Доступність посилання

ТОП новини
02 червня 2020, Київ 10:08

Там мой дом, мое хозяйство: истории тех, кого не пускают домой в карантин


КПВВ «Гнутово», февраль 2020 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

Они живут у чужих людей, а рискуют остаться и вовсе на улице без средств к сущестованию. Из-за карантина по обе стороны линии разграничения заблокированы люди: жители и свободных, и оккупированных территории. И у тех, и у других есть свой дом, собственные вещи, их ждут родные, но по правилам карантина дорога туда им закрыта. В правительстве говорят, что домой ехать можно, но на самом деле – нет. И это легко проверить.

Наталья прописана в городе Енакиево Донецкой области. Сейчас эта территория оккупирована российскими гибридными силами. Женщина работала в Словакии.

«28 марта я пересекла границу со Словакией и въехала в Украину. Согласно приказа президента, нужно было за три дня выехать из-за границы в Украину. Границу я прошла за 20 минут, без вопросов. Прошла температурный контроль. Подписала анкету о том, что я обязуюсь пройти самоизоляцию по месту прописки, то есть в городе Енакиево», – рассказывает Наталья о своем путешествии домой.

29 марта она уже была на КПВВ «Новотроицкое». Там ей сказали, что все закрыто – ее никуда не выпустят.

Женщине посоветовали ехать на КПВВ «Марьинка». Мол, там есть и ГСЧС, и палатка, в которой можно переночевать.

КПВВ «Марьинка» для Натальи и еще трех женщин, которые возвратились из Польши, тоже был закрыт.

Нам с расстояния пяти метров объяснили, что нас не пустят в палатку. И нам пришлось ночевать на блокпосту под открытым небом


«Нам пограничники сказали, что не пропустят: идите в палатку ГСЧС. В палатку мы пошли, это был уже вечер. Нам с расстояния пяти метров объяснили, что нас не пустят в палатку, потому что они боятся, вдруг мы заразные. И нам пришлось ночевать на блокпосту под открытым небом. Попросили горячей воды – нам вынесли за три метра, налили и до свидания. Мы не могли никуда позвонить, потому что телефоны зарядить не дали», – делится Наталья своими злоключениями.

Самоизоляция

«Это не наши, а ваши проблемы, что вы не можете попасть домой»


Утром женщинам сообщили, как говорит Наталья, что есть выбор: «Или ищите машину, которая вас отвезет туда, в один конец, и вас пропустим. Или сейчас вызываем полицию и вас забирают за нарушение самоизоляции. Когда мы сказали, что подписали анкету, в которой указали адрес самоизоляции, ответ был такой: «Это не наши, а ваши проблемы, что вы не можете попасть домой».

Две недели нас контролировали по телефону
Наталья


Женщинам пришлось уехать в Курахово и снять там квартиру. Наталья говорит, что вечером позвонили из Министерства здравоохранения и записали ее по адресу в Курахово: «Две недели нас контролировали по телефону. Звонили утром, спрашивали, как самочувствие».

10 апреля женщинам дали справку, что они прошли самоизоляцию.

Погранслужба отправляет в ООС, ООС отсылает назад в Погранслужбу
Наталья


«Начали звонить в ООС, Погранслужбу. Погранслужба отправляет в ООС, потому что разрешение на пропуск через линию разграничения дает ООС. ООС отсылает назад в Погранслужбу, мол, Погранслужба пропускает. Говорят, что вас не пропустит пост «ДНР». Когда мы говорим, что с «ДНР» уже сами разберемся, нас все равно никто не пускает», – описывает Наталья хождения по замкнутому кругу.

Донецк во время эпидемии коронавируса
Донецк во время эпидемии коронавируса

Ей посоветовали обратиться в Службу занятости. Там сказали собрать пакет документов. Но, рассуждает Наталья, кроме паспорта и идентификационного кода, не будешь же с собой постоянно возить диплом и трудовую книжку.

Я домой хочу, просто хочу домой!
Наталья


«Вы нам принесите документы, после карантина мы вас зарегистрируем. После карантина они мне даром не нужны. Я домой хочу, просто хочу домой! У меня в Енакиево свой дом, хозяйство. Я в конце-концов имею право попасть домой», – говорит женщина.

До сегодняшнего дня ни один орган так и не ответил Наталье, что ей делать.

Если 23-24 апреля не откроют КПВВ, – я буду жить на КПВВ


«Вот я сижу и не знаю, куда дальше обращаться и куда вообще идти. Денег уже нет, чтобы здесь жить и снимать квартиру. Надежда на 24 апреля. Если 23-24 апреля не откроют КПВВ, – я буду жить на КПВВ», – в отчаянии говорит Наталья.

За что жить?

Похожая история и у Оксаны – женщины, с которой Наталья ночевала на блокпосту. У нее в Донецке жилье, больная мать и двое детей. Дочери 16 лет, а сыну – 12. До начала эпидемии женщина работала в Польше.

«В связи с коронавирусом работа закрылась. Начали закрываться предприятия. Работали только поляки. Других возвращали на родину», – делится Оксана.

Она говорит, что рассчитывала попасть домой до 3 апреля. 25 марта была уже во Львове. Из Львова поехала в Киев, а потом – в Курахово.

«Так как поезда и автобусы не ходили, ехали с перевозчиком, потратили очень много денег», – говорит Оксана.

29 утром женщина добралась до КПВВ «Новотроицкое». По словам Оксаны, она пробыла там целый день. Потом вместе с Натальей поехала на КПВВ в Марьинку, и там уже ночевали на улице.

Оксана провела две недели в самоизоляции и тоже получила справку.

Но долго я так жить не смогу. У меня нет денег


Женщина говорит, что ей дали пожить в квартире бесплатно. «Но долго я так жить не смогу. У меня нет денег. За что жить? Люди приедут в эту квартиру и будут жить», – делится переживаниями Оксана.

Донецк во время эпидемии коронавируса
Донецк во время эпидемии коронавируса

Кого куда пропускают

Сейчас решение о пропуске людей через линию разграничения в порядке исключения принимает только командующий штаба ООС. Павел Ковальчук, пресс-секретарь Штаба ООС, ранее объяснял, что такие исключения делают для гуманитарных – критических, по сути – случаев.

Каждый случай рассматривается на месте, и решения принимаются также на месте
Павел Ковальчук


«Критические ситуации – это лечение или смерть родственника. Все это подтверждается справками. Если многодетная мать не успела выехать до закрытия КПВВ, то ей нужны документы, что её ждут дети. Каждый случай рассматривается на месте, и решения принимаются также на месте», – объяснял ранее Ковальчук.

Кроме того, говорил он, если украинская сторона и пропустит человека, то нет гарантии, что его впустят или выпустят вооруженные формирования, подконтрольные России. Такие случаи нам действительно известны: лишь на днях к Радио Донбасс.Реалии обращалась дончанка, которая получила разрешения на проезд от командующего ООС (в оккупации у нее заболел муж), но группировка «ДНР» не пропустила ее.

Алексей Резников, вице-премьер-министр и министр по делам реинтеграции временно оккупированных территорий, еще 1 апреля заверил, что люди могут вернуться домой. Как те, кто живет в ОРДЛО и заблокирован на подконтрольной территории, так и те, кто остался в оккупации.

«Их обязаны пропустить, Госпогранслужба и Штаб ООС знают это и пропускают их», – отметил Резников.

Об обратной ситуации – когда домой на свободную территорию страны не могут вернуться заблокированные в оккупации, мы писали в этом материале. Пока никакого решения о людях, оставшихся в карантин не дома, нет.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Донбас.Реалії працює по обидва боки лінії розмежування. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите).

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

ВАС МОЖЕ ЗАЦІКАВИТИ

XS
SM
MD
LG