Доступність посилання

ТОП новини
24 Січень 2019, Київ 05:05

Провокации на марше УПА в Киеве: чья «рука»?


Марш УПА, Киев 14 октября 2018 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

14 октября после традиционного марша УПА в Киеве активисты праворадикальных организаций «Січ» и «Традиція та порядок», о чем одним из первых сообщил один из лидеров организации «С14» Евгений Карась, атаковали помещение, которое они считают офисом пророссийского украинского политика Виктора Медведчука. Они обрисовали стены здания, выбили окна и забросили внутрь пиротехнику, требуя «вернуть украинских политзаключенных». Также, по данным полиции, участники марша пытались проникнуть в Киево-Печерскую лавру и снести памятник Ватутину в Мариинском парке. Кому выгодны провокации во время и после марша УПА и что они говорят о националистическом движении в Украине? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили комендант институции «Речовий доказ» Назарий Кравченко, правозащитник, общественный активист, участник акции «Украина без Кучмы» Владимир Чемерис и пресс-офицер Шевченковского управления Национальной полиции в Киеве Анна Зубрева.

– Назарий, вы вращались в националистическом движении. Жителям, в частности оккупированных территорий, события 14 октября преподносят под особым углом. Ваше мнение, что происходило на марше УПА?

Назарий Кравченко: Давайте разберем по частям. Первое, что я бы исключил – в лавре. По моей информации, там ничего не планировалось.

– Я ссылаюсь, на сообщения полиции. Сообщалось, что около ста человек были задержаны, которые пытались проникнуть в лавру.

Назарий Кравченко: Но я не видел подобных заявлений ни одной националистической организации, имеющей авторитет или рейтинг.

О ситуации с офисом Медведчука.

Я – сторонник ненасильственных методов волеизъявления и воздействия. Но я понимаю ребят, которые проводили эту акцию. Потому что у нас парадоксальная ситуация: кум Путина, который не до конца понятными Минскими соглашениями определен как человек, который должен заниматься возвратом военнопленных, имеет офис в центре Киева. В то время как военнопленные, я не считаю их политическими узниками, украинцы, находятся в тюрьмах на территории Российской Федерации.

– Что вы имеете в виду под «понимаю»? Вы одобряете?

Есть человек, который обязан отвечать на вопросы относительно украинских военнопленных на территории России. Он не отвечает
Назарий Кравченко

Назарий Кравченко: Я – сторонник ненасильственных методов. Но я понимаю природу их поступков. И в этой ситуации гибридной войны, очень острых социальных тем. Я понимаю, почему так происходит.

Я проводил акции под офисом Медведчука ненасильственными методами. Мы делали художественный перформанс. Ребята делают иначе. Этот протест может только нарастать. Есть человек, который обязан отвечать на вопросы относительно украинских военнопленных на территории Российской Федерации. Он не отвечает и накаляет ситуацию.

Марш УПА. Киев, 14 октября 2018 года
Марш УПА. Киев, 14 октября 2018 года

– А чего добились люди, атакуя вечером пустой офис Виктора Медведчука, в котором никого нет?

Назарий Кравченко: Это у них правильно спросить. С моего видения, я не приветствую насилие. Но если этот поступок в дальнейшем сделает хоть какой-то шаг, запустит цепь событий, которые помогут нашим военнопленным вернуться домой, я скажу, что их действия будут иметь позитивный результат. В данный момент мы можем судить по итогу.

Владимир Чемерис: Люди, которые были задержаны возле Киево-Печерской лавры были приглашены руководством лавры для ее защиты.

Нападают ультраправые и откровенно нацистские организации при бездействии или при откровенном попустительстве полиции
Владимир Чемерис

Тут мы видим выборочное отношение полиции к разным группам активистов. Тех задержали, а другую группу людей, около 30 человек, которые выражали агрессивные намерения, ходили с кувалдой и пытались разрушить памятник, не задержали. Хотя там были схватки с полицией.

Нападение, которое произошло вечером 14 октября на офис Медведчука, невозможно рассматривать само по себе. Таких нападений у нас очень много. мониторинговая миссия ООН отметила, что с февраля по май 2018 года было 41 нападение.

Нападают ультраправые и откровенно нацистские организации при бездействии или при откровенном попустительстве полиции. Во время этого нападения вызывали полицию, там не только находится офис, но и живут люди, бросали дымовые шашки. Полиция приехала, когда все разошлись.

У нас действительно есть такой момент и очень важное требование – деполитизация полиции. У нас все люди равны, независимо от их взглядов. По крайней мере, так написано в Конституции. Но де-факто людей делят, и это большая проблема, на «своих» и «чужих». Одних можно бить, резать, а других – нет. Никто из этих людей не привлечен к ответственности.

Здание «офиса Медведчука» после нападения. Киев, 14 октября 2018 года
Здание «офиса Медведчука» после нападения. Киев, 14 октября 2018 года

– Почему?

Владимир Чемерис: Потому что они действуют при откровенном попустительстве полиции. Более того, были нападения на журналистов прямо под Генеральной прокуратурой, под Министерством внутренних дел. Никто не понес ответственности. Иногда дела открываются, но они спокойно лежат, они не доведены к суду.

Это значит, что ультраправые просто являются инструментом в руках власти, исполняют определенную миссию для придушения инакомыслия.

– В чем инакомыслие Виктора Медведчука? Почему этот инцидент не расследуется и, с вашей точки зрения, не будет?

Владимир Чемерис: Я – не поклонник Медведчука и никогда им не был. Но вопрос в другом. На данном случае есть такая позиция, что есть пропаганда, «министерство памяти», «министерство правды». Все, кто в это не вкладывается, должны говорить на «новоязе», Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания, какие выражения можно использовать, а какие нет. Меня в свое время притягивали в Советском Союзе к ответственности, это абсолютно одно и то же.

– Анна, что произошло возле офиса Виктора Медведчука вечером 14 октября? Как полиция отреагировала?

Анна Зубрева: 14 октября около 8 часов вечера пришло сообщение в дежурный отдел, что неизвестные облили краской здание, которое находится на улице Ивана Франка в Киеве. На место события немедленно отправили патрульных полицейских и прибыла следственная оперативная группа полиции.

На данное время оперативники изъяли записи с камер наблюдения и их изучают. Начато уголовное производство по части второй статьи 296 Криминального кодекса Украины, санкции предусматривают до четырех лет лишения свободы.

– Есть минимум один идентифицированные свидетель того, что происходило, Евгений Карась, один из лидеров организации «Сич», который опубликовал видео происшествия. Общалась ли с ним полиция?

Анна Зубрева: На данный момент мы не может об этом сообщить, поскольку это может повредить расследованию этого производства.

Владимир Чемерис: Можно говорить об очень большом количестве открытых дел. И по поводу нападений на ромские лагеря, их было 6 в этом году, по поводу нападений на мирные собрания, например, 19 января этого года.

Я сомневаюсь, что и дело по нападению 14 октября будет доведено до логичного конца.

Владимир Чемерис, правозащитник, общественный активист
Владимир Чемерис, правозащитник, общественный активист

– Назарий, для многих не понятно, будет ли какой-то толк в деле освобождения политзаключенных на территории России, в ОРДЛО, от нападения на офис Медведчука. Но пока что это событие российские и сепаратистские СМИ используют как картинку против всех националистов. Как должны себя вести националистические движения, чтобы это событие не накладывало на всех националистов отпечаток?

Назарий Кравченко: Если мы хотим, чтобы уровень насилия в обществе понизился, то нужно перестать закрывать на это глаза и попробовать как-то решать. Делать круглые столы, проговаривать эти моменты. Это нормальная практика общественного договора.

Назарий Кравченко, комендант институции «Речовий доказ»
Назарий Кравченко, комендант институции «Речовий доказ»

Насчет этого мероприятия, по поводу офиса Медведчука нужно комплексно просматривать. Есть социальные группы, которые имеют свое мнение и в какие-то моменты пытаются проводить свое волеизъявление. Если мы как общество хотим их регулировать, то мы должны это делать заранее. А не говорить, кто в этом виноват. Это уже случилось.

Лучше бы обсудили сложные варианты, которые могут предостерегать нас в будущем и оформили свою позицию, попытались задать стандарты, систему координат – это хорошо, а это плохо.

На нападение отреагировали и в пророссийском движении «Украинский выбор», который Виктор Медведчук сейчас возглавляет. На сайте организации нападавшие названы «неонацистами». Само нападение, как утверждается на сайте, – это «месть Виктору Медведчуку», его движению, а также партии «За жизнь» бизнесмена Вадима Рабиновича, к которому Медведчук решил присоединиться, – за его якобы «принципиальную позицию, направленную на установление мира на Донбассе, восстановление территориальной целостности страны, нормализацию отношений с Россией и странами СНГ, повышения уровня жизни людей за счет реальных, а не мнимых экономических реформ». «Партия войны», делающая ставку на антироссийскую истерию и насильственные, бандитские методы политической борьбы, не хочет допустить торжества идеи мира, которую поддерживает абсолютное большинство украинцев», – утверждает движение.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

​(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо у вас є тема для публікації чи відгук, пишіть нам: Donbas_Radio@rferl.org)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

В ІНШИХ ЗМІ

Загрузка...
Loading...
XS
SM
MD
LG