Доступність посилання

ТОП новини
17 Серпень 2019, Київ 14:24

Что предлагает «мирный план Сайдика» для Донбасса


Каска миротворца ООН

(Друкуємо мовою оригіналу)

Ратификация Минских соглашений парламентами России и Украины, выборы под эгидой ООН, создание Евросоюзом агентства по реконструкции, как на Балканах, прямые переговоры с представителями группировок «ЛНР» и«ДНР» – специальный представитель действующего председателя ОБСЕ в Украине и в Трехсторонней контактной группе Мартин Сайдик представил новый план мирного урегулирования конфликта на Донбассе. Зачем появился план Сайдика, при неработающем «Минске», и сработает ли он? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили советник министра по вопросам временно оккупированных территорий, экс-посол Украины в Хорватии Александр Левченко и эксперт-международник, аналитик «Центра прикладных исследований» Андрей Каракуц.

– Балканист Мария Кучеренко отреагировала на «мирный план Сайдика», написала пост в Facebook: «Все понимают, что «Минск» мертв, не работает. Сайдик понимает еще и то, что «Минск» никакой юридической силы не имеет. Почему? Потому что, по его словам, его никогда так и не ратифицировали ни российские, ни украинские парламенты. Прекрасная оговорка, которая о том, что на самом деле, все прекрасно понимают, что происходит на Донбассе, и все знают, кто на чьей руке надет. Но в «Минске» написано немного не это. Нет там про Россию как сторону конфликта и не предвидится. Поэтому в Российской Федерации на это ответят, сославшись на букву «Минска», но Сайдик говорит о чем-то другом, что не «Минск». И опять тут получается чеховский диалог». То есть, говорим одно, а подразумеваем совсем другое. С вашей точки зрения, зачем это говорить, если действительно «Минск» не работает?

Андрей Каракуц: Предложения периодически возникают. И об этом предложении были упоминания еще в декабре, даже две недели назад наш министр иностранных дел говорил, что начались какие-то консультации, чтобы вести совместную миссию ОБСЕ и ООН.

Сейчас такой этап, когда появляется возможность предлагать подобные инициативы. Кстати, Сайдик отверг предыдущее предложение Павла Климкина, которое существует. Сайдик выступил, потому что сейчас планируется визит действующего председателя ОБСЕ, министра иностранных дел Словакии Мирослава Лайчака в Москву и будет какой-то пакет предложений.

Сам Сайдик говорит, что это его план, он общался с другими дипломатами, которые работают в ОБСЕ, они его поддержали. Но следует помнить, что ОБСЕ – это организация, где все решения принимаются единогласно. И даже если подобная инициатива будет исходить от ОБСЕ, то она должна учитывать позицию и Российской Федерации.

Наш министр иностранных дел Климкин заявил, что подобный план не устраивает Украину.

Я согласен с тем, что эти положения, о том что нужно проводить в первую очередь выборы, не решать компонент безопасности – то есть, в этом плане нет понимания, как это все сделать.

– Есть ли смысл вообще это обсуждать?

Андрей Каракуц: С точки зрения дипломатии, естественно. Позиция Украины как раз состоит в том, что нам нужен усилитель позиции. Я бы выступал за то, что если менять этот формат, нужно, чтобы он был более широкий, даже не «нормандский», а вводить сюда США, Великобританию.

– Также отреагировал в России директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чесноков, его называют спикером Владислава Суркова, помощника президента России: «Возможно, координатор контактной группы от ОБСЕ на переговорах в Минске сильно устал и решил под конец карьеры предложить хоть что-нибудь, чтобы не выглядеть беспомощным. Поэтому получилась какая-то пустышка». Александр, как вы относитесь к подобному плану? Там есть какие-то здравые наработки?

Александр Левченко: Какие-то здравые мысли, конечно, есть. Я думаю, что это отголоски того, что сейчас председательствующая Словакия, Мирослав Лайчак работал на Балканах спецпредставителем, и я вижу в этом плане перепев того, что в Украине тоже нужно иметь спецпредставителя не только от ООН, но и от ОБСЕ, все международное сообщество. Такое было в Боснии и Герцеговине.

Сайдик австрийской газете дает интервью, свое виденье. Украина этот план не видела, он пошел через австрийскую газету
Александр Левченко

Это все немного удивительно, потому что Сайдик австрийской газете дает интервью, свое виденье. Как дипломат он может заявлять, но считать, что это уже какой-то план… А в этом плане – компоненты ООН, Европейский союз, что должен сделать «нормандский формат», что должны сделать Россия и Украина. Тут же много вопросов.

Украина этот план не видела, он пошел через австрийскую газету. Это не очень корректно. Сначала стоило проработать в кулуарах, встретиться с партнерами. У него на это есть полномочия.

Какие-то элементы Лайчак уже озвучил при встрече с министром иностранных дел Украины Климкиным, что почему бы не объединить действия ОБСЕ и ООН. Здравая идея, но я не знаю, оговорка ли то, что Сайдик считает Минские соглашения недейственными. У нас есть два решения Совбеза, что альтернативны Минским соглашениям нет.

Александр Левченко, советник министра по вопросам временно оккупированных территорий, экс-посол Украины в Хорватии
Александр Левченко, советник министра по вопросам временно оккупированных территорий, экс-посол Украины в Хорватии

– Но ведь они не действуют.

Александр Левченко: Понятно. Но в Совбезе должны были бы начать дискуссии. Сейчас в Совете безопасности готовится проект резолюции. Россия больше года назад сделала свой проект резолюции по посылке миротворческой миссии на Донбасс. Сейчас такие миссии не посылаются, потому что это неэффективно. А с целью заморозить конфликт – это идеальный план.

Встречный план Украина готовит с США, Великобританией, Францией и Германией. Смысл этого проекта резолюции в том, чтобы использовать инструмент международной миротворческой миссии и решить вопрос о возвращении Донбасса Украине. Но Министерство иностранных дел подтвердило, что нас устраивает форма, если во главе миссии будет международная переходная администрация.

Международная переходная администрация – это международное правительство. Если просто едет миссия, то ходят бойцы с автоматами и смотрят, чтобы был порядок. А переходная администрация управляет этой территорией, когда миссия развертывается, вся власть переходит в ее руки.

– Вы говорите, что сейчас появилось окно возможностей. Какие рычаги есть у Словакии, у ОБСЕ, чтобы воплотить в жизнь какие-то планы?

Андрей Каракуц: Даже если этот конфликт не будет решен в самые ближайшие месяцы, председатель с новой страны дает возможность по-новому посмотреть на проблему.

Не секрет, что Российская Федерация будет ждать результатов украинских выборов, и в зависимости от этой конфигурации будет смотреть, как договариваться с новым украинским руководством.

Даже если не будет конкретного решения, политического согласия со стороны Москвы, экспертам будет возможность поработать
Андрей Каракуц

В то же время, подобный диалог необходим, если Россия согласна на введение миротворческой миссии, согласна, что может быть какая-то международная переходная администрация, разработка документов займет очень большого количества времени. Развертывание самой миссии ООН будет занимать несколько месяцев.

То есть, даже если не будет конкретного решения, политического согласия со стороны Москвы, экспертам будет возможность поработать.

Российская Федерация тоже имеет бремя, учитывая текущее состояние оккупированных территорий, ей самой уже нужно думать, что делать.

Андрей Каракуц, эксперт-международник, аналитик «Центра прикладных исследований»
Андрей Каракуц, эксперт-международник, аналитик «Центра прикладных исследований»

– Мартин Сайдик еще сказал о такой детали, что в Евросоюзе нужно создать агентство по реконструкции, которое действовало бы на Донбассе. Кто будет платить за все восстановление?

Александр Левченко: Боснии и Герцеговине помогало международное сообщество. Был фонд, были донорские конференции, Босния получила шесть миллиардов долларов.

Сама идея неплохая и правильная. Но украинское государство тоже будет принимать участие в реконструкции. Чтобы эта территория получила экономическую поправку и подравнялась.

– Есть ли какие-то оценки в Министерстве временно оккупированных территорий, сколько стоит восстановление Донбасса?

Александр Левченко: Я не могу назвать конкретную цифру, но это десятки миллиардов долларов. Но новые инвестиции могут создать новые виды производства. Мы рассматривали разные варианты, и они далеко не убыточные.

– А на каких условиях даются деньги? Как инвестиции, в долг?

Александр Левченко: В Боснии это было не в долг. Европа считала, что вся будет терять от того, что конфликт будет продолжаться и проявила солидарность.

Поэтому ориентироваться нужно не на Россию, а на Европу, на ее солидарность.

– Андрей, Сайдик заявил, что «Минские договоренности предусматривали участие представителей так называемых «Л/ДНР» в процессе, так должно быть и после принятия нового соглашения».

Андрей Каракуц: Понятие «представители» этих незаконных военных формирований очень расплывчатое. Насколько мы помним, в Минских соглашениях подписи Захарченко и Плотницкого стояли как индивидуальные подписи, а не от имени этих двух группировок.

Кстати, после устранения Захарченко, и мы не знаем, что с Плотницким, не осталось даже этих людей. Сейчас мы сталкиваемся с другой ситуацией. Так называемые «Л/ДНР» не являются образованиями, которые бы имели статус хотя бы похожи на статус Приднестровья, с которым Молдова согласна вести переговоры. Эти образования имеют только легитимность со стороны Российской Федерации.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

​(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо у вас є тема для публікації чи відгук, пишіть нам: Donbas_Radio@rferl.org)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

XS
SM
MD
LG