Доступність посилання

ТОП новини
07 липня 2020, Київ 18:56

«Газпрому» придется плохо»: зачем США еще больше санкций по «Северному потоку-2»


(Друкуємо мовою оригіналу)

США могут ввести новые санкции против компаний, которые решатся принять участие в строительстве российского трубопровода «Северный поток-2». В конце прошлого года санкции Вашингтона уже остановили его укладку на этапе, когда оставалось всего 100 километров – около 7% от длины трубы.

Россия же заявила, что намерена достроить трубопровод с помощью своего судна «Академик Черский», который уже пришвартован на севере Германии.

Смогут ли США заморозить строительство почти готового трубопровода? Какие цели преследует Вашингтон? И сможет ли Россия сама «дотянуть» трубу до берегов Германии, из-за которой Украина может остаться без транзита газа?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили президент Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаил Гончар и российский энергетический эксперт, партнер компании RusEnergy Михаил Крутихин.

– США реально рассчитывают заморозить строительство трубопровода «Северный поток-2»? Зачем вводить новые санкции?

Михаил Крутихин: Я тоже не понимаю, зачем новые санкции: вполне достаточно старых. В законе, который как часть военного бюджета Соединённых Штатов был принят в декабре, говорится, что любая организация, компания, предоставившая судно для достройки «Северного потока-2», подлежит санкциям. То есть активы этой компании могут быть заморожены, заблокированы на территории США, официальные лица компании лишаются возможности посещать Соединенные Штаты, и даже активы компании, которые находятся в собственности американских юридических или физических лиц, тоже могут быть блокированы.

Мало того, администрация Белого дома должна вести эти санкции, если появится судно, которое будет продолжать строительство «Северного потока-2». Именно «должна вести», а не «может ввести» – такая формулировка в законах. Вероятно, новые вариации нового закона понадобились просто для риторики нескольким сенатором. Мы уже видели такие попытки: до принятие существующего закона о санкциях было несколько вариантов законопроекта, в частности сенатский законопроект 1441, но они имели очень мало шансов на прохождение. То есть в Сенате не слишком заинтересованы этой проблемой. Вероятность прохождения законопроекта по «Северному потоку-2» по всем инстанциям была всего 2%. И удалось его принять только тогда, когда он стал частью закона о военном бюджете, который уже обязательно надо было принять.

Чтобы остановить строительство, вполне достаточно первого закона, принятого вместе с бюджетом
Михаил Крутихин


Есть очень серьёзные сомнения, что какой-то новый законопроект – а его ещё никто не регистрировал, текст никто не видел, пока есть только заявление сенаторов – способен пройти сенатские комиссии, затем голосование в сенате, затем – в палате представителей, подпись или вето президента. Шансы на прохождение нового закона пока что ничтожные, его даже ещё и нет. Но, чтобы остановить строительство, вполне достаточно первого закона, принятого вместе с бюджетом.

Михаил Крутихин
Михаил Крутихин

– На что рассчитывают сенатор-республиканец Тед Круз и сенатор демократ Джинн Шейхин, которые инициируют этот законопроект?

Михаил Гончар: Во, первых, они последователи своей позиции. Во-вторых, идёт элементарная перестраховка. Ничего нового в американской политике в этом смысле нет: она последовательна ещё со времен Рональда Рейгана, с восьмидесятых годов. И в этом смысле Соединенные Штаты прикладывают все усилия, касательно проекта «Северный поток-2» особенно, чтобы вот эти многодесятилетние, ранее прикладываемые усилия увенчались успехом.

Принятые и уже имеющие силу закона санкции – достаточны. Но новым законопроектом ставится целью эскалировать ситуацию вокруг «Северного потока-2», ещё раз обратить внимание европейцев на недопустимость его завершение. А в случае, если всё-таки каким-то образом «Газпрому» удастся его завершить, то его эксплуатация будет априори невозможной, потому что те, кто будет покупать российский газ из этого газопровода, тоже попадут под американские санкции.

Михаил Гончар
Михаил Гончар

Даже если один километр не будет достроен или, условно, один метр, система работать не будет. То есть либо она есть целостная – и это не только труба, кстати говоря, – либо, вроде, есть на 99.99%, но работать не может. Суть не в том, сколько километров осталось уложить, суть в том, будет ли газотранспортная система построена и должным образом введена в эксплуатацию. И вот здесь позиция Соединенных Штатов неизменна. Да, могут быть определенные процедурные моменты, но, как мы видим, по предыдущем прохождением законопроектов, в этом контексте было двухпартийное единство. То есть не было особых разобщений между республиканцами и демократами. Я думаю, что подход сохранялся и сохраняется. А то, что могут быть какие-то нюансы с технологией прохождение того или иного законопроекта, то даже если вероятность прохождения была очень низкой, в конечном итоге благодаря разного рода юридическим уловкам этот законопроект прошел как часть другого более важного законопроекта – по военному бюджету.

– Решение немецкого регулятора заключается в том, что «Газпром» не может управлять и содержимым трубы, и самой трубой одновременно. А также, что он должен отдавать половину наполняемости трубы другим поставщикам. Как вы считаете, не может ли это быть геополитической игрой со стороны Германии?

Михаил Крутихин: Я склонен исключить такую возможность. Есть германский регулятор, которому нужно выполнить то, что от него требуется, – соблюдение норм, установленных Евросоюзом для всех государств-членов ЕС. В этих нормах сказано, что Германия может ввести какие-то исключения для таких проектов, но если проект уже завершён к апрелю 2019 года. Первый «Северный поток», который был завершён и начал работать до этой даты, регуляторы освободил от таких ограничений, антимонопольных мер, принятых в ЕС. А второй проект просто не готов, даже по формальным признакам он должен был подлежать регулированию в соответствии с этими нормами, и регулятор так и сделал.

Искать какую-то подоплеку политическую, что регуляторы как-то следовали в русле, скажем, американской политики, показывали заботу об этом, я бы не стал.

– Достигнут ли США цели, чтобы этот трубопровод не коснулся берегов Европы?

Михаил Крутихин: «Академик Черский» сейчас стоит на рейде, он выходил в море, постоял там немножко на рейде, потом снова вернулся на остров Рюген. Рядом стоит ещё баржа «Фортуна», тоже способствующая трубоукладочным работам, и ещё три маленьких судна, которые являются судами обеспечение этого проекта. Они стоят, ничего не делают, не загружают. Неизвестно, ведется ли переоборудование этого судна.

Страховать работы этого судна должно какое-то уважаемое международное ведомство или хотя бы перестраховывать российского страховщика
Михаил Крутихин


Затем есть ещё одна серьёзная задержка: чтобы это судно допустить к работе, датские власти должны сертифицировать его. Сертификация должна приходить не только технически: если будет всё в порядке, они должны будут выдать ему разрешения на работу, тем более, у него есть система динамического позиционирования, что обязательно в этих условиях. Но в сертифицировании должно принимать участие такое понятие как страховка: то есть страховать работы этого судна должно какое-то уважаемое международное ведомство или хотя бы перестраховывать российского страховщика. Вот почему американцы так возбудились и говорят: «А давайте-ка мы запретим ещё кому-то страховать».

Где-то до второй половины июля никакие работы в этой акватории невозможны, поскольку там идёт нерест рыбы. Но где-то в августе это препятствие уже исчезнет. И если будет разрешение датчан, если найдется какая-то страховая контора, которая согласится на условия датчан застраховать операции, то возникает техническая возможность их продолжить. Здесь уже решение должно принадлежать американцам, кого они будут подвергать санкциям.

«Газпром» быстренько подсуетился: до последнего момента во всех международных регистрах «Академик Черский» значился как собственность «Газпрома» (там есть «Газпром флот», который пользуется судном на условиях эксплуатации, а владельцем числился «Газпром»), и вдруг пару недель назад стало известно, что владелец – какая-то мелкая компания подразделения «Газпрома», расположенная в провинции. И вот её-то и надо подвергать санкциям, если что-то такое случится.

Но в американском законе значится, что если там есть обманные или структурированные транзакции, которые обеспечат переход владения этого судна от одного юридического лица к другому – то и тот, и другой виновник подвергается санкциям. То есть всё предусмотрено, и здесь всё будет зависеть от энтузиазма Белого дома, будут ли они горячо приветствовать свой собственный закон, выполнят они его или нет – это остаётся под вопросом. По идее, должны выполнить.

– А что может ждать Газпром?

Во-первых, его капитализация уменьшится, во-вторых, иностранные партнеры просто будут бояться с ним связываться
Михаил Крутихин


Михаил Крутихин: Представьте себе, что бондами, акциями «Газпрома» владеют американские граждане и американские организации: то есть накладывается арест на имущество «Газпрома». На все счета имущества «Газпрома», которые связанны с транзакциями через американские банки, тоже накладывается запрет и арест. А поскольку «Газпром» продаёт свой газ в долларах, у него много долларовых транзакций, это может очень сильно помешать: даже просто американские банки прекратят всяческие сношения с газпромовским и счетами и так далее. Все газпромовцы мгновенно лишаются возможности получать американские визы и любые документы, связанные с этими визами. Это я цитирую текст уже принятого закона. Это для «Газпрома» будет очень серьёзно: во-первых, его капитализация уменьшится, во-вторых, иностранные партнеры просто будут бояться с ним связываться, скорее всего, он, может, даже потеряет клиентов по приобретению газа. Мы видим, что в последнее время российский газ большой популярностью в Европе не пользуется, потребление его резко снижается. Турция уже почти совсем отказалась от российского газа. Если ещё и американцы введут санкции, то «Газпрому» придется плохо.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Донбас.Реалії працює по обидва боки лінії розмежування. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите).

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG