Доступність посилання

ТОП новини
19 Вересень 2018, Київ 12:48

Стоит ли уже строить новый Донбасс?


Руины шахты «Бутовка» под Авдеевкой

(Друкуємо мовою оригіналу)

Украина не может исключать вариант обострения военных действий на Донбассе, если в этом будет заинтересован президент России Владимир Путин – такое мнение выражают эксперты. Если война продолжится – какой будет экономика подконтрольной Украине части Донбасса? Может ли старопромышленный регион стать успешным? Что можно менять в экономике уже сейчас? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассказали кандидат экономических наук, сотрудница Института экономики и прогнозирования НАН Украины Елена Снеговая и экономист, эксперт-аналитик Борис Кушнирук.

Стратегическое видение региона в обязательном порядке тоже должно быть. Иначе мы не будем знать, куда идём и что мы получим на выходе
Елена Снеговая

– Елена, стоит ли уже сейчас строить стратегически новый Донбасс? Может, дождаться окончания войны и объединения Донбасса, а потом уже начинать модернизировать экономику?

Елена Снеговая: Задачи восстановления экономики подконтрольных областей должны уже сейчас стоять на повестке дня.

Необходимо говорить прежде всего о задачах текущих и перспективных, это главное. И стратегическое видение региона в обязательном порядке тоже должно быть. Иначе мы не будем знать, куда идём и что мы получим на выходе.

– Какое бы могло быть стратегическое видение в идеале, каким мог бы быть Донбасс?

Елена Снеговая: Идеала как такового не существует. Но возможно приблизиться к современной структуре экономики посредством внедрения в жизнь модели постиндустриального синтеза. Это подход, который позволил бы совместить неоиндустриальные основы Донбасса, потому что региональная политика зарубежных стран уже не базируется на том, чтобы найти драйверы роста в этой промышленности. Даже то, что осталось, должно искать новые основы.

– Что конкретно вы имеете в виду?

Потенциал у [базовых отраслей экономики] есть, но он должен строиться на новой индустриальной основе. Промышленность не должна быть на задворках этого процесса, она должна быть впереди
Елена Снеговая

Елена Снеговая: Я проводила исследование, оценивала возможность восстановления базовых отраслей экономики промышленности Донецка в новых политических и экономических условиях.

Потенциал у этих отраслей есть, но он должен строиться на новой индустриальной основе. Промышленность не должна быть на задворках этого процесса, она должна быть впереди, должна быть драйвером. Другое дело, какой мы должны видеть экономическую структуру, какими мы должны видеть отрасли, какую они должны выпускать продукцию.

Пожалуй, тяжёлое машиностроение уже теряет свою актуальность, но оно же может быть ориентированным на другие сегменты рынка и быть драйвером.

– Чем отличается неоиндустриальный от индустриального, к которому привыкли жители Донбасса?

Елена Снеговая: Индустриальное развитие, прежде всего, базируется на экстенсивной эксплуатации ресурсов, то есть невозобновляемая эксплуатация ресурсов. Плюс технологии, которые используются, тип и характер энергетики.

А неоиндустриальное – это новые подходы к эксплуатации ресурсов, экологосберегающие технологии, которые в Германии стали драйвером роста. Для Донбасса мы хотя бы должны определить точки роста, смотреть на передовые технологии в мире и на них ориентироваться.

Елена Снеговая
Елена Снеговая

Слушатель, Киев: Недавно была подсчитана экологическая составляющая восстановления Донбасса, это около 3 миллиардов долларов. А учитывая, что угольная промышленность – это вчерашний день, и 75% переселенцев оттуда не хотят возвращаться на Донбасс, я считаю, что это депрессивный регион, и не вижу будущего.

Экологическая проблема должна решаться как часть проблемы реструктуризации Донбасса. Нам необходимо вкладывать деньги, чтобы решать проблемы, накопленные посредством экстенсивного пути развития
Елена Снеговая

Елена Снеговая: Мне кажется, это не так, потому что экологическая проблема должна решаться как часть проблемы реструктуризации Донбасса. Нам необходимо вкладывать деньги, чтобы решать проблемы, накопленные посредством экстенсивного пути развития.

Я всегда привожу пример Германии, у Британии такой же пример, но немного другой путь развития и другие результаты. Нам необходимо прежде всего смотреть, что сейчас является решением проблемы. Если драйвером буквально пять лет назад могли быть человеческие ресурсы, то сейчас мы должны искать незадействованные ресурсы. Мы же не можем обречь население на вымирание.

– На эмиграцию, например. Сейчас все эти процессы происходят, ничего особо не меняется в этом плане.

Елена Снеговая: Мне кажется, подвижки есть.

– Какие? Есть ли предпосылки к тому, о чём вы говорите?

Елена Снеговая: Насколько я знаю, там уже прекрасно решаются работы с технопарками. Запущено два технопарка, на этой основе формируют платформу, на которой будут решаться вопросы структурного изменения.

Возможно, сейчас запускают толчок структурных изменений через увеличение доли малого и среднего бизнеса, но будут и другие подвижки. Технопарк является тем инструментом, который запускает эти процессы.

– Елена, в своей статье в издании «Зеркало недели. Украина» вы по пунктам критикуете концепцию Государственной целевой программы по восстановлению и развитию мира в восточных регионах Украины. Что предлагает эта стратегия и чем она плоха?

Елена Снеговая: Я не могу сказать, что критикую, скорее анализирую и делаю выводы. Прежде всего, в этой программе как не было, так и нет стратегического видения. Даже тогда, когда мы могли бы его представить как специалисты и вложить в конкретные направления, которые были сделаны экспертами ООН. Но внутри этой программы отсутствует наполняемость этих мер, и программа утрачивает комплексное значение.

Она сосредоточена на краткосрочных единичных проблемах, комплексного решения нет.

– Борис, стоит ли сейчас стратегически строить экономику Донбасса до окончания войны?

Война и неопределённые сроки её окончания усложняют разработку долгосрочной стратегии. Мы не можем исключать и обострения событий на Донбассе, если в этом будет заинтересован Путин. А такая потребность у него может возникнуть
Борис Кушнирук

Борис Кушнирук: Проблема очень сложная и многослойная. Безусловно, война и неопределённые сроки её окончания усложняют разработку долгосрочной стратегии. Мы не можем исключать и обострения событий на Донбассе, если в этом будет заинтересован Путин. А такая потребность у него может возникнуть.

Если мы говорим о стратегии, то нужно понимать, что развитие Донбасса в значительной мере было завязано на третьем технологическом укладе, на добыче угля и производстве металлов. Завязанность именно на этих видах производства с точки зрения дальнейшего развития не очень перспективна. Мир уже пошёл дальше. Мы этим создаём себе дополнительную проблему. Даже содержание шахт с каждым годом будут становиться проблемой. Я уже не говорю об экологической ситуации.

Борис Кушнирук
Борис Кушнирук

Вопрос заключается в том, в чём государство хочет сделать переориентацию не только Донбасса, а всей Украины
Борис Кушнирук

Поэтому вопрос заключается в том, в чём государство хочет сделать переориентацию не только Донбасса, а всей Украины. Каким образом мы хотим выйти на новые технологические уклады, и каким образом мы будем развивать в Украине технологии. И тут я сторонник говорить, что нужно способствовать развитию на Донбассе, хотя людям очень сложно перестраиваться.

Нужно способствовать развитию малого и среднего бизнеса в тех сферах, которые не будут связаны с угольной отраслью.

Потенциал и люди, которые могли бы этим заниматься, на Донбассе есть. Задание уже сейчас в том, чтобы мы развивали направления современного производства
Борис Кушнирук

Потенциал и люди, которые могли бы этим заниматься, на Донбассе есть. Задание уже сейчас в том, чтобы мы развивали направления современного производства.

– Вы говорите, что есть риск возобновления боевых действий, если что-то построить и возобновить, всё снова может быть разрушено. Какие ещё причины того, что сейчас на стратегическом комплексном уровне со стороны государства не озвучено?

У нас нет стратегии развития не только Донбасса, но и Украины. У нас нет понимания, что такое промышленная политика
Борис Кушнирук

Борис Кушнирук: К сожалению, это проблема государства в целом. У нас нет стратегии развития не только Донбасса, но и Украины. У нас нет понимания, что такое промышленная политика. Мы часто сводим к тому, что нам нужно улучшить рейтинг в чём-то на международной арене, при этом мы не понимаем, за счёт чего мы хотим кардинально изменить ситуацию.

И это проблема не только нынешних президента и правительства, это проблема всех лет независимости. У нас не было более-менее эффективной стратегии развития и её реализации.

– Что бы вы назвали драйверами роста? И что на Донбассе могло бы появиться: услуги, предприятия, инновационные технологии? Что нужно сделать, чтобы улучшить инвестиционную привлекательность региона?

Это проблема не только нынешних президента и правительства, это проблема всех лет независимости. У нас не было более-менее эффективной стратегии развития и её реализации
Борис Кушнирук

Елена Снеговая: Первый драйвер – сельское хозяйство: потенциал задействован, но слабо. На этой почве могли бы развиваться предприятия по переработке продукции сельского хозяйства.

Второй драйвер – восстановление инфраструктуры, которая пострадала – металлургия, строительство, восстановление дорог. Под это всё подтянется строительство.

Также это могли бы быть новые оборонно-промышленные заказы, которые сейчас востребованы именно в том регионе. Ближайшие регионы могли бы быть задействованы на основе тех связей, которые были задействованы раньше, и строиться новые.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
Загрузка...

Recommended

XS
SM
MD
LG