Доступність посилання

ТОП новини
30 березня 2020, Київ 10:58

«Это диктатура» – депутат Гончаренко о возможном введении чрезвычайного положения


(Друкуємо мовою оригіналу)

Министр здравоохранения Илья Емец призывает Владимира Зеленского ввести режим чрезвычайного положения в Украине. Более жестких мер требует и глава МВД Арсен Аваков.

Что ждет украинцев, если чрезвычайное положение в стране введут – по примеру Италии, Исландии, Болгарии, Эстонии и Чехии? Поможет ли это побороть эпидемию? Почему оппозиция в Верховной Раде выступает против?

Об этом в эфире Радио Донбасс. Реалии говорили эксперт по публичному праву и глава правления Центра политико-правовых реформ Игорь Колиушко, народный депутат от фракции «Европейская солидарность» Алексей Гончаренко и народный депутат от фракции «Слуга народа» Евгения Кравчук.

– Игорь Борисович, расскажите нашим слушателям, что такое режим чрезвычайного положения. Насколько я понимаю, оно может быть введено в Украине впервые?

Мы не имеем фактического опыта применения законодательства о чрезвычайном положении, поэтому очень важно в нем правильно разобрать и сориентироваться
Игорь Колиушко


Игорь Колиушко: У нас был прецедент, когда локально оно применялось, это было недолго в Крыму в связи с какой-то экологической ситуацией или аварией. Действительно, мы не имеем фактического опыта применения законодательства о чрезвычайном положении и поэтому очень важно в нем правильно разобрать и сориентироваться. Согласно нашей Конституции и вообще теории конституционализма, чрезвычайное положение подобное к военному, только имеет другие причины. То есть это правовой режим, применяющийся в государстве в связи с какими-то форс-мажорными обстоятельствами.

Если военное положение – в связи с военными действиями, то чрезвычайное положение может применяться в случаях эпидемии, пандемии, стихийных бедствий, техногенных катастроф и тому подобное.

Конституция прямо предусматривает, какие права человека могут быть ограничены в условиях чрезвычайного положения, а какие не могут
Игорь Колиушко


Бывают ситуации в жизни различных стран, когда выполнить все предусмотренные Конституцией права и свободы человека просто невозможно или их выполнение может принести вред людям. Вот для этих ситуаций и предусмотрен режим чрезвычайного положения. Он вводится указом Президента, который должен быть утвержден в 2-дневный срок Верховной Радой, только после этого он вступает в силу и действия.

Во-вторых, важно понимать, что Конституция прямо предусматривает (статья 64), какие права человека могут быть ограничены в условиях чрезвычайного положения, а какие не могут. И именно в Указе Президента о введении чрезвычайного положения надо четко определить, с какой целью он вводится, какие права ограничивается, на какой территории, на время и как это обеспечивается.

Игорь Колиушко
Игорь Колиушко

– В сознании обывателя среднего украинца чрезвычайное положение – это диктат военных, полицейских. Вы разделяете такой взгляд на чрезвычайное положение, если упрощать его?

Если граждане не понимают, для чего вводится чрезвычайное положение, – оно может принести больше вреда, чем пользы.
Игорь Колиушко


Игорь Колиушко: Все зависит от того, как будет выписан Указ Президента. Его можно выписать таким образом, что он приведет даже к необдуманному, гипертрофированному, слишком большому ограничению прав человека и диктата полицейских или военных. Может он быть вписан и таким образом, что, действительно, решит нужные проблемы, вопросы для обеспечения борьбы с пандемией.

Я хочу подчеркнуть, что введение чрезвычайного положения должно быть результатом заранее продуманной и скомуницированной обществом стратегии борьбы с теми причинами, которые порождают НС. Если граждане не понимают, для чего вводится чрезвычайное положение, – оно может принести больше вреда, чем пользы.

– Алексей, в ряде государств уже введен режим чрезвычайного положения. Ваша фракция выступает против его введения в Украине. Почему?

Я не понимаю, что дополнительно даст введения чрезвычайного положения по всей стране. Я понимаю, что это точно ударит по экономике
Алексей Гончаренко


Алексей Гончаренко: Потому на сегодняшний день мы не понимаем, чем он должен помочь. Я хочу напомнить, что уже во многих областях Украины введен режим так называемой чрезвычайной ситуации. Многие из тех задач, которые хотят решить через введение чрезвычайного положения, уже в Украине реализованы через объявление карантина. Например, запрет на массовые акции, ограничение перемещения, ограничение работы общественного транспорта, много других вещей.

Поэтому я не понимаю, что дополнительно даст введение чрезвычайного положения по всей стране. Я понимаю, что это точно ударит по экономике, хотя бы с точки зрения психологической, хотя это речь не только психологии. Кроме того, это позволяет власти, например, вводить цензуру, ограничивать свободу слова.

Имея риски диктатуры, мы имеем удар по экономике, а ради чего?
Алексей Гончаренко

Власть, например, хотела в Минске подписывать соглашение, что так называемые «ДНР» и «ЛНР» становится на один уровень с Украиной. Из-за коронавируса это заседание состоится в режиме видеоконференции и, я так понимаю, в режиме видеоконференции точно подписать ничего нельзя. Однако сам факт того, что такие ключевые вопросы для будущего страны обсуждаются, когда Украину ставят на одну ступень с так называемыми «Л/ДНР», а Россию – на одну ступень с Германией и Францией и практически выводят её из всего, чего Россия так долго добивалась, – это катастрофа. И вдобавок ситуация, когда ещё чрезвычайное положение с ограничениями: я считаю, что это диктатура. Таким образом, имея риски диктатуры, мы имеем удар по экономике, а ради чего?

Алексей Гончаренко
Алексей Гончаренко
Я общался с медиками: состояние медицины катастрофическое
Алексей Гончаренко


Когда 2 месяца пандемия уже шагала по планете, наша власть не делала ничего. Если мы сейчас имеем письмо секретаря СНБО Данилова 31 января на имя премьер-министра Гончарука: он просит, например, ограничить экспорт и реэкспорт медицинских товаров, необходимых для борьбы с эпидемией, и ничего этого сделано не было – вывозилось частными фирмами на миллион долларов. Я общался с медиками: состояние медицины катастрофическое.

– Алексей, глава МОЗ требует немедленно ввести режим чрезвычайного положения. Получается, медики видят в этом смысл определённый, например, комендантский час, чтобы пожилые люди не ходили по улицам.

Алексей Гончаренко: Нельзя всех медиков ассоциировать с министром здравоохранения. Я со многими общался, которые придерживаются совершенно иной точки зрения. Причём здесь комендантский час? Если они не будут ходить вечером, будут ходить днем. В Швеции может кто угодно ходить, или в Нидерландах, или во многих других странах: только чтобы не ходили группами, придерживались расстояния.

Если мы хотим защитить группу риска, например, пенсионеров, нужно другие меры принимать. К примеру, отнять льготный проезд – это мера действительно многих из них оставит дома. Мы можем вводить какие-то ограничения через другие режимы, не только через режим чрезвычайного положения.


У нас, кроме коронавируса, есть экономика Украины. Что будут люди кушать через месяц-два?
Алексей Гончаренко

Я ни разу не слышал от господина Емца аргументацию, чего он хочет добиться. Если цель господина Емца, чтобы все сидели дома по квартирам и вообще не выходили – то, я считаю, это пагубная цель и ничего хорошего она не принесёт. Хочу напомнить: у нас, кроме коронавируса, есть экономика Украины. Что будут люди кушать через месяц-два? Запасов у граждан Украины нет, мы не граждане США и не граждане Франции. Возможности влить в украинскую экономику триллион долларов США или 300 миллиард евро, как Франция, у нас нет. А что мы будем делать через 2 месяца, если вообще все люди перестанут выходить на улицы, остановится вся экономика как таковая, кроме там доставки продуктов, электроэнергии, воды и так далее?

– Давайте дадим слово народному депутату от фракции «Слуга народа» Евгении Кравчук. Евгения, вы готовы голосовать за ведение режима чрезвычайного положения? Вводят ли в курс дела депутатов из фракции «Слуга народа», будет ли введено ЧП и на каких условиях?

Мы прекрасно понимаем, что не может Украина быть в таком шатдауне очень долго, у нас действительно ослаблена экономика, мы не выдержим очень жестких мер, а потом нужно будет помогать бизнесу восстанавливаться
Евгения Кравчук


Евгения Кравчук: Во-первых, мы сейчас очень гипотетически говорим об условиях чрезвычайного положения. Если не дай Бог через какой-то период очень сильно обострится ситуация, вот тогда можно говорить о каких-то дополнительных моментах, о введении чрезвычайного положения – если будет проведен анализ, каким образом это отразится на экономике, на бизнесе. Мы прекрасно понимаем, что не может Украина быть в таком шатдауне очень долго, у нас действительно ослаблена экономика, мы не выдержим очень жестких мер, а потом нужно будет помогать бизнесу восстанавливаться. Сейчас бизнес наоборот помогает, они дополнительные средства направляются, включают различные социальные программы, закупают аппараты дорогостоящие – это тот момент, когда бизнес и власть должны работать совместно и помогать друг другу.

Поэтому сейчас говорить о введении чрезвычайного положения, очевидно, преждевременно, потому что нет действительно прописанной модели по ограничению и аргументации, почему именно такая крайняя мера должна быть употреблена.

Евгения Кравчук
Евгения Кравчук

– Алексей, вы вчера сообщили, что глава Министерства здравоохранения собирается подать в отставку. Расскажите пожалуйста, что там происходит?

Алексей Гончаренко: По моим данным, Емец написал заявление об отставке. Я не знаю, что будет происходит дальше, пойдёт ли это заявление до Верховной Рады в итоге, будем ли мы голосовать или он отзовет заявление. Вообще, мне кажется, кадровый подбор команды действующей власти очень своеобразный, части министров у нас нет до сих пор. Мне кажется, что с господином Емцем тоже не самым удачным образом получилось: хороший врач – не равно хороший министр. Что господин Емец – хороший хирург никто не спорит, а что он хороший министр – это вызывает большие сомнения.

– Алексей, я правильно понимаю: вы подозреваете желание власти ввести чрезвычайное положение с какими-то возможными телодвижениями в Минске? Что за этим прикрытием могут быть сделаны какие-то политические шаги в отношении РФ?

Алексей Гончаренко: У меня есть факты. 11 марта Ермак едет в Минск и подписывает там ужасный документ о создании этого Консультационного совета, правильно его назвать «капитуляционный совет». Кстати, так считают многие депутаты от «Слуги народа». Я видел письмо, которое было подписано более чем 50 депутатами фракции, которые точно также говорили, что не понимаю, что это вообще такое.

Давайте вспомним, что ровно неделю назад у нас был согласительный совет Верховной Рады, на котором было принято решение, что Рада фактически уходит на карантин, но проводит внеочередные сессии для принятия законов по борьбе с коронавирусом. Вечером в понедельник выступает Зеленский с обращением к нации и говорит: я хочу, чтобы они много чего голосовали и кадры всё остальное, и законы земле надо обязательно.

Вот это уже называется политическое мародерство – пользоваться эпидемией, когда люди не могут протестовать
Алексей Гончарук

Вот это уже называется политическое мародерство – пользоваться эпидемией, когда люди не могут протестовать. Поэтому давайте заниматься эпидемией, мы проголосовали закон, который вместе с коллегами в том числе из «Слуги народа» готовили, мы готовы голосовать за другие законы, которые сейчас готовятся, мы готовы приходить на работу Верховную Раду и писать законы вместе с коллегами – всё, что касается эпидемии. Всё остальное, мы считаем, нужно остановить до окончания эпидемии и до окончания карантина.

Политика не может пойти на карантин
Евгения Кравчук


Евгения Кравчук: Конечно, политика не может пойти на карантин. Я, кстати, голосовала против изменения календарного плана, потому что, думаю, мы и дальше могли продолжать более активно работать. Но, в принципе, формат работы в комитетах, когда можно в любой момент собраться на внеочередное заседание, также нормальный. Думаю, что до конца этой недели мы соберемся на внеочередное заседание, будет зарегистрирован очередной законопроект, над которым совместно работают депутаты, в первую очередь экономического комитета и комитета по вопросам социальной политики и соответствующих ведомств. Он будет касаться пандемии и мероприятий: с одной стороны, чтобы мы могли защитить людей, с другой – поддержать бизнес, в том числе какими-то дополнительными налоговыми льготами и дополнительным стимулами.

Потому что, действительно, экономика очень важна и должны понимать, что будет через несколько месяцев, когда мы тот пик пройдем, увидим те результаты, которые будут в экономике и, в первую очередь, с бизнесом.

– Открытие рынка земли?

Мы не можем остановить политику, экономику: народные депутаты в этот период должны чувствовать даже большую ответственность и делать свою работу
Евгения Кравчук


Евгения Кравчук: Сейчас такой вопрос не стоит в повестке дня. Если это будет наше консолидированное решение вместе с правительством, вместе с Президентом, мы обсудим с фракцией и с другими фракциями.

Мы не можем остановить политику, экономику: как раз народные депутаты в этот период должны чувствовать даже большую ответственность и делать свою работу. Конечно, на этом внеочередном заседании всем будут предоставлены дополнительные средства защиты, чтобы мы смогли удержать работоспособность парламента как можно дольше.

– Игорь Борисович, вы не находите сейчас, что уже нарушаются некие права, свободы украинцев – право не заработок, на образование, на свободное перемещение – без каких-либо законных для этого оснований?

Игорь Колиушко: Да, я согласен. Целый ряд ограничений, которые уже введены решениями правительства или органов местного самоуправления, фактически трудно объяснить с точки зрения нашей Конституции без введения чрезвычайного положения. И здесь есть проблема: с одной стороны, в ответ мы услышали объяснение, мол, это рекомендации и за это не будет никакой ответственности, но здесь очень сложная дискуссия.

На самом деле, с правовой точки зрения всё выглядит довольно непросто: и не введение чрезвычайного положения, и тем более, если оно будет вводиться, но без надлежащих объяснений и обоснований, – я боюсь, что это будет еще хуже. Потому что опасения, что это может кто-то использовать для чего-то, не связанного с эпидемией, на самом деле очень распространены в нашем обществе.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Донбас.Реалії працює по обидва боки лінії розмежування. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите).

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG