Доступність посилання

ТОП новини
22 Липень 2018, Київ 10:53

(друкуємо мовою оригіналу)

После распада Советского Союза к государствообразующему слою населения – пролетариату изменилось отношение в Украине и в России, говорят эксперты. Правда ли, что в Украине рабочим живётся плохо, а в России хорошо? И как Москва создаёт образ «рая для рабочего человека» в России? Какая ситуация в Украине со слоем рабочего населения? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассказали политолог, кандидат на степень PhD в Тартусском университете Максим Кулаев и социолог, заместительница директора Центра социальных и трудовых исследований Оксана Дутчак.

– Как изменилось отношение Украины и России к своим рабочим и почему?

Оксана Дутчак: В Украине интерес к рабочим, их проблемам, к тому, как они живут, после 1990-х годов упал, когда протесты рабочих пошли на спад. Сейчас этот интерес незначительный, учитывая, насколько это большой слой населения, насколько у многих из них сейчас проблемы.

– А насколько это большой слой сейчас в Украине? И поменялся ли он со времён Советского Союза?

Оксана Дутчак: Есть очень много способов определения, что такое рабочая профессия. Оценка может сильно варьироваться. От 50% экономического населения и до 70–80%. Это зависит от того, что мы понимаем под рабочим.

После распада Советского Союза количество рабочих людей в Украине существенно уменьшилось
Оксана Дутчак

Однозначно, после распада Советского Союза количество рабочих людей в Украине существенно уменьшилось.

– Я бы с вами поспорил. Предыдущий президент Виктор Янукович себя позиционировал как президент рабочих и выпячивал интересы рабочих хотя бы в СМИ.

Оксана Дутчак: Но это не мешало при его власти начать продвигать довольно антирабочий трудовой кодекс, который эта власть продолжает продвигать.

Одно дело, как Янукович себя позиционировал, другое дело, какие процессы происходили при его власти.

Оксана Дутчак
Оксана Дутчак

– А с чем связано, что рабочие в Украине переместились из центра внимания, выпали из общественного дискурса?

Нас поменялся общественный дискурс. Сместилось внимание к среднему классу, который нужно создать и который должен лечь в основу демократии
Оксана Дутчак

Оксана Дутчак: У нас поменялся общественный дискурс. Он довольно либеральный, который концентрируется на индивидуальном успехе человека. Сместилось внимание к среднему классу, который нужно создать и который должен лечь в основу демократии.

Ещё в начале 2000-х в академических кругах считалось, что рабочие должны адаптироваться, и в то же время говорилось, что им не хватает адаптационного потенциала. Также считалось, что они тормозят переходной период и улучшение экономической ситуации после переходного кризиса.

– В то же время в России проходят немного другие процессы в отношении к рабочим. Яркий пример: объявление Владимиром Путиным об участии в этих президентских выборах в Нижнем Новгороде на заводе «ГАЗ». Действительно ли российская власть так хорошо относится к рабочему человеку, как это показывают в СМИ?

Нельзя сказать, что российская власть вообще к кому-то хорошо относится внутри России, кроме очень близкого круга друзей президента
Максим Кулаев

Максим Кулаев: Нельзя сказать, что российская власть вообще к кому-то хорошо относится внутри России, кроме очень близкого круга друзей президента. Но такой тренд – обращаться к рабочему – показывает, что это основа стабильности этого действующего режима.

Он начался в предыдущие президентские выборы в 2011 году. Они проходили на фоне начавшихся протестов после выборов Госдумы в декабре 2011 года. Тогда возник яркий образ рабочих из «Уралвагонзавода» из Нижнего Тагила, которые якобы должны были приехать в Москву, разогнать протесты креативного класса и поддержать стабильность. Уже в том самом заявлении было противоречие, потому что от лица рабочих выступил менеджер завода, а не сами рабочие.

Сложился такой образ, что рабочие поддерживают стабильность и противостоят бездельникам, протестующим на площадях
Максим Кулаев

Но сложился такой образ, что рабочие, а также учителя, врачи, какие-то предприниматели – деятельные люди, которые поддерживают стабильность и которым не нужны политические перемены, которые противостоят этим всем бездельникам, протестующим на площадях.

После победы на выборах в 2012 году Путин подписал так называемые «майские указы», которые должны были улучшить жизнь наёмных работников. Но, как говорят сами рабочие, члены профсоюзов, во многом эти указы профанируются.

– Значит ли это, что рабочие не поддерживают Путина? Или им приятно внимание российского лидера и что политическая элита говорит об уважении к рабочим людям?

Максим Кулаев
Максим Кулаев

Большинство рабочих настроены довольно индифферентно и аполитично, даже те, кто участвует в протестах или входят в профсоюзы
Максим Кулаев

Максим Кулаев: Я не думаю, что тут есть какое-то общее настроение. Кому-то нравится и внешняя политика России. На мой взгляд, большинство рабочих настроены довольно индифферентно и аполитично, даже те, кто участвует в протестах или входят в профсоюзы. Есть Путин – и ладно, зато не станет хуже.

– Главное, чтобы работа была. Но работа в России есть. Оксана, насколько сейчас есть наполнение для рабочих во внутренней украинской политике?

Оксана Дутчак: Наполнение довольно плохое. Очень показательной является размер нашей минимальной заработной платы. Её подняли в начале 2018 года. И она, конечно, выше, чем официальный прожиточный минимум, который прописан в бюджете Украины. Но она меньше, чем фактический прожиточный минимум, который считает Министерство социальной политики по реальным ценам.

– Максим, вы сказали, что в России произошла переориентация на рабочего человека. Насколько сейчас такая ориентация на рабочих стала частью внешней политики России? На Донбассе, во всей Украине, может быть, рабочие и бюджетники с надеждой смотрят на Россию, потому что там же рабочего человека уважают?

Максим Кулаев: Одна из российских идей во внешней политике – в том, что Россия защищает традиционные ценности, в том числе и в международных отношениях.

Если вы имеете в виду, как образ соотносится с реальностью, то разрыв между ними есть. Но российская идеология пытается эксплуатировать квази-республиканскую идею, что народ сам решает, что ему делать. Только вот нельзя сказать, что в России человек решает, как ему жить.

– Тем не менее рабочему человеку в России живётся сравнительно лучше?

Максим Кулаев: Российские рабочие считают, что им живётся лучше, чем в Украине. Но что значит жить лучше? Для многих российских граждан главные ценности – лишь бы не было войны, беспорядков. И там этого нет, рабочий в своей стране этого не видит.

– Оксана, с вашей точки зрения, есть ли будущее у рабочих в Украине как у слоя населения? Или будет происходить постепенная миграция, закрытие предприятий, профпереориентация?

Оксана Дутчак: Это сложно предвидеть, потому что во многом будет зависеть от социально-экономической политики государства. Сейчас всё довольно печально, но власть со временем меняется. Потенциал есть, рабочие никуда не денутся. Вопрос в условиях их жизни.

– Максим, а что касательно России?

Режим выработал довольно эффективные механизмы, которые нейтрализуют протесты и сводят на нет
Максим Кулаев

Максим Кулаев: В России рабочие тоже в какой-то степени активны и протестуют. Но режим выработал довольно эффективные механизмы, которые нейтрализуют протесты и сводят на нет. Я думаю, что рабочие как социальная группа будут сохраняться в России, а их возможность заявить о себе и добиться настоящего уважения зависит от них самих и того, насколько они смогут выработать новые способы заявлять о своих реальных проблемах.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG