Доступність посилання

ТОП новини
02 липня 2020, Київ 15:36

«Я постоянно была либо беременна, либо только родила»: мать 12 детей о том, как вырвалась из домашнего насилия


Сначала боевые действия, а потом коронавирусный карантин спровоцировали всплеск домашнего насилия в Украине и в Донецкой области. Иллюстративное фото

(Друкуємо мовою оригіналу)

Она говорит: поняла, что находится в рабстве, после случайно прочитанной книги. И спустя годы решила проблему домашнего насилия. К тому времени у нее было... 12 детей!

Это одна из историй, которую мы услышали от посетителей фонда помощи жертвам семейного террора в Славянске. Сначала боевые действия, а потом коронавирусный карантин спровоцировали всплеск домашнего насилия в Украине и в Донецкой области. Жертвам сложно осознать проблему и решиться обратиться за помощью, но специалисты советуют не медлить, иначе агрессия может плохо кончится.

Радио Донбасс.Реалии узнало, почему людям пришлось обращаться за помощью в центр, как работает мобильная бригада, и правда ли, что на карантине с насилием в семьях стало хуже.

Оксана вышла замуж в 19 лет. С будущим мужем встречалась недолго и, как оказалось, мало его знала. Вскоре девушка начала замечать агрессию со стороны мужа.

И с годами агрессия, как говорит женщина, только росла.

Первый раз он меня ударил – два месяца мы с ним прожили
Оксана


«Первый раз он меня ударил – два месяца мы с ним прожили. Слегка ударил, но это было оскорбительно, конечно. А я никому не сказала, даже маме. Он это начал регулярно делать. Почему я не сказала? Потому что он меня запугивал – отгородил от родных, чтобы я с ними не виделась. В общем, изолировал от людей», – делится Оксана.

Она говорит, муж всегда хотел много детей. По словам Оксаны, каждый год в семье рождался ребенок. С детьми муж тоже вел себя агрессивно.

Я не могла их защитить: я постоянно была либо беременная, либо только родила
Оксана


«Бил детей, бил меня. Пока они были маленькими, он срывался на мне. Когда они подросли, он начал на них срываться. Особенно, когда такой возраст пошел: 6, 8, 10, 12 лет. Дети боялись конца учебного года. У других радость, а они боялись домой идти. Потому что он проверял табели, и это всегда было очень плохо для них: они просто боялись идти домой. А я не могла их защитить: я постоянно была либо беременная, либо только родила», – вспоминает реалии семейной жизни женщина.

А когда муж начал крепко выпивать, рассказывает Оксана, ему уже не нужны стали причины, чтобы поднять руку на жену и детей.

«Путь к свободе»

Женщина говорит, что в середине 2000-х не было информации о домашнем насилии, да и интернета в доме тоже не было. А в полицию не хотела обращаться.

Я была в глубокой депрессии. Просто не хотелось жить мне
Оксана


«Я не верила, что мне кто-то поможет, – вспоминает она то время. – Я даже не искала этого выхода. Я была в глубокой депрессии. Просто не хотелось жить мне».

Оксана не общалась с родными. Дружеского общения тоже не было.

Через 15 лет брака муж серьезно заболел. Женщина говорит, что побои временно прекратились – у мужчины на рукоприкладство просто сил не хватало.

Зато он попросил жену почитать в слух подаренную книгу.

Сама идея свободы меня настолько поразила, что я поняла: я тоже в рабстве
Оксана


«Называлась книга «Долгий путь к свободе. Нельсон Мандела», – делится женщина. – Я эту книгу начала читать. Сама идея свободы меня настолько поразила, что я поняла: я тоже в рабстве. Я тоже в рабстве».

После этой книги Оксана начала изучать литературу по психологии и саморазвитию, искала информацию в интернете. Говорит, что чтение перевернуло ее образ мыслей: женщина осознала, в каком враждебном мире жила.

Клікніть, щоб відкрити
Клікніть, щоб відкрити

После выздоровления муж продолжил пить, матери с детьми зимой по темноте приходилось убегать из дома от побоев.

Оксана три года шла к решению, боялась говорить в открытую – и в 2018 году, наконец, развелась с мужем.

А в мае этого года за побои дочери мужчине, как говорит Оксана, присудили один год с отсрочкой наказания.

За поддержкой в трудной ситуации женщина обращалась к психологу в благотворительный фонд «Каритас» и в благотворительную организацию «Славянское сердце».

Сейчас Оксана с двенадцатью детьми живет на съемной квартире и готовится через суд лишить бывшего супруга родительских прав.

«Славянское сердце»

Катерина Ханева работает координаторкой по реагированию на случаи насилия благотворительного фонда «Славянское сердце».

Катерина рассказала Радио Донбасс.Реалии, что фонд создали в 2014 году вынужденные переселенцы.

Катерина Ханева
Катерина Ханева

Уже пять лет «Славянское сердце» – исполнительный партнер Агентства ООН по делам беженцев, сотрудничает с разными международными организациями и посольствами.

В фонде работает 25 человек. Есть три мобильные бригады, которые выезжают в случаях домашнего насилия. В составе мобильной бригады – социальный работник, психолог и юрист.

В основном, говорит Катерина, работа фонда сосредоточена на линии разграничения в Донецкой и Луганской областях.

Благодаря работе «Славянского сердца» в Донецкой области началась практика выдачи ограничивающих предписаний (предусмотренные законом ограничения или обязанности для обидчика – ред.), также волонтеры доводили дела до судебных рассмотрений по статье Уголовного кодекса «Домашнее насилие».

У фонда нет своего приюта. Но, если женщине необходимо пристанище, сообщила нам Катерина, то волонтеры могут отвезти в безопасное место.

Насилие: женщины страдают чаще

В украинских законах прописали четыре вида насилия: физическое, психологическое, экономическое и сексуальное.

Насилие всегда начинается с психологического. Потом ситуация ухудшается и добавляются другие виды насилия
Катерина Ханева


По словам Катерины Ханевой, на практике никогда не бывает одного вида насилия в семье. Обычно их сразу несколько. «Насилие всегда начинается с психологического. Потом ситуация ухудшается и добавляются другие виды насилия: ограничения в использовании ресурсов, физическое насилие проявляется, сексуальное насилие у супругов».

А еще волонтер сообщила Радио Донбасс.Реалии, что за помощью обращаются и женщины, и мужчины. Но женщины – намного чаще.

Война и домашнее насилие

Война сильно повлияла на рост домашнего насилия. А вот государство, по мнению Ханевой, не учитывает особенности прифронтовой зоны. Например, стандарты помощи для Днепра и Марьинки – одинаковые.

Боевые действия значительно повлияли на динамику насилия, в прифронтовой зоне помощь необходима прежде всего
Катерина Ханева


«Боевые действия значительно повлияли на динамику насилия, потому что кроме нестабильного эмоционального состояния, в котором живут семьи, экономическое обнищание, тотальная феминизация бедности (увеличение числа женщин, живущих за чертой бедности – ред.), отсутствие работы, отсутствие возможности куда-либо обратиться за помощью, – все это негативно влияет на то, что в прифронтовой зоне помощь необходима прежде всего».

Село Славное на линии разграничения
Село Славное на линии разграничения

А с сервисами и того хуже. Например, суд, к которому относится Авдеевка, расположен в Селидово. Это около 50 км в один конец.

Коронавирус и домашнее насилие

С введением карантина, говорит Катерина, в стране и в Донецкой области наблюдается динамика увеличения случаев домашнего насилия.

Это подтверждает и статистика организации «ООН Женщины в Украине»: с введением карантина на начало мая количество звонков на горячую линию по предотвращению домашнего насилия стало больше на 30 процентов.

А вот Сергей Алешкин, начальник управления участковых офицеров Нацполиции, еще 10 апреля говорил, что полицейские не фиксируют увеличение фактов домашнего насилия в связи с карантином.

Почти через месяц после это в интервью hromadske Екатерина Павличенко, замминистра внутренних дел, предположила, что обидчик находится рядом с жертвой, и это не дает возможности позвонить на «102».

Плакат в Верховной Раде
Плакат в Верховной Раде

А вот как описывает Катерина Ханева влияние карантина на рост домашней агрессии: «Мы понимаем, что если до этих ограничений, например, передвижения, люди имели возможность или обращаться куда-то за помощью, или могли иметь какое-то свободное время от насилия, когда обидчик уходил на работу, то сейчас вынужденное общее нахождение в одном помещении или ограниченное передвижение между населенными пунктами, когда были закрыты возможности уехать куда-то, например, к матери, это крайне негативно влияло».

Также волонтер говорит, что многие женщины на линии разграничения живут за чертой бедности и зависят от доходов мужчин.

«Это тоже не дает возможности уехать куда-то, снять себе жилье или начать какую-то новую жизнь», – описывает прифронтовые реалии Ханева.

Что говорят в полиции Донетчины

Как рассказал Радио Донбасс.Реалии Александр Полосухин, спикер полиции Донецкой области, на Донетчине круглосуточно работают две мобильные группы реагирования на факты совершения домашнего насилия. Они обслуживают жителей Мариуполя и Краматорска.

В остальных населенных пунктах на вызовы реагируют обычные экипажи полиции.

По информации правоохранителей, в 2019 г. зафиксировали 6437 случаев домашнего насилия. За 5 месяцев 2020 года – уже 3965.

Полицейские говорят, что мужчин с жалобами обращается немного, около 10 процентов. Максимальное наказание для обидчика – лишение свободы сроком на два года.

С ведением карантина число сообщений о домашнем насилии не увеличилось, – уверяют полицейские.

Если вы нуждаетесь в защите, в полиции рекомендуют обращаться:

102 – Национальная полиция Украина

15-47 – правительственная горячая линия для пострадавших от домашнего насилия

116-123 или 0800500335 – организация «Ла Страда»

772 или 0800500225 – Национальная детская горячая линия

@police_helpbot – чат бот МВД в Telegram.

Что делать?

Катерина Ханева советует мужчинам и женщинам, которые стали жертвами домашнего насилия, звонить или писать в любой мессенджер в «Славянское сердце» по телефону: 0500368665.

После обращения волонтеры подключают юриста, полицию и другие необходимые службы.

На линии разграничения, когда происходит случай насилия, мы с женщиной находимся на связи до момента, когда полиция приедет
Катерина Ханева


«На линии разграничения, когда происходит случай насилия, мы с женщиной находимся на связи до момента, когда полиция приедет, чтобы убедиться, что полиция приехала, что заявление приняли (мы сопровождаем в том, как заявление надо писать), чтобы мы были уверены, что есть реакция. Например, если мы говорим о вызове полиции на линию разграничения, мы можем ждать и два часа. А это очень большой промежуток времени, за который человека могут просто убить. И это критически важно», – говорит Ханева.

Жертвам насилия она советует не молчать и обращаться за помощью.

А сотрудникам служб, которые такую помощь оказывают, волонтер рекомендует ответственно походить к работе. Ведь человек долгое время терпит и перебарывает страх. И если ему не окажут поддержку или не обеспечат безопасность, последствия насилия могут быть намного хуже.

Ведь бывали случаи, делится Катерина Ханева, когда полиция приезжала, ничего не делала, а обидчик наносил после этого жертве еще более серьезные телесные повреждения.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Донбас.Реалії працює по обидва боки лінії розмежування. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите).

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG