике я просовываю кашу, пряники, колбасу. Мы зовем себя «Маша и три медведя». Со временем им разрешают «передачки» и они тоже могут делиться ништяками. Как-то раз встал вопрос, как под дверью передать грушу? Но в этих условиях становишься более изобретательным и очевидным. На кусачках для ногтей есть короткая пилочка, которой мы порезали грушу, передали под дверью. Ощущение, что пошли против системы. Постепенно мы привыкли друг к другу, стали одной семьей – поддержка друг друга очень важна. Кажется, что мира вокруг нет. Есть только эти стены и мы друг у друга, все наше прошлое кажется не настоящим. Неужели есть мир, где люди ходят, куда хотят; едят, когда им хочется?

Настал день, когда Лену решили перевести в ИВС. Через неделю мы о ней и вспоминать перестали, и слышу я, что кто-то меня зовет. Ее голосом. Я подумала, что галлюцинации. Но тут на пороге появляется радостная Лена, и я вспомнила фразу из мультика голосом волка: «Шо? Опять?» Оказалось, что ее переводят из ИВС в СИЗО, и сюда привезли подписать документы. После этого ее увезли, и даже на свободе, я не смогла узнать о ее судьбе. Мне сказали, что она заболела и умерла в СИЗО (но подтверждений я не нашла).

***

Мимоходом введу нового персонажа – жирный лейтенант. С толстой золотой цепурой на шее, он любит всем рассказывать, что до войны был олигархом, а сейчас вот пришлось родину защищать. Какая родина – такой и олигарх. Отношения с ним сразу не складываются. Он возомнил себя самым главным и требует, чтобы я вставала каждый раз, когда он заходит. А заходит он от скуки по несколько раз в день.

Но мои нервы и так на пределе, а он еще больше провоцирует. Однажды меня «оборвало» и я в порыве толкаю ногой стул, он с грохотом падает на пол. Пытаюсь его поднять, но он снова падает. Прибегает толстый лейтенант и истерично кричит на меня: «Я тебя обратно вниз спущу, я у тебя заберу все, что не положено!».

Я знаю, что это не в его власти. Но сижу и жду, что мне за это будет. Появляется «прапор», который ко мне хорошо относится и говорит: «Маша, пошли, сходим к доктору, успокоишься».

Медики понимают, на какую систему они работают, и стараются хорошо относиться ко всем сидельцам

Медики понимают, на какую систему они работают, и стараются хорошо относиться ко всем сидельцам. Они-то видят, что делают с людьми «в кабинетах наверху» и стараются хоть как-то компенсировать. Лекарствами или добрыми словами. А ко мне успели сильно привыкнуть и сопереживают.

Медсестра наливает мне валерьянки и приговаривает: «Маша, не расстраивайся! Скоро тебя отпустят, пойдем с тобой по магазинам. Купим тебе сумку. Какую хочешь – желтую или зеленую?».

В таком духе мы общаемся, я успокаиваюсь, но понимаю, что все равно ничего не меняется. Спасибо тем, кто, будучи в этой среде, поддерживал меня.

Возвращаюсь в реальность камеры. Узнаю, что ребятам охрана сказала, чтобы «общались со мной». Видимо, чтобы с ума не сошла. Раньше это было официально запрещено, а теперь у нас было «разрешение». Русик, как бывалый человек говорит: «Молодец, победила, откусила у «системы», моя школа. Горжусь тобой! – поверьте, такое признание от человека знающего, было очень приятно».

В следующих частях я продолжу рассказывать о судьбах невинных людей, которые встречались мне в «МГБ».

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

НА ЦЮ Ж ТЕМУ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG