Доступність посилання

ТОП новини
26 Серпень 2019, Київ 06:18

Вести переговоры с преступниками невозможно – Золотухин о сбитии «Боинга» Россией


Боевик российских гибридных сил держит игрушку, обнаруженную на месте падения обломков «Боинга», сбитого российской установкой «Бук». Донецкая область, возле села Грабово, 19 июля 2014 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

Очередной доклад ССГ из Нидерландов – это вброс, чтобы прощупать общественное мнение и обвинить Россию. Так на обвинение трем россиянам и одному украинцу в сбитии «Боинга» отреагировали российские СМИ и официальные лица. О том, что дело политизированно против РФ, заявил даже премьер-министр одной из стран-участниц расследования – Малайзии.

Как России удается убеждать россиян и часть мира в своей невиновности в деле MH17? Почему Малайзия имеет «особое мнение» в этом деле? И виновата ли Украина в сбитии «Боинга»?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили замминистра информационной политики Дмитрий Золотухин, журналистка русской службы Радио Свободы Елена Поляковская и эксперт-международник, президент центра глобалистики «Стратегия 21» Михаил Гончар.

– Елена, недавно закончилась пресс-конференция президента России Владимира Путина. Насколько я понимаю, не был задан вопрос о последнем отчете Объединенной следственной группы. Как думаете, почему?

Елена Поляковская: Я думаю, что эта тема, которую российское руководство старается избегать. Поскольку фактически все доказательства, которые приведены в докладе, напрямую связаны с виной России в этой трагедии и поэтому все было сделано для того, чтобы эта тема на Прямой линии не прозвучала.

– То есть, можно сказать, что Владимир Путин опасается прямых вопросов в этом деле?

Елена Поляковская: Да. Можно сказать, что и на другие вопросы, связанные с темой Украины, в частности, с Востоком Украины, тоже напрямую не ответил.

– Расскажите об ответах российского президента, которые касались Украины? Было ли что-то интересное?

Елена Поляковская: За 17 лет уже все привыкли к уровню вопросов и ответов Владимира Путина на них. Касательно Украины было несколько вопросов. В частности, Путин несколько пренебрежительно высказался о новом президенте Украины Владимире Зеленском. Он вспомнил его квновское прошлое. И отвечая на вопрос может ли он рассказать какой-то анекдот, Путин сказал, что есть люди, которые это сделают лучше его и намек был очевидным на Владимира Зеленского.

Касательно Донбасса и территорий, вокруг которых сейчас ведется много споров и разговоров. Путин в ответе на вопрос одной из семей переселенцев Донбасса сказал, что нужно выпустить законодательные акты, чтобы эти люди могли получать на законных основаниях паспорта и иметь те же права, что и россияне.

– Дмитрий, для многих россиян отчет Объединенной следственной группы ничего не значит, не верят в виновность России. А в Украине априори верят? Как вы объясните этот российский феномен?

Дмитрий Золотухин: Реальность каждого человека формируется из тех источников, из которых он получает информацию. Я не думаю, что каким-то образом можно повлиять на эту ситуацию, кроме того, чтобы иметь контроль над средствами донесения информации.

Если это будет интернет и если интернет сможет ограничить влияние заинтересованных лиц, как мы сейчас ведем дискуссии по поводу социальных сетей. То есть, если ограничить влияние тех, кто обладает технологиями, деньгами и интересом в том, чтобы манипулировать реальностью через средства донесения информации, лишь тогда у нас есть шанс сделать так, чтобы люди искали факты и взвешивали хотя бы разные стороны.

Через 20-24 часа после того, как стало известно о трагедии, ключевые западные таблоиды вышли с заголовками, что Путин виновен в смерти 300 человек
Дмитрий Золотухин

Пять лет идет этот спор. Я очень хорошо помню, 17 июля 2014 года я был волонтером в информационном аналитическом центре Совета национальной безопасности и обороны Украины. У нас тогда был кабинет в «Укринформе», мы работали без остановки практически 48 часов, чтобы оценить масштаб трагедии, катастрофы, информационного и репутационного ущерба, который грозил Украине.

И вряд ли можно сказать, что наша деятельность нас от чего-то уберегла, потому что через 20-24 часа после того, как стало известно о трагедии, ключевые европейские и западные таблоиды вышли с заголовками о том, что Путин виновен в смерти 300 человек.

Лишь только то, что информация объективного характера: спутниковые наблюдения, радиолокационные наблюдения, уже тогда была у неких сильных мира сего… с этого момента мы ведем войну за то, чтобы не только Украина, а и мировое сообщество признало факт, что вести переговоры с преступниками и людьми, которые не только допустили такую трагедию, но и потратили несметное количество ресурсов, чтобы оправдать себя, чтобы лгать все это время, невозможно.

Есть огромное количество людей в России, которые здраво мыслят, пытаются ориентировать в информационном пространстве, в котором они живут. И они точно знают, кто является виновником в этой трагедии. Они понимают, что есть вес аргументов. Но они никогда не будут идти против своей власти, против Владимира Путина.

Кто-то действительно, наверное, боится. Но большая часть людей, как мне кажется, которые здраво мыслят, понимают, что Россия несет ответственность за 298 смертей. И они готовы сделать так, чтобы ответственность за них несла Украина, просто потому что они всегда будут защищать режим Путина, который это совершил.

Я думаю, что буквально через несколько часов, после того как была получена информация о крушении, в Украине уже были факты, потому что мы были в состоянии войны и все глаза, которые были в украинских органах нацбезопасности были направлены в этот регион. И эта информация циркулировала. Действительно уже 19 июля было огромное количество фактов, которое говорило кем совершено это преступление и каким образом его пытаются скрыть.

Дмитрий Золотухин. замминистра информационной политики
Дмитрий Золотухин. замминистра информационной политики

– Недавно премьер Малайзии Махатхир Мохамад раскритиковал предварительные результаты Совместной следственной группы по делу крушения «Боинга» на Востоке Украины. По его мнению, следствие по делу является политизированным и направленным против России. Мохамад заявил, что предоставленные следственные группой доказательства не убеждают малайзийское правительство: «Даже перед началом расследования они утверждали, что ответственность за катастрофу несет Россия. Мы хотим доказательств, но сейчас никаких доказательств нет, только сплетни». Михаил, как объяснить такое особое мнение Малайзии? Стоит ли тут искать геополитические мотивы?

Михаил Гончар: Такое мнение безосновательно, потому что можно просто не видеть того, что уже доказано и говорить, что этого недостаточно. Высказывания Махатхира Мохамада носит весьма общий характер. Это хорошая упаковка для игнорирования позиции.

Сейчас Малайзия испытывает трудности, в частности, нефтяной сектор. Они тоже рассчитывают на некое российское содействие
Михаил Гончар

На самом деле, ничего удивительного в такой позиции Малайзии нет. Просто у нас мало знают о том, что собой представляет эта страна и какие у нее отношения с Россией. В этом как раз и суть. Отношения с путинским режимом были установлены достаточно давно. В 2003 году Путин награждал Мохамада орденом «дружбы народов», были серьезные сделки по покупке российской авиатехники. Идет сотрудничество в нефтегазовом секторе. Хотя не очень успешно, но малайзийская государственная компания «Petronas» является акционером российской нефти. Сейчас Малайзия испытывает трудности, в частности, нефтяной сектор, в силу низких цен на нефть. Я полагаю, они тоже рассчитывают на некое российское содействие. Вполне возможно, что Россия это обещает, но при определенных условиях.

Михаил Гончар, эксперт-международник, президент центра глобалистики «Стратегия 21»
Михаил Гончар, эксперт-международник, президент центра глобалистики «Стратегия 21»

– Дмитрий, есть ли вина Украины в случившемся и нужно ли об этом говорить? Например, что Украина не закрыла свое воздушное пространство, что часто является аргументом с российской стороны, во многом оправданным.

Дмитрий Золотухин: Безусловно нужно об этом говорить. Это не один раз поднималось и в процессе расследования, и на многих встречах между Генеральной прокуратурой Украины и Объединенной следственной группой. Все необходимые документы были предоставлены как государственной авиаслужбой, так и правоохранительными органами, которые по запросу нидерландской стороны полностью открыли все имеющиеся данные.

Дело в том, что такие решения не принимаются сейчас на сейчас. После того, как сбит ИЛ-76 в июне 2014 года, были данные, что у террористов и россиян, которые там находятся, есть переносные зенитно-ракетные комплексы, высота действия которых является определенный и выше они не могут достать. Воздушный коридор был закрыт ниже 10 километров.

В этот день было три или четыре борта, которые проходили по этому маршруту, все они находились на высоте боле 10 километров, абсолютно соблюдая все нормативы, которые предоставили международные организации по безопасности международных полетов Украине. Оснований, чтобы закрывать воздушное пространство полностью на тот момент не было.

– Украина не знала, что в руках у группировок «Л/ДНР» есть «Бук» оружие?

Дмитрий Золотухин: Не было фактов, которые могли бы стать основанием для принятия таких решений не в Украине, а даже в международных органах, которые несут функцию обеспечения
безопасности международных полетов и сотрудничать с национальными операторами.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту
Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите).

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG