Доступність посилання

17 Грудень 2017, Київ 18:17

Группировка «ДНР» специально не восстанавливает дома, пострадавшие от украинской артиллерии – Захаров


Потрощені авто та зруйнований міст біля Донецького аеропорту. Березень 2016 року

(Друкуємо мовою оригіналу)

Как живут люди на неподконтрольной части Донбасса? Жилье, зарплаты и социальные выплаты, безопасность и соблюдение прав человека. Качество жизни. Что показывают исследования правозащитников? О чем говорят сами люди?

Директор Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров, основываясь на данных наблюдений российского общества «Мемориал», рассказал в эфире «Донбасс.Реалии» о некоторых фактах из жизни неподконтрольной территории и прифронтовой зоны.

«Меня шокировали рассказы очевидцев из числа правозащитников о том, что приезжают САУ в жилые кварталы Донецка и ведут огонь по украинским позициям. Люди просят, объясняют, что прилетит «ответка». Но САУ стреляет, а потом часто прилетает ответный огонь. Поэтому окраины Донецка стоят разрушены», – говорит Захаров.

Но, по его словам, такие факты были известны и раньше. Другой удивительный факт, что многие разрушенные здания на неподконтрольной территории очень быстро восстанавливаются.

Часть зданий не восстанавливается. Те, которые пострадали от попаданий украинской артиллерии
Евгений Захаров

«Не только школы, больницы, но и частный жилой фонд тоже. Правозащитники из «Мемориала», которые видели это, имели опыт и разрушенного Грозного. И вот в сравнении они отмечают, как быстро идет восстановление. Ясно, что это все идет из российского бюджета. Но что характерно, часть зданий не восстанавливается. Те, которые пострадали от попаданий украинской артиллерии. Это делается и из пропагандистских целей и с целью предъявления претензий к украинской стороне, в том числе и международные суды. Как доказательства», – считает правозащитник.

Кроме восстановления жилья, Захаров также отмечает налаженные социальные выплаты за счет российской помощи. Такие действия он называет необходимостью со стороны незаконных администраций ОРДЛО.

Ничего позитивного люди не видят. Они находятся в глубокой фрустрации
Евгений Захаров

«Платят, конечно, на уровне 2013 года, исходя из пересчета 1 гривна – 2 рубля, хотя реальный курс 2,4 – 2,8. То есть минимальная пенсия там выходит 700 гривен. Думаю, они начали это делать, потому что увидели нежелание поддерживать эти режимы у местного населения, потому что ничего позитивного люди не видят. Они находятся в глубокой фрустрации, они никому не верят – ни власти «ДНР» – «ЛНР», ни украинской власти. И нужно было внести позитивные моменты в жизнь людей, и на многих это повлияло», – говорит он.

В то же время, по словам правозащитника, с правами человека на неподконтрольной части Донбасса ситуация крайне негативная.

«Плохо там с правами человека. Можно сказать, что права там вообще нет. Тот режим, который там построен, по сути дела, диктаторский. Первые лица «ЛНР» – «ДНР» назначают судей, управляют следствием. Можно говорить о том, что права экономические и социальные там грубо нарушены. Правозащитники сравнивали уровень доходов и цен в Донецке и Харькове. В Донецке цены выше на все, кроме хлеба. На хлеб, как известно, есть дотация. А минимальная пенсия и минимальная зарплата в Донецке гораздо ниже. Именно поэтому люди стараются перевезти продукты с контролируемой территории к себе. А Украина старается установить ограничения на эти перевозки. Но, на мой взгляд, в этих ограничениях нет никакого смысла. Только порождают коррупционные схемы», – считает Евгений Захаров.

Важным фактором является система школьного образования и настроение людей.

Из школ абсолютно вытеснен украинский язык, введены многие советские стандарты и особенности и традиций. Так называемые «уроки государственности»
Евгений Захаров

«Из школ абсолютно вытеснен украинский язык, введены многие советские стандарты и особенности и традиций. Так называемые «уроки государственности». Есть огромная разница между людьми, которые давали интервью на подконтрольной и оккупированной территории. На подконтрольной территории все говорили свободно, не боясь, и говорили то, что думали. Справедливо или нет, адекватно ли реальности – другой вопрос. На оккупированной территории все очень боялись, отказывались фотографироваться, не хотели называть свое имя и говорили: «к нам придут и нас убьют». Да и о свободе слова, свободе информации там совершенно не имеет смысла говорить», – говорит Захаров.

Эксперт Харьковской правозащитной группы Юрий Асеев тоже обращает внимание на факт восстановления жилья на неподконтрольной территории.

На украинской территории какие-то гуманитарные организации, конечно же, помогают, но государство — нет
Юрий Асеев

«К сожалению, мы очень мало видим того, что на украинской территории подобное происходит. Какие-то гуманитарные организации, конечно же, помогают, но государство — нет. Увы, это так. Станица Луганская уже 2 года лежит в развалинах, Трехизбенка стоит, не востанавливается, Троицкое, пригороды Попасной, Мироновское», – говорит Асеев.

«К сожалению, Украина так и не выработала стратегию, что ей делать с оккупированными территориями, людьми, которые ее покидают, что делать с Донбассом. Если бы государство предложило программу поддержки, расселения, трудоустройства людей, которые покидают оккупированную территорию, то людей, которые проживают на оккупированной территории, было бы гораздо меньше. Вы же знаете, что есть такая тенденция, что многие люди, которые покинули неподконтрольные территории, вернулись туда», – рассказывает Юрий Асеев.

ВЫПУСК ПОЛНОСТЬЮ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG