Доступність посилання

ТОП новини
09 серпня 2020, Київ 18:16

Если в Конституцию внесут особый статус ОРДЛО, будут протесты – Кочетков


Акция «Захисти Конституцію #CтопРеванш». Киев, 27 июня 2019 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

Россия «взяла паузу», чтобы ответить Украине, Франции и Германии после встречи 3 июля политических советников стран-членов Нормандской четверки. Встреча длилась 11 часов и, по словам главы Офиса президента Андрея Ермака, «приблизила проведение саммита в Берлине».

Российский же переговорщик Дмитрий Козак заявил, что «в ближайшее время» ждёт от Киева проект поправок к Конституции, которые бы урегулировали особый статус Донбасса.

Почему Украина не принимает закон об особом статусе ОРДЛО – и дождется ли этого Москва? Возможна ли активация Украиной «плана Б» по Донбассу, если выборы осенью там не состоятся? И какой «плана Б» по Донбассу у России?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили эксперт-международник Максим Яли и политический аналитик Александр Кочетков.

– О чём говорит, с вашей точки зрения то, что встреча длилась так долго?

Максим Яли: Это говорит о том, что разговор был сложным и вызывал много споров. В отличие от Парижского саммита Нормандской четвёрки, не было подписано итогового сообщения в коммюнике. То есть российскую сторону предложения украинской стороны, которые, судя по всему, излагалось подробно и долго обсуждались, не устроили. Именно с этим было связанно сообщение Козака, что им необходима пауза. Тем более в газете «Шпигель» вышла информация, что дедлайн – 6-е число. Хоть он и опроверг, что была названа точная дата, тем ни менее, он говорит о ближайшем времени.

Максим Яли
Максим Яли

«Ближайшее время» нужно рассматривать в контексте того, что и российская сторона требует, и господин Ермак постоянно заявляет: он по-прежнему имеет надежды провести выборы на неподконтрольных территориях одновременно с местными выборами по всей территории Украины. Времени на их подготовку остается мало. Начнём с того, что не прекращён огонь, не говоря уже о стандартах ОБСЕ, которые якобы российская сторона обещает обеспечить: доступ медиа, всех политиков, вопросы безопасности для возможных кандидатов от проукраинских сил.

– Для чего Москва взяла паузу? Чтобы дождаться голосования Верховной Рады за обновлённый закон об особом статусе Донбасса с имплементированной формулой Штайнмайера?

Максим Яли: Обычно язык дипломатии не подразумевает прямых ультиматумов. Связка Козака с Ермаком действует достаточно давно. Именно определённые успехи в обмене позволили господину Ермаку стать не только ответственным за переговоры по Донбассу, но и в целом за внешнею и внутреннею политику, стать главой Офиса президента. Определённый уровень доверия, судя по всему, там есть. Господин Ермак уверяет по-прежнему, что вероятность внесения поправок в Конституцию есть, но постоянно какие-то внутренние факторы мешают это провести.

Времени, с точки зрения Кремля, я думаю, они отвели достаточно, учитывая удачно складывающиеся внешние обстоятельства: то же обнуление, которое зацементировало власть Путина: у него фактически развязаны теперь руки. Ухудшение внутриэкономической ситуации, определённый подрыв рейтинга и самого Путина, и власти – всё это является теми факторами, которые могут побудить к необдуманным эмоциональным действиям, а именно к так называемому плану «Б».

Как раз российская сторона предупреждала украинскую и дала им ещё последнее время, чтобы они внесли законопроект с формулой Штайнмайера и поправками в Конституцию. Но времени отвели немного – максимум месяц-два.

– Почему, с вашей точки зрения, не голосует Верховная Рада за закон об особом статусе ОРДЛО?

Александр Кочетков: Потому что нету голосов. Ни один украинский президент, законно избранный и обращающий внимание на мнение своих избирателей, не хочет уничтожать то, чем он хочет руководить. Он не хочет идти на действия, которые полностью дестабилизируют Украину.

Александр Кочетков
Александр Кочетков
Если мы внесём поправки в Конституцию – проблемы гарантированы, а улучшения ситуации, мягко говоря, не предстоит
Александр Кочетков


Внесение в Конституцию, давление со стороны президента по внесению таких изменений обязательно вызовет протесты, раскачивание ситуации, на что Кремль и рассчитывает в глубине своей политической души. Это – опасения Офиса президента, рациональные мотивы. У нас много лет при Порошенко действовал закон об особом статусе, потом его продлили, когда пришёл Зеленский – и что? Каким образом это помогло деэскалаци ситуации? Обстрелы продолжаются, никаких гуманитарных связей не налаживается, Донбасс с неконтролируемой территорией занимают предельно антиукраинскую позицию даже в мелочах. Если мы внесём поправки в Конституцию – проблемы гарантированы, а улучшения ситуации, мягко говоря, не предстоит.

Ещё одна важная проблема – нет доверия к Кремлю, особенно в дипломатической ситуации, которая есть между Украиной и Россией сейчас. Они могут пообещать вывести войска, провести разоружение неконтролируемых военных отрядов, запустить туда украинских политиков: мы получим изменения в Конституцию фантастическими усилиями власти, а этого не произойдёт. То есть спросу-то никого нет, ответственности никакой нету. Поэтому никто не хочет рисковать. Наша власть считает, что она сделала определённый шаг по продлению закона об особом статусе, а дальше шаги должны быть за Россией.

Россия ведёт себя чисто в ключе советской дипломатии
Александр Кочетков


Конституция – это слишком серьёзно и гарантированная дестабилизация страны, чего никто не хочет. А как закон он действовал раньше, может действовать и сейчас. Но Россия ведёт себя чисто в ключе советской дипломатии: ультимативные позиции и «мистер нет» в качестве главного переговорщика.

– Чем не устраивает, с вашей точки зрения, Российскую Федерацию просто закон: ведь там будут желаемые Москвой народная милиция, местные суды и подобные вещи?

У России нету планов устроить разоружение, деэскалацию и привести ситуацию к миру
Александр Кочетков


Александр Кочетков: У России нет планов устроить разоружение, деэскалацию и привести ситуацию к миру. Если б они этого хотели, они бы выполнили и деэскалацию, и интеграцию Донбасса в течении буквально двух недель. Наоборот идёт продолжение исходного плана на максимальную дестабилизацию Украины, используя Донбасс в той или иной форме: в качестве военного противостояния, сейчас – в качестве дипломатического повода. Давление насчёт изменений Конституции – это чёткий расчёт на то, что пойдут протесты, уличная активность и этим можно будет воспользоваться, навязав более жёсткие условия.

– Почему глава Офиса президента Андрей Ермак говорит, что благодаря этим переговорам Украина приблизила проведения саммита в Берлине. Какая тактика украинской стороны, с вашей точки зрения?

Максим Яли: Эти заявления нужно воспринимать сугубо для внутренней аудитории. У него нет другого выхода, тем более он находится под шквалом критики. Соответственно он пользуется пока ещё доверием президента Зеленского и ему необходимо хотя бы на словах говорить, что идёт какой-то процесс, прогресс, что ситуация продвигается.

Именно он ответственный за урегулирование конфликта на Донбассе и окончание войны, что является уже однозначно едва ли не единственным обещанием президента Зеленского, на которое он делает ставку, забыв о посадках, которые весной не произошли, на фоне ухудшения экономической ситуации, которая будет лишь усугубляться.

Соответственно необходимо вбрасывать в информпространство позитивные месседжи, успокаивать свой электорат, потому что социология говорит, что доверие к президенту Зеленскому падает, не говоря уже о его политической силе в парламенте: там есть раскол.

Если мы посмотрим на провал голосования за программу премьера Шмыгаля, там на лицо раскол. Даже внутри его партии и этих голосов нет. И в данной ситуации Украина оказалась фактически в цугцванге. То есть давление России, если Украина пойдёт на имплементацию в законодательство формулы Штайнмаера, – это внутренняя дестабилизация, протесты, грозящие перейти в неконтролируемые ситуации, учитывая наличие оружия, активизацию и готовность части оппозиции действовать жёсткими мерами.

Сейчас мы будем свидетелями увеличения количества обстрелов, что всегда происходит, что Кремль использует как рычаг давления
Максим Яли


С другой стороны – если Зеленский на это не пойдёт: будет давление России, ухудшение ситуации на Донбассе. Я уверен: сейчас мы будем свидетелями увеличения количества обстрелов, что всегда происходит, что всегда Кремль использует как рычаг давления. Соответственно это так же приведёт к уменьшению поддержки среди электората Зеленского. А сейчас, перед выборами, крайне важно удержать высокие рейтинги.

Поэтому президент Зеленский находится фактически в безвыходном положении. Любой его шаг будет приводить как к внутренней дестабилизации, так и ухудшению его власти, не говоря уже о рисках дестабилизации, которая приведёт к устранению его от власти, если он пойдёт на поправки в Конституцию.

Во время акции «Не допустим минской измены». Киев, 13 марта 2020 г.
Во время акции «Не допустим минской измены». Киев, 13 марта 2020 г.

– Но сейчас уже стало очевидно, что осенью не будет местных выборов в ОРДЛО.

Максим Яли: Это очевидно нам, экспертному сообществу, но не очевидно ещё избирателям Владимира Зеленского. Судя по всему, это уже становится очевидным и для Кремля, именно с этим и связанно отсутствие подписания итогового документа по этой встречи, их ультиматум.

Россия давит и на те стороны, чтобы господин Макрон и госпожа Меркель оказали определённое давление на Украину
Максим Яли


Чисто теоретически, это возможно, если реализовать хотелки Кремля, ввести эти законопроекты, формулу Штайнмайера, но в принципе невозможно обеспечить стандарты ОБСЕ – это известно всем. Другой вопрос – если мы посмотрим на позиции, поведение наших западных партнёров, особенно Францию, у которой серьёзные интересы, экономические взаимосвязи с Россией, Германией, «Северный поток-2»: то путём политической коррупции, предложением дорогостоящих, многомиллиардных проектов в условиях кризиса Россия давит и на те стороны, чтобы и господин Макрон, и госпожа Меркель оказали определённое давление на украинскую сторону.

Если, не дай Бог, господин Зеленский проголосует за формулу Штайнмайера, пойдёт по этому кремлёвскому сценарию – то я не сомневаюсь, что ОБСЕ признает эти выборы, не смотря на очевидные противоречия, и этот закон вступит в силу, чтобы всем стало легче. Господин Зеленский и господин Ермак должны помнить: каждая страна преследует свои национальные интересы.

– Как Зеленский представит украинцам провал плана по проведению осеню выборов в ОРДЛО, если они не состоятся?

Александр Кочетков: В его трактовке это будет замечательная победа патриотических сил во главе с ним.

Андрей Ермак искренне верит, что с Россией можно договориться
Александр Кочетков


В это сложно поверить, но Андрей Ермак искренне верит, что с Россией можно договориться, пойти на определённые уступки – и они вроде как выполнят свои обязательства, отказавшись от своей геополитической цели. Она у них звучит так, что развал Советского Союза – величайшая трагедия. И если это так, значит надо собирать его обратно. И они будут делать всё, чтобы собирать его обратно правдами и неправдами, силой и ложью, уговорами, давлениями, покупками – чем-угодно.

– Алексей Данилов, глава украинского СНБО, говорит о пяти планах по Донбассу. Каким будет запущенный​ план касательно Донбасса после выборов на всей свободной территории Украины? Как при Порошенко – вести переговоры ради переговоров?

Этот план «Б» подразумевает переход к консервации конфликта, построению некого Приднестровья
Александр Кочетков


Александр Кочетков: От части, да. Этот план «Б» подразумевает переход к консервации конфликта, построению некого Приднестровья. То есть мы начнём каким-то образом строить оборонительную систему и фиксировать эту ситуацию, что Донбасс отделён на неопределённое время, в ближайшее время вернуться никоим образом не может, мы будем узаконивать определённые подходы, разбираться с пенсионерами и учащимися – в общем переходить к замораживанию конфликта. Это Украине вполне по силам.

– Но ведь не устраивает, наверное, такая ситуация Кремль. Максим, вы нарисовали в своей колонке апокалиптический сценарий. С вашей точки зрения, этой осенью в мире складывается такой идеальный шторм, при котором Российская Федерация может при равнодушии западных партнёров делать фактически что угодно с Украиной.

Максим Яли: У меня два сценария – мягкий и жёсткий. Мягкий – это как раз процесс внутренней дестабилизации.

В августе Россия будет проводить крупнейшие, широкомасштабные воинские учения Кавказ-2020. Именно после таких учений была военная агрессия против Грузии.

Хотя многие говорят, что до выборов в США не будет никакой дестабилизации. Напомню: в 2008 году тоже были выборы. Учитывая коронакризис, сейчас все государства озабоченны внутренними проблемами. Прогнозы МВФ, Всемирного банка стали более пессимистичны.

Считается, что экономический урон полностью проявится именно осенью и ситуация будет усугубляться, что может привести к внутренней дестабилизации и в странах Европейского Союза. Если сложить все внешние и внутренние факторы, в России так же будет усугубление ситуации, подрыв доверия к Путину лишь увеличиться.

Риски, с моей точки рения, крайне высоки. Нужно готовиться и к плану «Б» Российской Федерации
Максим Яли


Как обычно, в России есть старый проверенный приём, ход – маленькая победоносная война, которая была и в Грузии в частности в 2008. Риски, с моей точки рения, крайне высоки. Нужно готовиться и к плану «Б» Российской Федерации. Особенно если посмотреть на концентрацию военных сил, дивизий на границах с Украиной. Эти пять лет с момента подписания Минска-2 они выстраивали там инфраструктуру, военную дислокацию, переброшено огромное количество войск для полномасштабного вторжения.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Донбас.Реалії працює по обидва боки лінії розмежування. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите).

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG