Доступність посилання

18 Листопад 2017, Київ 13:21

(Друкуємо мовою оригіналу)

Убийство оппозиционного депутата, в котором обвинят представителей власти, и захват вооруженными активистами государственной власти в Киеве – как в Кабуле в 1979 году – о такой возможной тактике России украинские аналитики предупреждали задолго до покушения на депутата от Радикальной партии Игоря Мосийчука. Вписывается ли покушение на Мосийчука в возможный «афганский» сценарий в Украине? Что может стать «триггером» подобных событий? И как предотвратить теоретический государственный переворот в Киеве? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили руководитель Центра оборонных реформ Александр Данилюк и директор Института проблем радикализма Константин Дикань.

– Александр, примерно за неделю до покушения на Мосийчука и Балу, вы говорили о возможном «афганском» сценарии захвата власти в Украине. Почему вы так считаете? И почему такой сценарий возможен?

Александр Данилюк: Для революции в Украине нет предпосылок. Поэтому остается вариант государственного переворота или же его имитация.

«Афганский» сценарий один из наиболее реалистичных. Для этого необходим некий триггер, который будет оправданием организации российскими спецслужбами какого-то силового варианта нападения на государственные органы власти и ликвидация высших должностных лиц.

В лоб «зеленые человечки» в Киеве сработать не смогут, им нужно какое-то прикрытие. Они могут выдать себя за ветеранов неких добровольческих подразделений
Александр Данилюк

Очевидно, что в лоб «зеленые человечки» в Киеве сработать не смогут, им нужно какое-то прикрытие. Единственное прикрытие, которое они могут использовать – выдать себя за ветеранов неких добровольческих подразделений. Для этого достаточно надеть униформу и налепить шевроны.

Я предполагаю, что уже подготовлены агенты влияния, которые легализированы в качестве командиров таких подразделений в прошлом либо же их представителей.

– Что такое «афганский» сценарий?

Александр Данилюк: В 1979 году перед полномасштабным вторжением советских войск в Афганистан, Советским Союзом была проведена специальная операция по ликвидации президента страны. Силами советских спецслужб было осуществлено нападение на резиденцию, где был убит президент Амин.

Совершенно логично выглядит организация такого нападения под прикрытием каких-то право-радикальных добровольческих отрядов и дальнейшее подавление этого путча силами Нацгвардии и МВС
Александр Данилюк

Если говорить по поводу изначального замысла Российской Федерации разделения Украины на три части: так называемая «Новороссия», Центральная и Западная Украина, то совершенно логично выглядит организация такого нападения под прикрытием каких-то возможно право-радикальных добровольческих отрядов и дальнейшее подавление этого путча силами Национальной гвардии и Министерства внутренних дел.

Что в последствии может быть использовано как триггер для начала сепаратистского движения на Западной Украине уже под флагами неких право-радикальных сил. И безусловно полномасштабное введение российских войск на защиту русскоязычных граждан «Новороссии». Потому что в Украине начался фашистский путч.

– Та сама пресловутая хунта.

Александр Данилюк: Естественно. Ликвидация кого-нибудь из оппозиционных депутатов. Но не Мосийчука, он не подходит на роль такой сакральной жертвы.

Александр Данилюк
Александр Данилюк

– Константин, ваше мнение по поводу покушения на Мосийчука и Балу? Согласны ли вы, что скорее всего тут нет российского следа? И как вы оцениваете вероятность «афганского» сценария?

Мосийчук не подпадает под фигуру, которая могла бы вызвать какие-то внутренние последствия в Украине
Константин Дикань

Константин Дикань: Безусловно, тут нет российского следа. Мосийчук действительно и близко не подпадает под фигуру, которая могла бы вызвать какие-то внутренние последствия в Украине. Похоже, это самая обычная криминальная «разборка», вопрос только в том, кто кому что наобещал и кто чего не сделал.

Относительно военного переворота. Я не очень склонен рассматривать такие катастрофические последствия.

– А почему? Сейчас огромное количество оружия в стране, много участников АТО, возросла активность разных политических сил. Многие эксперты говорят, что революция не закончилась.

Переворот или революция должны иметь несколько составляющих. Сейчас они отсутствуют
Константин Дикань

Константин Дикань: Криминалитет, перераспределение собственности, банальные разборки. Оружие в руках нормальных и ненормальных людей – это одно. А переворот или революция должны иметь несколько составляющих. Сейчас они отсутствуют. В частности одна из них та, что у этой «революции» нет лидеров, которые могли бы повести за собой восставший народ.

– А если допустить убийство одного из этих лидеров?

Константин Дикань: Я думаю, что если бы случайно обвалился потолок в Верховной Раде и была бы половина погибших, мы бы услышали бурные овации со стороны народа. К сожалению, ненависть украинцев к правящей касте настолько велика, что убийство кого-либо не приведет к подобным активным событиям.

Во время Революции достоинства убийства стали кульминацией, а не спусковым крючком. Вечером побили студентов – на следующее утро вышли миллионы.

Константин Дикань
Константин Дикань

Александр Данилюк: Я полностью согласен, что революционной ситуации нет. В Афганистане 1979-го ее тоже не было. Но ее можно смоделировать. На самом деле, это типичная операция «под чужим флагом». В Советском Союзе ведь никто не сказал, что это офицеры КГБ организовали убийство в Кабуле. Это было продано как народное восстание. Даже газеты писали о том, что Амин был казнен по приговору народного суда.

Сейчас у нас не революционное, а депрессивное состояние общества. Это минус, потому что такие сценарии, как «кабульский», не встретят надлежащего сопротивления со стороны общества, оно нелояльно относится к политическим элитам. Плюс, никто не может разобраться, кто на самом деле за Украину, а кто против.

При этом, возможности для реализации этого сценария, безусловно есть. Мы видим, ряд подготовительных процессов давно начат, уже есть все компоненты.

– А какие конкретно компоненты?

Александр Данилюк: В первую очередь, основные нарративы. Легенды существуют не только в украинском информационном пространстве, но и на Западе. Это угроза переворота при участии добровольческих подразделений, как одна из версий дестабилизации. Кто там разберется, что это не настоящие ветераны, а действующие военнослужащие Российской Федерации.

– Разве общество позволит, чтобы в Киеве воцарила хунта, грубо говоря, или чтобы страна начала разваливаться? Тем более, есть интернет, сейчас разобраться проще и быстрее.

Утопической была идея народного сопротивления российской агрессии в Крыму и на Донбассе. Мы проигрывали по одной простой причине – не было единого центра
Александр Данилюк

Александр Данилюк: Безусловно. Но это утопия, что общество способно организоваться для противодействия такого рода угрозе.

Утопической была идея народного сопротивления российской агрессии в Крыму и на Донбассе. До момента, пока Генштаб Вооруженных сил Украины не включился в этот процесс полноценно, мы проигрывали даже каким-то ряженным казакам. Мы проигрывали по одной простой причине – не было единого центра.

Поэтому в этой ситуации военная вертикаль будет рассматриваться россиянами, по моему мнению, как основной объект. Вооруженные силы – это единственный инструмент, который может этому противостоять.
При этом, россияне прекрасно понимают, что не смогут установить долгосрочный контроль за Центральной Украиной. Их задача отрезать «Новороссию».

Сейчас Россия пытается выйти из этого конфликта, а не его обострить
Александр Данилюк

Скорее всего, пока этого не произойдет. Мы видим, что сейчас Россия пытается выйти из этого конфликта, а не его обострить. Но такая возможность есть.

– Константин, с вашей точки зрения, есть ли среди радикалов, добровольцев бывших и нынешних, «засланные казачки», пятая колонна, которая готовится к подобному развитию событий?

Мы должна спрашивать у наших спецслужб, почему не проводились и не проводятся публичные процессы по выявлению врагов народа, предателей
Константин Дикань

Константин Дикань: Безусловно. Нужно понимать, что история началась не сегодня и не вчера. Украина для России – это какая-то случайная ошибка или неуместность. Россия никогда не рассматривала Украину в историческом контексте как самостоятельное государство, которое будет иметь длительную историю.

Поэтому мы должны смотреть в прошлое и понимать, что еще в так называемых неформальных организациях во времена Советского Союза были засланы агенты влияния. И они продолжали постепенно обновляться, выстраивалась сеть финансирования своих людей.

В любой среде украинского политикума есть агенты влияния, агенты ФСБ. Мы должна спрашивать у наших спецслужб, почему не проводились и не проводятся публичные процессы по выявлению врагов народа, предателей и публичного осуждения.

– Покушения и убийства, в которых украинское общество и спецслужбы ищут российский след: убийство Павла Шеремета, 20 июля, 2016 года, покушение на Антона Геращенка, советника министра МВД, 20 января, 2017 года, убийство Дениса Вороненкова, 23 марта, покушение на Адама Осмаева, участника АТО, 1 июня, убийство сотрудника главного управления разведки Минобороны Максима Шаповала 27 июня, убийство Тимура Махаури, члена чеченского добровольческого батальона имени Джахара Дудаева, 8 сентября, покушение на Игоря Мосийчука и Виталия Балу, 25 октября 2017 года.

Как это влияет на украинцев? Если действительно допустить, что в каждом есть российский след, получается, что судьба каждого находится в российских руках. Украинцы не чувствуют себя защищенными. Вы не видите такой цели во всех покушениях и терактах?

И хоть Мосийчук не очень подпадает под определение оппозиционного политика, российские исполнители могут этого не понимать
Александр Данилюк

Александр Данилюк: Смысл любого теракта, а мы имеем дело именно с ними, – запугивание населения или неких социальных групп.
Может быть ситуация, когда исполнители тут на территории даже могут не получать конкретных фамилий. Например, в Москве определено ликвидацию оппозиционного журналиста или политика. И хоть Мосийчук не очень подпадает под определение оппозиционного политика, российские исполнители могут этого не понимать.

– Цель в том, чтобы украинцы чувствовали себя незащищенными?

В условиях войны нам нужно консолидировать существующий ресурс для противодействия реальным угрозам
Александр Данилюк

Александр Данилюк: С одной стороны да. Но в то же время, у нас есть ряд серьезных ошибок, которые были осуществлены в рамках той же реформы национальной полиции. Сегодня нужно четко понимать, что в условиях войны нам нужно консолидировать существующий ресурс для противодействия реальным угрозам.

Константин Дикань: Я согласен. Они, конечно, неприятны, ощутимы, поскольку нацелены на беспорядок. Но украинцев этим не запугать. Мы очень смелые люди.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Loading...
XS
SM
MD
LG