Доступність посилання

ТОП новини
20 Червень 2018, Київ 11:35

Памятник револьверу со свёрнутым в узел дулом и несколько бетонных плит со знаком «стоп» и полицейский пост. Так сегодня выглядит грузинско-абхазская «граница» в посёлке Рухи, что на западе Грузии. Переход через реку Ингури – единственный контрольно-пропускной пункт между подконтрольной Тбилиси территорией Грузии и грузинским сепаратистским регионом Абхазия. Но ходить через «границу» могут только абхазы: с грузинским паспортом не пропустят российские пограничники, предупреждают на КПП.

Село Рухи на западе Грузии мало чем отличается от других посёлков. Улицы, утопающие в зелени, бегающие по ним поросята и коровы, куда-то едущий на телеге старик. Но пройдя до конца села, упираешься в линию разграничения. Здесь проходит так называемая «граница между Грузией и Абхазией». С грузинской стороны на другой берег реки Ингури, разделяющей территории, «смотрит» памятник револьверу, дуло которого завязано в узел. Местные жители говорят: это символ тому, что грузины не враги абхазам.

Переход через Ингури сейчас – единственный официальный пункт пропуска, раньше в Грузии таких КПВВ было шесть. Но их закрыли со стороны Абхазии. Грузия же не признаёт эту границу официальной, поэтому там нет пограничников – только полицейский.

Зачем абхазы ходят «в Грузию»

Ежедневно через Ингури проходит в обе стороны около полутора тысяч человек – все жители Абхазии. Кто-то идёт к друзьям, кто-то – за продуктами или в больницу. Для жителей Абхазии в Грузии предусмотрено много льгот, в том числе и в медицинском обслуживании.

На мосту, со стороны Абхазии, встречаем Роберта: он идёт «в Грузию» к другу. Роберт говорит, что людям эти границы не нужны. «Там же грузины живут, не меньше 50 тысяч в Гальском районе (Абхазия – ред.). Мы-то живём в 21-м веке. Все эти преграды… кому они нужны? Между народами вообще не должно быть вражды. А граница… Это политики делают», – говорит Роберт.

Со стороны Грузии в Абхазию возвращается Хатуна, она ездила за продуктами. Женщина говорит, что ситуация в Абхазии не из лучших, к тому же закрыли остальные пункты пропуска: «С работой там очень трудно. Сейчас он один только (пункт пропуска – ред.), это очень плохо».

На вопрос, хотела ли бы она, чтобы Абхазия «вернулась в Грузию», Хатуна отвечает: «Очень хорошо будет, но когда? Мы и так дружим, но это правительство всё устроило так».

Идти дальше по мосту в сторону Абхазии нельзя, предупреждают полицейские: на той стороне уже стоят российские пограничники. В случае возникновения проблем грузинская сторона уже ничем не сможет помочь.

Абхазия – Горловка – Рухи

По грузинскую сторону моста стоит таксист Георгий, но себя он называет просто Гога. Гога – дважды беженец. В 1993 году бежал от войны в Абхазии в Украину, жил в Горловке Донецкой области, но в 2016 году был вынужден бежать снова.

На вопрос, кто виноват в происходящем, Гога отвечает: «Россия. Я так думаю. Потому что куда бы они ни влезли, происходит это всё… Я в Абхазии не хотел свой дом бросать. И там не хотел. Была и квартира, и гражданство. У меня и дочка там родилась. Не хотел бросать до последнего, но когда уже начались мины и снаряды, то я сюда (в Грузию – ред.) приехал, бросил там всё. Я, получается, дважды беженец».

В своё возвращение в Абхазию Гога мало верит, но верит, что сможет вернуться в Украину, в Горловку.

А пока мы говорим с Георгием, с противоположной стороны проезжает машина с абхазскими номерами: на блокпосту её не останавливают. Как объясняют местные жители, это для того, чтобы показать: грузины – не враги абхазам, здесь им рады и с нетерпением ждут их возвращения.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
Загрузка...
XS
SM
MD
LG