Доступність посилання

20 Листопад 2017, Київ 06:15

Вина российских «журналистов» больше, чем у Гиркина – Бабченко


Аркадий Бабченко

(Друкуємо мовою оригіналу)

В этот день 2000 года под населенным пунктом Тараща нашли тело убитого журналиста Георгия Гонгадзе. Сейчас журналисты в Украине становятся не только жертвами политических игр, но и военных действий. При этом ответственность журналистов в освещении военных событий, по мнению эксперта, очень высока. В чем особенности работы военных репортеров? Как влияет война на объективность? И каковой является работа украинской журналистики сейчас? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассказал ветеран чеченских войн, военный журналист Аркадий Бабченко.

– Какие особенности этой войны для военных репортеров?

Аркадий Бабченко: С точки зрения работы военного репортера, я бы не сказал, что какие-то особенности есть, так, по-большому счету, все войны похожи. Гибридная война уже была и в Грузии, и в Афгане. Другое дело, что сейчас она прямо на 100% гибридная. Уже не стесняясь перевели в эту плоскость.

Для журналистики тут особой разницы нет. Но я не могу быть экспертом, потому что я был только с одной стороны. На другой стороне я быть не мог, потому что меня там ждали как предателя, везде висели плакаты с моей фотографией.

– А возможна на гибридной войне не гибридная журналистика?

Аркадий Бабченко: Это и возможно, и невозможно. Потому что журналистская деятельность не зависит от того, какая война идет. Ты обязан стремиться к объективности, обязан быть журналистом, не становиться пропагандистом.

Объективным на войне в любом случае быть невозможно, потому что та сторона, с которой находишься в одних окопах, будет накладывать отпечаток на твое мировоззрение

Объективным на войне в любом случае быть невозможно, потому что та сторона, с которой находишься в одних окопах, будет накладывать отпечаток на твое мировоззрение. Война будет выглядеть уже под их ракурсом. Но к объективности в любом случае нужно стремиться.

– А российские так называемые репортеры, в работе которых уже нет журналистики. Какова их ответственность за то, что произошло и происходит?

Аркадий Бабченко: То, чем занимается российский «зомбоящик», российские средства массовой пропаганды, на них ответственность больше, не то что на рядовых боевиках, а даже больше, чем на Гиркине.

Они развратили всю нацию, превратили ее в «визжащее стадо», которое начало хотеть только крови и убийств.

– Есть какие-то особенности этой войны по степени риска для журналистов?

Здесь война пришла и в мирную жизнь, я вижу, что она перебралась в Киев

Аркадий Бабченко: Здесь война пришла и в мирную жизнь, я вижу, что она перебралась в Киев. Взрыв Шеремета и взрыв под Espreso.TV, и убийство Амины Окуевой. Я считаю, что это все укладывается в одну парадигму.

– Вы исключаете версию, что это просто банальные бандитские «разборки»?

Аркадий Бабченко: На уровне очень гипотетических допущений. Практика показывает, что до 2014 года таких «разборок» не было. Они начались массово, когда началась война.

С Шереметом, понятно, что это политическое убийство, с Аминой, я думаю, тут следы ведут куда-нибудь в Грозный. На мой взгляд, это наиболее вероятные версии.

– Украинского журналиста Станислава Асеева арестовали в Донецке. Союз журналистов России ведет переписку с представителями так называемой «ДНР». Можно ли полагаться на российских правозащитников, союз журналистов, что они помогут вызволить из плена господина Асеева и других украинских заложников?

Аркадий Бабченко: Только на них и можно полагаться. Никакой другой защиты пока нет. Наша защита – это только шумиха и работа правозащитных организаций, которые могут достучаться до влиятельных людей.

– Украинским журналистам, которые освещают войну на Донбассе, не нужно уподобляться российским, в борьбе с пропагандой?

Искусственно можно взрастить только истерику, что и произошло в России в 2014 году

Аркадий Бабченко: Ни в коем случае. Невозможно возрастить ненависть искусственно. Ненависть – это то, что зарождается естественным путем. Искусственно можно взрастить только истерику, что и произошло в России в 2014 году.

– Вы принимали участие в обеих чеченских войнах как комбатант. Российское телевидение того времени, телеканал НТВ, не только объективно освещал события, но иногда даже будто был на стороне чеченцев. Почему все так радикально изменилось при Путине?

Путин понимал, что такое сила телевидения, поэтому первым делом он разгромил НТВ

Аркадий Бабченко: Путин понимал, что такое сила телевидения, поэтому первым делом он разгромил НТВ. Ведь тогда НТВ представлял собой социальный общественно значимый институт.

– Война рано или поздно закончится и Донбасс вернется в Украину. Какова роль украинских журналистов, в заживлении этих ран войны?

В Украине, в отличие от России, СМИ как важный общественный институт все-таки существует

Аркадий Бабченко: Работать над этим конечно надо. И в Украине, в отличие от России, СМИ как важный общественный институт все-таки существует. Сама работа независимой объективной журналистики и есть этим лекарством.

Мне кажется, тут гораздо важнее другой аспект – документирование происходящего. Для окончания войны уже не так важно, кто, за что и почему. Война закончится, когда перегорит вся эта ненависть. Это естественный процесс, ее нельзя остановить искусственно. Но все документы будут важны для будущего трибунала. И собирать свидетельства обязательно, потому что эти люди должны сидеть на скамейке подсудимых за решеткой.

– Аркадий, в недавнем интервью вы говорили, что по вашему мнению, открытое нападение Путина на Украину еще возможно. Вы считаете, что Путин может пойти на Киев?

Думаю, что очередная попытка обострения на Донбассе, большая война с нацелом на Харьков, Мариуполь, на Одессу, это наиболее вероятный вариант

Аркадий Бабченко: Насчет Киева не знаю, но я думаю, что очередная попытка обострения на Донбассе, большая война с нацелом на Харьков, Мариуполь, на Одессу, не то что возможна, а это наиболее вероятный вариант. Война ведь не закончилась.

Хоть Украина ушла с повестки дня в России, но когда нефть упадет до 20 долларов и в России начнется Венесуэла, то лучшего отвлечения от внутренних проблем, чем внешняя очередная маленькая война, не существует. Украина в этом случае первейший кандидат. Я рассматриваю этот вариант как один из вероятных.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG