Доступність посилання

ТОП новини
13 серпня 2020, Київ 08:58

«Автомат у руки – і на позиції». Білоруські добровольці у книзі про війну на Донбасі


Книжка білоруських журналістів про війну на Донбасі

Катерина Андреєва та Ігор Ілляш

Радіо Свобода публікує фрагменти книжки білоруських журналістів Катерини Андреєвої та Ігоря Ілляша «Білоруський Донбас» про роль білорусів у російсько-українській війні на Донбасі. Книга «Білоруський Донбас» виходить в харківському видавництві «Фоліо» і доступна в електронній версії.

Сьогодні до вашої уваги історія молодої жінки, яка обміняла спокійне життя в Мінську на донбаську лінію фронту. За даними авторів, Надія була єдиною жінкою – громадянкою Білорусі в лавах українських добровольчих батальйонах. Що ж змусило колись далеку від політики людину ризикувати собою заради іншої держави і, як наслідок, втратити можливість жити на батьківщині?

Катерина Андреєва та Ігор Ілляш працюють на телеканалі «Белсат» у Мінську, раніше також були авторами проєкту Радіо Свобода «Донбас.Реалії».

(Друкуємо мовою оригіналу)

В январе 2016 года пожарные прибыли на вызов о задымлении в одной из минских квартир. Там они обнаружили обгоревший труп пожилой женщины, а рядом – емкость с растворителем и свечу. Позже выяснилось, что пенсионерка подожгла себя сама, совершив таким образом суицид. Женщина состояла на учете в психоневрологическом диспансере, в квартире жила одна. Единственный близкий её человек, дочь Надежда (имя изменено по просьбе героини), на похороны не приехала – она была на Донбассе, в добровольческом батальоне «Айдар».

«Из-за шизофрении матушки я подростком провела четыре года в детском доме. Когда пришло время куда-то идти учиться, там поставили перед фактом: документы уже поданы в ПТУ. Отучилась на сварщика. Снимать одной жилье дорого, а с матерью жить стало очень тяжело, и я уехала в Питер к друзьям. Оставаться в Минске мне никогда не хотелось, он слишком маленький. Правда, и в Питере не прижилась. В итоге я переехала в Киев. Это был 2012 год. Если честно, при Януковиче жилось нормально, возможностей хватало... Как только я приехала, нашла подработку официанткой иногда за вечер по сто баксов чаевых получала. Потом устроилась продавать музыкальные инструменты, сидела в офисе за 800 долларов в месяц».

Политикой Надя никогда раньше не интересовалась. Всё изменил Майдан, а позже аннексия Крыма. Новость о захвате полуострова «зелёными человечками» застала её во время очередного приезда в Минск в первых числах марта 2014-го. Ничего не сказав матери, она пошла на митинг к российскому посольству.

...Надежду, как и остальных несостоявшихся участников, милиция еще на подходе задержала за «несанкционированное мероприятие». «Мент сказал «дайте этой бл**и ногой под ср**у», меня скрутили и отвезли в отделение. Там нас всех три часа мариновали. Самое смешное – повязали случайно даже пресс-атташе российского посольства, который просто за водичкой в магазин вышел», – вспоминает Надя. Впрочем, испугать подобным человека, видевшего столкновения на Майдане, было трудно. Почти три месяца белоруска помогала протестующим, чем могла, и в итоге слегла с температурой. Сказалось переутомление.

У меня не было какой-то русофобии, а просто понимание: это враг и он напал... В прицел увидим на нашей земле – убьем
Надежда

...В апреле боевики Гиркина захватили Славянск. «До последнего не верилось, что будет война, что это вообще возможно... У меня не было какой-то русофобии, а просто понимание: это враг и он напал. А так, за что ненавидеть человека, который сидит где-нибудь во Владивостоке? Это глупо. Но в прицел увидим на нашей земле убьем [...] Моя позиция такая: раз я выбрала для жизни Украину, то я за эту страну и за этих людей», рассуждает белоруска.

Весной Надины друзья времен Майдана один за другим начнут уходить на фронт добровольцами. К концу лета она решит проведать приятелей, служивших в «Айдаре» и отправится на тогдашнюю базу батальона в село Половинкино Луганской области.

«Это было почти в 70 километрах от фронта, глубокий тыл. Я приехала просто в гости к ребятам, вся такая девочка, танк от БТРа не отличала», – вспоминает Надя. Вероятно, тогда она не до конца осознавала, что надолго задержится «в гостях» и даже хотела уже вернуться обратно в Киев, но товарищи предложили прокатиться по окрестностям. Сентябрьской ночью они въехали в село Трехизбенка и разместились в здании бывшего детского сада. «На утро на меня надевают броник, балаклаву, в руки автомат и зовут на позиции. Выходим из садика, там мост и речка в ширину метров 60, а через нее уже сепары. Спрашиваю, мол, это что, передовая? А мне в ответ: «Ну да, ноль».

...В «Айдаре» Надя не получила никакой определенной специальности, не имела даже военного билета. Вместо позывного ее называли по имени. «Делала, что было необходимо», – уклончиво говорит она. Постигать военную науку Надежда не стремилась. Но и возвращаться в Киев, где никто не ждал, не хотела. Для одинокого человека фронтовая жизнь, пусть лишь на время, заменяет дом. И даже больше – придает смысл каждому прожитому дню. «Понимаешь, на войне ты чувствуешь себя нужным. Такое ощущение, что делаешь что-то важное. Это не в офисе работать, где тебя в любой момент уволили и взяли другого на твое место… Здесь иначе. Всех, кто уезжает, потом тянет обратно на фронт. Здесь чувствуешь себя нужным и важным», – говорит она.

Пули не задели женщину на передовой – она пострадала в тылу. В феврале 2015-го командир отправил ее в Киев оформлять документы в «Айдар», ведь предыдущие месяцы она даже не значилась в списках личного состава. По дороге машина врезалась в фуру. Сложный перелом, полгода реабилитации, госпитали, санатории... А к осени Надежда вернулась на фронт.

История белоруски исключительна тем, что, в отличие от большинства своих сограждан, воевавших на стороне Украины, Надежда смогла посетить Беларусь. И, по счастливой случайности, не попала в поле зрения спецслужб.

Всё же ей было тяжело бросить больную маму в Минске. На новый 2015 год, отвоевав уже почти шесть месяцев, Надя приехала в Минск. Признается – беспокоилась, но надеялась на лучшее. «Про меня ведь не писали СМИ, я никогда не фотографировалась на фронте, не появлялась на общих снимках, ничего не постила в соцсетях. К тому же, моих данных не было в списке батальона», объясняла она. В том же году она встретила будущего мужа-украинца, тоже добровольца. Чтобы расписаться, у неё потребовали справку о семейном положении по месту жительства. Передать документ почтой не вышло, нужно было личное присутствие. И Надя рискнула еще раз.

В последний раз вернувшись из Беларуси, Надежда провела на базе «Айдара» на Донбассе еще несколько месяцев, совмещая работу поварихи и тренировки на полигоне. Зимой она подала документы в военкомат города Дзержинска (переименован в Торецк) Донецкой области. Но закон, разрешающий иностранцам служить в украинской армии, тогда еще не приняли, и Надежда сохраняла свой полулегальный статус-кво в батальоне. В феврале 2016-го, когда погибла мать, она уже не смогла приехать на похороны, ведь документы уже держали в руках сотрудники военкомата, а значит, существовал риск утечки данных...

После гибели матери Надежда ушла из «Айдара». Позже она пару раз съездила на передовую как волонтер-парамедик, а после «наступила какая-то депрессия». От депрессии не спасла даже семья. Отношения с мужем сложились не совсем так, как мечталось: пришлось ютиться в одной квартире с его родственниками в городке Буча под Киевом. Дважды хотела расстаться, но он не уходил. «Человек-бумеранг», невесело усмехалась женщина. Не найдя себя в гражданской жизни, через пару лет Надя всё же решила поступить на службу по контракту: брали наводчиком ПТРК в 72-ю бригаду Вооруженных сил Украины.

...После фронта быть клерком в офисе или продавцом в магазине Надежда не хотела – такие обыкновенные занятия лишали ее того самого ощущения «важности и нужности». Не прельщало ее и будущее домохозяйки в Буче, с мужем-бумерангом. Настоящим домом, которого у нее никогда раньше не было, для добровольца Надежды стал фронт, а потерянную родину заменила Украина. Таков был её выбор.

Попередня публікація: «Спецслужби Лукашенка бачать у бойовиках «соціально близький елемент». Білоруські журналісти у книзі про війну на Донбасі

(Опублікований текст – уривки із книги «Білоруський Донбас». Висловлені думки та оцінки належать авторами книжки – Ігорю Ілляшу та Катерині Андреєвій і не конче відображають позицію Радіо Свобода)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG