Доступність посилання

21 Липень 2017, Київ 17:55

(Друкуємо мовою оригіналу)

В нашей стране действительно есть огромная проблема в восприятии происходящего в так называемой «ДНР» (об группировке «ЛНР» говорить не могу), которую условно можно назвать «перемога».

Суть её сводится к абсолютному непониманию тяжелейшей ситуации, которая сложилась здесь, в оккупации, и уже трёхлетнему размахиванию украинскими флажками с криками: «Через 2 дня возьмём Донецк! Оккупанты отказываются воевать!». Разумеется, это утрированно, однако сообщения о постоянных неудачах, провалах, потерях так называемой «ДНР», а также гибели российской экономики, которая якобы уже не может содержать эти территории, – говорят нам о том, что в большинстве своём в нашей стране и близко нет понимания, с каким серьёзным противником мы столкнулись.

Это касается и экономических расчётов, и работы российской контрразведки в оккупации, которая постоянно бросает «на подвал» вчерашних «переможцев» с флажками, и работы российской дипломатии на внешнем фронте, когда в европейских правительствах появляется всё больше «красных», лояльных Москве, – и прочее, прочее, прочее. Впрочем, это отдельная тема. В этом смысле наши оборонные ведомства действительно довольно часто «грешат» «победоносной информацией», как я её называю. Однако и положение дел, описанное, например, господином Зубрицким, едва ли можно назвать объективным. Попытаюсь представить своё скромное мнение по его четырём вопросам.

1. Есть ли систематическая невыплата зарплат и пенсий?

Вопрос составлен с подвохом, так как невыплаты пенсий в так называемой «ДНР» нет, а вот невыплата зарплат – есть.

Из-за девальвации гривны оккупационная пенсия фактически сравнялась с украинской, что в оккупации не перестают выдавать за очередную победу так называемой «ДНР»

Что касается пенсий, то здесь «республика» вошла в 2017 год с той самой «перемогой». Правда, победа эта – не её заслуга. Как известно, все социальные выплаты в оккупации, включая и пенсии, пересчитываются по курсу 1:2, что до недавнего времени было откровенным мошенничеством при официальных 2,5-2,6. Так, при пенсии в 1300 гривен пенсионер терял около 800 рублей. Шахтёрская же пенсия и вовсе обирала пенсионера на 2-3 тысячи рублей. Но в январе 2017-го в Донецке за одну гривну дают 2 рубля. А это означает, что политический Киев потерял мощный аргумент перед так называемой «ДНР». Из-за девальвации гривны оккупационная пенсия фактически сравнялась с украинской, что в оккупации не перестают выдавать за очередную победу так называемой «ДНР». Из-за этого обстоятельства местные «эксперты» наперебой уверяют, что в случае, если гривна продолжит своё падение, местная пенсия станет больше украинской, поскольку будет защищена рублём с фиксированным курсом 1:2. Это же касается и других соцвыплат, а также тарифов, которые сохранены на довоенном уровне и пересчитываются в эквиваленте одна гривна за два рубля. Другими словами, проблем с «республиканской» пенсией (в плане задержек или невыплат) действительно нет.

А вот с зарплатами всё обстоит иначе. В шахтной отрасли, которую как бы вскользь упоминает Зубрицкий, есть не «отдельные шахты», где существует задолженность за месяц, а систематическая задолженность на большинстве предприятий. А вот на отдельных – ещё с октября. Далее. Неужели уже забыли о ситуации, когда ещё недавно загибалась ЖД-отрасль, где вообще ничего не платили? Да, сейчас, железнодорожникам погасили часть долгов. Но положение здесь немногим лучше, чем в шахтной сфере. Примерно так же себя чувствуют и медработники в так называемой «ДНР». Здесь нет задержек с осени 2016-го, однако «от графика» «республика» отстаёт здесь на месяц-два регулярно. И это только то, что удаётся узнать, поскольку реальные статистические данные – тайна за семью печатями, как и в любой тоталитарной системе. Другими словами, проблема с зарплатой в так называемой «ДНР» есть, и существенная.

2. Какое качество продуктов в «гумконвоях» России?

Качество российской «гуманитарки» было отличное. И количественно, и качественно она незначительно превосходила гуманитарную помощь от Ахметова, о чём не раз говорили мои собственные бабушки. Да я и сам видел обе сумки – от Ахметова и из России – и мог сравнить.

Ключевое слово здесь – «было». Вместо российской «гуманитарки» уже около полугода в так называемой «ДНР» выдают пособие в размере 500 рублей. Всё, что хоть как-то соотносится с кошельком местного населения, имеет привкус резины и разбавляется водой

Но кого это вообще волнует сейчас? Ведь ключевое слово здесь – «было». Вместо российской «гуманитарки» уже около полугода в так называемой «ДНР» выдают пособие в размере 500 рублей. И даже в то время, когда её выдавали пенсионерам, подавляющее большинство жителей в оккупации не имело к ней никакого отношения, питаясь «коммерческими» продуктами из России. А вот о них господин Зубрицкий почему-то умалчивает. Причины вполне ясны: всё, что хоть как-то соотносится с кошельком местного населения, имеет привкус резины и разбавляется водой. Это относится к российским сырам за 370-400 рублей за килограмм, такому же российскому молоку (иной раз создаётся впечатление, что обычную воду разбавили чем-то белым), дешёвым российским паштетом – и прочее. Тогда как качественная продукция из России в 2-3 раза превышает реальную покупательскую способность населения. И это не говоря уже об украинской контрабанде, когда безвкусный российский сок продаётся за 37 рублей литр, а украинская «Сандора» тянет под сотню. Литр сока за сто рублей… Но он качественный, никто не спорит.

3. Действительно ли велика агрессия и травмирование местных граждан российскими военнослужащими и есть ли запрет на выход военных в город?

В Донецке вы не увидите того, что было в Крыму. Здесь есть люди, которые одеты в совершенно различный камуфляж, с огромным количеством различных нашивок, иногда – даже с флагом России, а иногда – и вовсе без опознавательных знаков. Их объединяет одно: никаких явных признаков того, к какому войсковому подразделению они относятся в реальности, на них нет

Почитав комментарии под постом Зубрицкого, можно увидеть, как большинство опрашиваемых отвечает, что вообще не видели здесь российских военных, а потому и не на что отвечать. Это также манипуляционный момент, хотя сам автор в нём не виновен – в его вопросе российские военные всё же присутствуют. Разумеется, в Донецке вы не увидите того, что было в Крыму. Здесь есть люди, которые одеты в совершенно различный камуфляж, с огромным количеством различных нашивок, иногда – даже с флагом России, а иногда – и вовсе без опознавательных знаков. Их объединяет одно: никаких явных признаков того, к какому войсковому подразделению они относятся в реальности, на них нет. Остальное – профессиональное дело разведки и вашей позиции по Донбассу. Несмотря на многочисленные просчёты таких «невидимок», собранные в виде доказательной базы (в том числе волонтёрами), многие из дончан всё ещё свято верят, что российских кадровиков здесь не было никогда.

В отношении агрессии и травмирования населения от так называемого «ополчения» можно сказать, что к концу 2016-го – началу 2017-го – это уже единичные случаи. Такого беспредела, какой здесь был в 2014-2015 годах, уже нет. Это правда. Запрета на выход в город нет также. Более того: не вижу никакого смысла в такой информации даже в виде фейка, ведь Донецк, равно как и любой другой оккупированный город, буквально кишит военными на каждом шагу. Никто им ничего не запрещал. Такое возможно разве что в качестве наказания для отдельной части, но систематического запрета нет. «Ополчение» действительно ходит в городе без оружия, однако и нарядов военной комендатуры, которая бы следила за их поведением и состоянием (опьянение и прочее), – нет.

4. Есть ли группы граждан или граждане, которые призывают к борьбе с оккупантами и как много их задержаний, ФИО этих лиц, если они есть.

Есть. С конца августа по середину сентября только в Донецке был проведён ряд конкретных мероприятий (от украинского гимна до надписей и листовок), направленных против так называемой «ДНР». Кроме того, был и ряд взрывов. Разумеется, все эти акции были проведены теми, кто «призывает к борьбе с оккупантами». Некоторые из них даже засняли себя в виде группы на донецком терриконе, где был установлен украинский флаг (до этого флаг был водружён и на терриконе в Макеевке). Многие из таких людей уже «на подвале».

Здесь достаточно вспомнить недавнее задержание уже в так называемой «ЛНР» блогеров Эдуарда Неделяева и Геннадия Беницкого; группу так называемых «малолетних диверсантов» в Донецке; Лилию Коц, которую в Донецке обвиняют в работе на «Правый сектор»; осуждённого на 2 года Владимира Фомичёва, который якобы привёз из Киева в Макеевку 2 гранаты; Игоря Козловского, учёного с мировым именем, который фактически был арестован просто за свою проукраинскую позицию, хотя публично её и не проявлял. И все эти люди – лишь верхушка айсберга.

Поэтому, когда под постом господина Зубрицкого пишут «нет таких» или «есть и их никто не трогает» – многим ли такая информация отличается от информации той же разведки, которую Зубрицкий обвиняет во лжи?

Сергей Андреев, безработный, город Макеевка

Думки, висловлені в рубриці «Листи з окупованого Донбасу», передають погляди самих авторів і не конче відображають позицію Радіо Свобода

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG