Доступність посилання

ТОП новини
15 Вересень 2019, Київ 13:22

Все говорят о Иловайске, как о трагедии, а на самом деле это большое проявление героизма – Лысейко


Бойові ордени учасника АТО на футболці бійця Дмитра Куліша (позивний «Сімка»). Київ, 7 серпня 2015 року

(Друкуємо мовою оригіналу)

Проект AfterIlovaisk документальных фотографов, которые сами чудом вырвались из Иловайского котла 29 августа 2014 года, рассказывает о бойцах украинской армии, которые выжили и которые погибли.

Как самых активных украинцев – а значит, и Украину – изменили Иловайские события августа 2014 года? Зачем вспоминать о боли? И чему трагические и героические истории военных могут научить гражданских украинцев?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили документальный фотограф, участник событий в Иловайске в 2014 году, руководитель проекта AfterIlovaisk Макс Левин и документальный фотограф, участник событий в Иловайске в 2014 году, участник проекта AfterIlovaisk Маркиян Лысейко.

– Коллеги, можно назвать вас участниками тех событий? Как вы себя охарактеризуете?

Макс Левин: Самый сложный вопрос, наверное. Это тонкая грань, которую до войны старались не переходить. То есть, не переходить в близкие отношения с героями публикаций. На самом деле, война это красная линия, когда познакомился, сдружился, а потом человек погиб. Все эти истории, этот проект – больше личное переживание того, что произошло.

Маркиян Лысейко: Мы видели больше, чем многие из нынешних бойцов. Но мы не принимали непосредственного участия. Мы были как бы со стороны, но, в то же время, и не со стороны.

– Вы не участники, но вы там присутствовали. Расстрел «зеленого коридора» – о чем для вас этот день 29 августа 2014 года? Кроме того, что это ваш второй день рождения.

Маркиян Лысейко: Для меня это день – память. Мы сдружились со многими ребятами до Иловайска, потом в процессе во время Иловайска. Они погибли и для меня это всегда день памяти. Проект состоит в том, чтобы рассказать другим людям, как и что было.

Маркиян Лысейко, документальный фотограф, участник событий в Иловайске в 2014 году, участник проекта AfterIlovaisk
Маркиян Лысейко, документальный фотограф, участник событий в Иловайске в 2014 году, участник проекта AfterIlovaisk

– Расскажите детальнее об этом проекте. С какой целью?

Макс Левин: Это истории конкретных людей. И это история не проигрыша, а того лучшего, что было в этих добровольцах, которые объединились в одном месте. Это не только Иловайск, это просто самое яркое событие войны 2014 года.

Эти люди пожертвовали своей жизнью, своим здоровьем, чтобы мы в обычной гражданской жизни понимали, что это было не зря
Макс Левин

Эти люди пожертвовали своей жизнью, своим здоровьем, чтобы показать, в том числе, пример. И нам, чтобы мы в обычной гражданской жизни понимали, что это было не зря. Что давая дальше взятки, обманывая, получая зарплаты в конверте или ведя себя не как гражданин, мы предаём этих ребят.

Все эти ребята – борцы за справедливость. Мы попали туда, что-то смогли увидеть. Внутреннее ощущение, что мы должны это рассказать. Чтобы в украинцев не осталось ощущения, что это трагедия, в которой виноваты какие-то генералы.

– Генштаб изложил свое видение, официально сказал, что трагедия случилась из-за того, что многие военные ослушались приказа, оставили в определенных участках открытые границы. Поэтому, наверное, многие думают, что виновато командование в определенной мере. Это не так?

Макс Левин: Мы не говорим о стратегических просчетах. Да, украинская армия не была готова. Но это не цель нашего проекта. Мы говорим о людях, о том, что они проявили свои лучшие качества.

Украинские военные спасают раненого бойца во время боев под Иловайском, 10 августа 2014
Украинские военные спасают раненого бойца во время боев под Иловайском, 10 августа 2014

– Один из участников проекта AfterIlovaisk Александр Немешкало, военный 17-й бригады Вооруженных сил Украины, он единственный выжил из экипажа БМП. Сейчас он живет во Львове.

«Так вышло, что все погибли. С некоторыми родственниками, женами, девушками погибших парней я общался… О каких мелочах ты раньше волновался: опоздал на поезд, бросила девушка и ты не знаешь, как это пережить. Это были такие мелочи».

Александр не заканчивает фразу, говорит, что все это мелочи. А что главное для всех этих людей?

Макс Левин: Я уже не первый раз слушаю этот фрагмент. Я понимаю, что это формат скорее не для широких масс. Нужно этому уделить время и, возможно, заставить себя посмотреть. Многие закрывают на это глаза.

– Потому что это больно.

Макс Левин: Это очень больно, да. Но если мы будем закрываться и дальше, и этот урок не усвоим. Любая революция, война дается людям, чтобы переосмыслить что-то. Такая цена независимости, к сожалению. Цена, чтобы понять, что такое ответственность.

– Как сказал Александр Немешкало, для него сейчас после Иловайска не страшно опоздать на поезд, потерять девушку. А что самое страшное? О чем думают добровольцы?

Маркиян Лысейко: Этот герой, Александр, он же молодой парниша. Он был в Иловайске и пережил то, чего многие не пережили. И он дальше пошел служить, подписал контракт, учится. Но вопрос с 2014 года не решился.

Вопрос Донбасса не решился. И многие военные хотят закончить этот вопрос. А дальше уже будем разбираться в политике
Маркиян Лысейко

Поменялись взгляды, какие-то политические расклады изменились в стране, но вопрос Донбасса не решился. И многие военные хотят закончить этот вопрос. А дальше уже будем разбираться в политике.

– В день трагедии 29 августа 2014 года было опубликовано обращение Владимира Путина на сайте Кремля: «Очевидно, что ополчение достигло серьезных успехов в пресечении силовой операции Киева, представляющей смертельную опасность для населения Донбасса и уже приведшую к огромным жертвам среди мирных жителей. В результате действия ополчения большое количество украинских военнослужащих, участвующих в военной операции не по своей воле, а выполняя приказ, попало в окружение. Я призываю силы ополчения открыть гуманитарный коридор…»

Мы знаем, чем это закончилось. Но многие говорят, что людей загнали в Иловайский котел и они там были по приказу. Кто там был?

Маркиян Лысейко: Мы не можем говорить за всех. Мы были с батальоном «Донбасс», пересекались с другим батальоном по ходу боевых действий. Но было очень много разных частей и из ВСУ тоже. Были кадровые военные, возможно, они не хотели идти, у них был приказ. Тут тоже был приказ, его можно было не выполнять. Но они пошли.

Макс Левин: Один из героев нашего проекта – позывной «Фитиль». Он из ВСУ, сапёр. Он рассказал, что командир их собрал за неделю до этого и сказал, что есть такое боевое распоряжение, но заставлять туда идти никто не будет. Все понимают, что там происходит. Кто хочет и может идти, сделали шаг вперед, кто не захотел – остался.

Макс Левин, документальный фотограф, участник событий в Иловайске в 2014 году, руководитель проекта AfterIlovaisk
Макс Левин, документальный фотограф, участник событий в Иловайске в 2014 году, руководитель проекта AfterIlovaisk

– Что изменил Иловайск в Украине?

Все говорят, что это трагедия. Но на самом деле, это большое проявление героизма... Они очень неплохо противостояли несколько дней российской армии, которая была обучена, окопана
Маркиян Лысейко

Маркиян Лысейко: Все говорят, что это трагедия. Но на самом деле, это большое проявление героизма. Потому что в большинстве это были добровольцы и преимущественно они были с плохим оружием, не были окопаны, они двигались. То есть, это легкая добыча для атаки. И они очень неплохо противостояли несколько дней российской армии, которая была обучена, окопана, пристрелянная. Все плюсы были на их стороне.

И мы не знаем потерь с той стороны. Война сама по себе это трагедия. Это результат того, чего не удалось дипломатам или политикам.

– Появились новые доказательства участия России, но в самой Украине многие не верят, что зашли регулярные российские войска. В чем дело? Почему?

Макс Левин: Это постправда, о которой еще писал Оруэлл в «1984». И то, что мы покажем, если стереть событие со страницы истории, останутся такие фильмы.

Маркиян Лысейко: Вы говорите, что больно смотреть, поэтому многие не смотрят видео или не читают. Но кто-то это пережил, такой же гражданин как вы или я, а кто-то даже не хочет посмотреть, что же он пережил. Хотя живут в одной стране и должны бы делать одно дело. А если не смотрят, они начинают слушать политиков, политики очень манипулируют. Истина одна, а правда разная.

– Как сами военные говорят, зачем Россия расстреляла колонну? Каких целей добилась Россия таким образом?

Макс Левин: Она хорошо пропагандирует то, что ей нужно. И для чего мы делаем этот проект. Мой папа, с которым мы общаемся, знает, где я был и что видел, он не верит, что там была российская армия. Он говорит, что это войны олигархов.

Это эпоха постправды. То, что написано на страницах интернет-сайтов и говорится по телевизору – важнее, чем то, что говорят участники событий.

– Можно ли сказать, что в Иловайске были одни из самых активных украинцев, которые сами туда вызвались? Они там изменились и каким-то образом изменили саму Украину?

Маркиян Лысейко: Я думаю, что да. Потому что когда Россия заходила, наверное, у нее были другие, большие задачи. И в районе Иловайска ее остановили, она не достигла задач. Но тут нельзя говорить, что там были лучшие люди. Не нужно забывать, что были батальоны, который заходил с Севера через Луганскую область. Это был не единственный добробат.

Макс Левин: Мы все пять лет закрываем на это глаза. Еще в 2016 году мы обращались в Министерство информационной политики, чтобы получить финансирование на проект. Был отказ. Нам сказали, что любые истории, связанные с Иловайском, не финансируются.

Мы не сможем это пережить, пока государство так же не будет говорить об этом.

– А как думаете, почему отказали?

Макс Левин: Ну, это же большая потеря, трагедия. Мы должны изменить об этом представление. Война это самое худшее, но в то же время, самое лучшее, что произошло в жизни каждого из этих ребят. Это парадокс. Поражение – да, военные потери. Но это пример для нас и следующих поколений.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG