Доступність посилання

ТОП новини
18 Жовтень 2019, Київ 19:00

От Каменного Брода к Луганску: как основали город и что сейчас там


Парк Горького в Луганське

(Друкуємо мовою оригіналу)

Луганское, Ворошиловград, Луганск. Самому восточному областному центру Украины и второму по размеру городу Донбасса исполнилось 224 года. Основали его, как и другие промышленные центры Украины, иностранные специалисты, но к началу войны на Донбассе город стал все более выделяться на их фоне.

Почему? Как появился Луганск? Как луганчане относятся к донецким и с чем это связано? И какие факты из истории города будут интересны даже коренным луганчанам?

О Луганске в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили главный редактор интернет-издания theБабель Евгений Спирин и луганский историк Андрей Василенко.

– Коллеги, День Луганска празднуют во вторую субботу сентября, как говорят луганчане. Но сейчас группировка «ЛНР» отпраздновала в прошлую субботу. С чем связана эта путаница? И когда на самом деле день города?

Евгений Спирин: Всегда его отмечали во вторую субботу сентября. В этот раз формально они ошиблись, потому что 1 сентября было воскресенье. То есть, по идее, надо было бы праздновать на этих выходных.

Андрей Василенко: Про Луганск я знаю другую информацию, что все-таки не в субботу, а во второе воскресенье отмечался день города.

– А с чем вы связываете, что сейчас на неделю отодвинули?

Евгений Спирин: Ответ банален. На этом празднике был концерт звезд российской эстрады. Они смогли приехать именно в этот день и под них подстраивались. Поэтому тут нет никакой конспирологии.

День города стал отмечаться так широкомасштабно в 1990 годы, праздник был направлен на мобилизацию электората
Андрей Василенко

Андрей Василенко: Хочу внести ремарку. День города стал отмечаться так широкомасштабно в 1990 годы, когда появились демократические выборы и этот праздник был направлен на мобилизацию электората.

– Как праздновали День города в Луганске до войны?

Евгений Спирин: ​Обычно это выглядело так. Есть несколько локаций: городские парки и центральная Театральная площадь, на которой всегда днем массовые мероприятия, а вечером концерт. Даже, бывало, приглашали нормальные группы. В какой-то год даже выступал Вакарчук на Театральной площади, в начале 2000-х.

А салюты они возобновили, наверное, с 2016 года. От чего у местного населения выпадают клоками волосы, потому что все уже «салюта» насмотрелись за последние пять лет., как вы понимаете.

А ярмарки народных мастеров теперь выглядят совсем не так, как это было в Луганске до войны. Теперь это какие-то ложечники, русские кокошники и тому подобное.

Евгений Спирин, главный редактор интернет-издания theБабель и Андрей Василенко, луганский историк
Евгений Спирин, главный редактор интернет-издания theБабель и Андрей Василенко, луганский историк

– Андрей, когда появился город? Вы связываете его появление с началом строительства Луганского литейного завода, шотландцем Карлом Гаскойном, который его начал строить. Ведь раньше на этом месте был посёлок Каменный Брод. И все равно днем основания города считается это дата.

Андрей Василенко: Это одна из важных вех в формировании города. Потому что статус города Луганск получил в конце 19 века. До этого он вообще назывался Луганский завод, это был казенный посёлок. Важно подчеркнуть, что это был подневольный труд. Это были крепостные и мастеровые люди, которых привезли из России. Были и вольные люди, специалисты, но это были иностранцы, они работали за деньги. Об этой особенности почти нигде не прочитаешь.

– В Википедии написано, что 1882 году Луганск получил статус города. Объединили этот Луганский Завод и Каменный Брод. Что интересно, сельские громады обоих посёлков сопротивлялись тому, чтобы объединиться. Почему? И нет ли сейчас отголосков такой неприязни объединения?

Андрей Василенко: Камброд сохранял свою специфику и в советское время. Это бывшее село и оно где-то сохранило свою ментальность. Частные дома, огороды... Люди там держали домашнюю живность, коров, свиней. Они отличались от сельского населения, так как они были не крепостными, а работали на заводе, у них было больше возможностей.

Андрей Василенко, луганский историк
Андрей Василенко, луганский историк

– После Луганска у города около 50 лет с перерывами было название Ворошиловград в честь Климента Ворошилова. Как относились в городе к этой личности?

Андрей Василенко: Я жил при Ворошиловграде, но это название многими очень трудно выговаривалось. Вообще про Луганск очень много мифов как было, так и остается, они и сейчас создаются.

Евгений Спирин: В Луганске был огромный памятник Ворошилову. Ворошилов сидел на коне и у коня были первичные половые признаки. Так вот перед каждой Пасхой коню красили «яйца», это была добрая луганская традиция.

Луганск звучит куда лучше, чем Ворошиловград. Разве нравится людям жить в городах, которые названы чьими-то именами?

Я помню по словам отца, что когда меняли второй раз на Луганск, это вызвало одобрение.

– Есть такой миф, наверное, среди людей, которые не бывали в Луганске, что это полностью просоветский город.

Луганск слишком близко находится к России, его было легко оккупировать
Андрей Василенко

Андрей Василенко: Я живу в Киеве пять лет и смотрю, что люди не сильно и отличаются. На мой взгляд, это миф, который формируется целенаправленно, чтобы расколоть общество. Вся вина этих людей в географическом положении. Луганск слишком близко находится к России, его было легко оккупировать.

– Карл Гаскойн был шотландцем, что-то осталось от него в городе? Чувствуется шотландский дух?

Андрей Василенко: Есть бюст, стоит возле краеведческого музея. В народной памяти абсолютно ничего не осталось. Своих специалистов в Российской империи не было, обращались к иностранцам. В общем-то иностранцы многое сделали для развития нашего города.

Евгений Спирин: Если сейчас спросить у кого-нибудь на улице в Луганске, кто такой Карл Гаскойн, я уверен, что люди понятия не имеют, чем он занимался и кто основал город.

Я немного не согласен. Не по отношению к Луганску, а в принципе к поколению. У людей очень крепок миф о том, что Советский Союз создал все, до него ничего не было и после него ничего не было. Но это касается не только Луганска.

– Из «фишек» Луганска это определенное понятие квартала?

Евгений Спирин: Это просто районы города, застроенные домами. Я, например, жил на Восточных кварталах. Это такая суровая местность, спальный район. Это называлось кварталами, целый массив спального района.

Помню, приехал в Киев и для меня было удивлением, когда мне говорили «пройди три квартала», потому что в Луганске, чтобы пройти три квартала, нужно нормально постараться. Это целый район.

Слушательница: Я родилась в Луганске. У нас всегда был чистый Северский Донец, а сейчас, говорят, грязный, люди стали меньше купаться. Еще вспомнили бы гостиницу «Октябрь», прекрасная гостиница, насколько она была качественно построена, очень красивая. В Луганске был чистый город и это не совсем Донбасс, это всегда был город машиностроителей.

– Прозвучало название «Октябрь», сейчас он называется «Украина». Но бытует мнение, что в Луганске больше не на что смотреть.

Евгений Спирин: В Луганске есть много чего смотреть. Да, я недавно был в Станице и я смотрел на этот Донец, который в ужасном состоянии. Раньше там купались, десять минут маршруткой и ты на тарзанке под мостом. Сейчас там стоит блокпост «ЛНР», они жгут деревья и шины, потому что не хотят вывозить мусор, вся эта речка в мусоре. И это все в минах.

– Что объединяет луганчан?

Евгений Спирин: Нелюбовь к Донецку (смеется). Луганск появился как город раньше Донецка. Он развивался, а потом все пошло не в ту сторону. Даже в моей юности мы ездили гулять в Донецк, потому что это казалось нам большой столицей. Как только в «Заре» играли хорошо в футбол, его перетаскивали в «Шахтер». Донецк воспринимался как старший брат, который лезет в твои дела.

Но я не считаю, что Луганск был отдельно. Вообще в моем мире не было понимания чего-то отдельного от Украины. Да, Донбасс, все любили говорить, что они едят уголь по утрам, бреются топором, но это скорее шахтерский фатализм, который передался всем людям.

– Всегда был такой лейтмотив, что Луганск не безнадёжен, что это все-таки Украина. Коллеги, для луганчан до войны это чувствовалось?

Евгений Спирин: Мне кажется, это чувство было по всей Украине. До Майдана не особо любили бить себя в грудь и говорить, что мы украинцы. А теперь они это делают и это правильно.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG