Доступність посилання

25 Вересень 2017, Київ 22:35

Если кто-то думает, что миротворец ООН – это «Рэмбо», то это не так – Михаил Савченко


Ілюстраціне фото

(Друкуємо мовою оригіналу)

Миротворческая миссия на Донбассе не будет эффективной, ведь для нее нужно много ресурсов, в ночное время она не действует, да и цели ее размещения в Украины и России разные. Но главное, если такая миссия все же будет, не допустить участия России. Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили глава Союза участников миротворческих операций, полковник запаса, участник первого миротворческого батальона Украины в Сараево Михаил Савченко, немецкий политолог, научный сотрудник Киевского института евроатлантической интеграции Андеас Умланд и эксперт-международник, бывший пресс-атташе посольства Грузии в Украине (2005-2010 года) Бачо Корчилава.

– Владимир Путин в телефонном разговоре с Ангелой Меркель дал согласие на размещение миротворцев на всей территории ОРДЛО. Меньше недели назад он соглашался только на миссию на линии разграничения. Как вы относитесь к такому «финту ушами»? Почему Путин поменял свое решение?

Бачо Корчилава
Бачо Корчилава
Важно ни под каким предлогом не соглашаться на участие российских миротворцев. Это то о чем мечтает Кремль

Бачо Корчилава: Я не думаю, что Владимир Путин поменял свое мнение. Если вводится миротворческий контингент, нету разницы вводится он на всю территорию или нет. Главный вопрос – какой это будет миротворческий контингент? Мы знаем, что в Совете безопасности ООН блокирующий голос у России. И здесь важно понимать, что если Совет безопасности посылает миссию, то должно быть согласие всех сторон. Это будет очень долгая и сложная игра. Здесь важно не допустить «абхазский сценарий», когда российский контингент обозвали контингентом СНГ, а потом не дали его разбавить ни украинскими военными, ни казахами, ни азербайджанцами.

– Каким Вы видите дальнейший сценарий? В недавних интервью Вы проводили параллели между Донбассом и «абхазским сценарием». Может ли Россия легализировать свои войска после неудачного голосования в ООН?

Бачо Корчилава: Нет, никто легализировать не будет, они будут дальше действовать по принципу «их там нет». Важно ни под каким предлогом не соглашаться на участие российских миротворцев. Это то, о чем мечтает Кремль.

Михаил Савченко: Я бы это назвал большой геополитической игрой Путина. Не секрет, что хоть война и ведется на нашей территории и гибнут наши люди, это в первую очередь противостояние НАТО и Путина. Ко мне обращаются за комментариями каждый раз, когда идет речь о привлечении войск ООН. Это уже пятый раз. Будет и шестой, и седьмой, и восьмой, и это ничем не закончится, прежде всего потому, что в Украины и России разные цели. Если Украина хочет сохранить свою территорию, то Россия, естественно, хочет иметь влияние на эту территорию. Сперва наши предлагали миротворцев, теперь пришла его очередь показать себя таким «зайкой».

Михаил Савченко
Михаил Савченко

Но если брать военно-экономический аспект, то ввести миротворцев даже по линии разграничения – это большие материальные и людские затраты. Когда мы были в Сараево, там было три миротворческих батальона. Украинский и египетский по 400 человек, и французский где-то человек 600-700. По сути они только сдерживали одну с противоборствующих сторон, сопровождали гуманитарные конвои. То есть больших функций они выполнять не могли. То, что говорится сейчас – миссия ООН для сопровождения наблюдателей ОБСЕ – это смешно. Ведь есть такая категория, как военные наблюдатели. Во-первых, ООН очень заботится о своих военнослужащих. В ночное время они не действуют. От этого ничего не будет, это пустые разговоры. Тем более, если посчитать какое нужно количество людей.

– А какое количество нужно?

Если кто думает, что миротворец ООН – это «Рембо», который сможет противостоять 40 бойовикам, то нет. Это обычные солдаты, которые прежде всего вооружены стрелковым оружием и легкой техникой: БМП и БТР

Михаил Савченко: В СМИ мелькает где-то человек 70, которые активно занимаются мониторингом ситуации. То есть это группы их 2-3 человек, которые ездят по территории. К ним еще добавят, грубо говоря, 2-3 охранников. Представим, ты едешь, выходят два «дяди» с гранатометами и два с пулеметами и все, на этом твоя миссия заканчивается. Ты возвращаешься к себе, не выполнив эту миссию. Если кто думает, что миротворец ООН – это «Рембо», который сможет противостоять 40 бойовикам, то нет. Это обычные солдаты, которые прежде всего вооружены стрелковым оружием и легкой техникой: БМП и БТР. И как можно всю территорию перекрыть? В одном селе стоит эта миссия, а в другом все что угодно творится. Передали, что они приедут, и все спрятались. От миссии не будет абсолютно никакой эффективности.

– Но если появятся такие люди. Чем это плохо для Украины? Лишние глаза, лишние уши международного сообщества могут быть дополнительным рычагом для того, чтобы что-то поменять?

Михаил Савченко: Это будет присутствие большего количества людей. Но опять же, у нас будут разногласия с Россией по поводу того, кто будут эти миротворцы. Ни для кого не секрет, что современный мир поделен на две категории: те, кто симпатизируют Америке, и страны, которые симпатизируют России. Югославия показала, что одни миротворцы лучше относились к одним, другие – к другим. То есть, если это французы, то они лучше относились к католикам, если это египтяне, то лучше к мусульманам. Повторюсь, эффективности от них никакой не будет.

– Тема миротворцев крутится межу Россией и Германией­­­­. Заявляли, что появился какой-то консенсус между российскими и немецкими элитами для того, чтобы снять санкции. Вы не видите связи в том, что именно Германия – локомотив размещения миротворческой миссии на Донбассе?

Недоверие к Путину на Западе высокое, и я не думаю, что там пойдут на фиктивную миссию, которая только заморозит сегодняшнюю ситуацию

Андеас Умланд: Пока что рано такое говорить. Главное, что начинается хоть какая-то дискуссия. Я думаю, что в Германии и других западных странах хорошо понимают, что за этим со стороны России может стоять совсем не желание решить проблему на Донбассе, а как раз затягивание. Недоверие к Путину на Западе высокое, и я не думаю, что там пойдут на фиктивную миссию, которая только заморозит сегодняшнюю ситуацию.

– А насколько высоко в Германии желание снять санкции с России?

Если миротворческая миссия поспособствует тому, чтобы меньше стреляли, чтобы люди не погибали, то это был бы уже некий плюс

Андеас Умланд: Желание такое есть, есть фирмы, которые хотели бы снятия этих санкций. Конечно, там есть лоббистские группы. Но Германия внутри Европейского союза скорее ястреб, а не голубь. Мне кажется, Украине нужно холоднокровно посмотреть на эту ситуацию и может это выгодно, чтобы на Донбассе появилось пускай и несколько сотен солдат еще одной международной организации. Но для украинского политика позитивно реагировать на это предложение Путина очень сложно, потому что ставки огромные. Если миротворческая миссия поспособствует тому, чтобы меньше стреляли, чтобы люди не погибали, то это был бы уже некий плюс.

– Сейчас в кулуарах парламента готовится законопроект о реинтеграции ОРДЛО и там будет прописываться в частности и статус возможных миротворческих миссий. Петро Порошенко полетел в Нью-Йорк согласовывать детали. Чтобы вы посоветовали украинским парламентариям прописать в этом документе?

Михаил Савченко: Верховным Советом Украины еще в 2015 году было дано разрешение на размещение миротворцев на Донбассе. Ничего нового я в этом законе не вижу. Во-вторых, этого нового закона в глаза никто и не видел. Все будет решатся на Совете безопасности ООН. Там будет даваться мандат и там будет определятся, кто будет принимать участие в миссии, а кто не будет.

– Напомню, что уже стартовала очередная сессия Генассамблеи ООН. Дебаты и выступления начнутся с 18 сентября. Будем держать руку на пульсе.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG