Доступність посилання

ТОП новини
28 травня 2020, Київ 15:04

Стерненко объединил ультраправых и либералов – Лихачев


Акция «Руки геть від Стерненка». Киев, 18 мая 2020 года

(Друкуємо мовою оригіналу)

«Друзья, можете поздравить. Я – потерпевший, а не подозреваемый». На фоне протестов СБУ не выдвинула подозрения в убийстве бывшему лидеру «Правого сектора» в Одессе Сергею Стерненко.

25 мая прошлого года два человека напали на Стерненко в Одессе, после чего один из нападавших – Иван Кузнецов – погиб. Через год новый генпрокурор Ирина Венедиктова заявила, что дело является «резонансным» и пообещала выдвинуть активисту подозрение.

Почему новый Генпрокурор заинтересовалась одним из авторов «мусорной люстрации»? Как раскололось правое движение в Украине? И как экс-регионалы и «пророссийские» СМИ используют «дело Стерненко»?

Об этом в эфире Радио Донбасс. Реалии говорили политолог Валерий Дымов и политолог, эксперт по праворадикальным движениям Вячеслав Лихачев.

– Многие блогеры, которые считаются пророссийскими, говорят: люди протестуют против того, чтобы обвинили Сергея Стерненко только потому, что, мол, он – патриот, а патриотов судить нельзя. Как вы воспринимаете то, что сейчас происходит?

Это вписывается в контекст, который выгоден России
Валерий Дымов

Валерий Дымов: Те, кто комментируют в таком предвзятом ключе, – это те же блогеры, политические силы, которые надо давно называть «пятой колонной Кремля», так как именно эти люди говорят, что нет никакой агрессии России против Украины, что Майдан был фактически антигосударственным мятежом, нелегитимным, что стреляли или грузинские снайперы, или другие внешние силы, или же майдановцы, а беркутовцы защищались, и Украина имеет гражданский конфликт. То есть это вписывается в тот контекст, который выгоден России. Именно поэтому в этом деле Стерненко также мы видим интерпретацию, такого рода предубеждения.

Мы видим возвращение «коллективного Януковича» и то, что называется «реваншем» его власти
Валерий Дымов

Сейчас ГБР возглавляет практически адвокат Януковича. Именно поэтому в информационном пространстве есть представления на Порошенко от Андрея Портнова. Именно госпожа Лукаш рассказывает, что Революция достоинства была антигосударственным переворотом. Мы видим просто возвращение «коллективного Януковича» и то, что называется «реваншем» его власти. Делегитимизация власти, которая пришла после Революции достоинства, является стратегией «коллективного Януковича».

Валерий Дымов
Валерий Дымов
Мерседес, который принадлежал его жене, практически выведен из следствия. У них даже нет статуса «свидетель»
Валерий Дымов

По делу Стерненко есть несколько аспектов. Госпожа Венедиктова встречается с женой погибшего Кузнецова, с Аваковым. Напомню, что по свидетельству экс-генпрокурора Рябошапки, есть непосредственная связь между теми, кто нападал на Стерненко (по крайней мере третий раз), и полицией.

Там был фигурант этого дела Форостяк, который был советником на тот момент главы одесской полиции Головина. Его жене принадлежал тот мерседес, в который один из двух нападавших на Стерненка прибежал и сел. Именно эта машина потом вернулась после того, как на место происшествия прибыла полиция, через 15 минут, оттуда выходил человек, который был за рулем. Они идентифицированы: советник руководителя полиции Головина Форостяк был советником руководителя национальной полиции.

Мерседес, который принадлежал его жене и продолжает быть зарегистрированным на нее, практически выведен из следствия. У них даже нет статуса свидетеля.

Человек, который зафиксировал номера этой машины, дал показания под присягу. Он есть в протоколе, но люди, о которых он говорил, даже не проходят по этому делу.

Поэтому госпожа Венедиктова, которая и назначала господина Бабикова, адвоката Януковича, на руководителя ГБР, фактически своим первым заместителем, на сегодняшний день практически руководит ГБР. Она не видит, что нападавшие имели отношение к полиции, встречается с руководителем полиции, с вдовой погибшего и выдвигает подозрение человеку, который был жертвой трех нападений.

– Зачем Венедиктовой нужно поднимать это дело, называть его резонансным и выдвигать подозрение Стерненко, будто он – убийца? Какая в этом цель, какую политическую или символическую важность имеет Сергей Стерненко?

Думаю, что госпожа Венедиктова выполняет определенные политические заказы
Валерий Дымов

Валерий Дымов: На самом деле, это не только о Стерненко. Я не буду говорить о делах Федины и Зверобой, деле Чорновол, Шеремета, других.

Думаю, что госпожа Венедиктова выполняет определенные политические заказы. Мы прекрасно понимаем, что она заменила Рябошапку потому, что он, очевидно, не выполнил те заказы, которые ему ставили в Офисе президента. Здесь речь идёт о политической составляющей.

Война и агрессия России против Украины ведется гибридно, по всем направлениям: информационному, дипломатическому, религиозному

А политика такова: якобы есть две или несколько разных Украин: политикой Зеленского нам надо их объединить, и мы будем беспристрастно относиться ко всем сторонам. Если это ошибка, то она хуже измены.

Мы видим, что под «какая разница» приходит совсем другая идентичность, интерпретация событий, которые происходили в Украине. Поэтому, думаю, что госпожа Венедиктова выполняет задание, которое или неправильно поставлено, или поставлено с неправильной точки зрения, потому что война и агрессия России против Украины ведется гибридно, по всем направлениям: информационному, дипломатическому, религиозному.

– Было сообщение от двух «азовцев» Назария Кравченко и Сергея Филимонова, якобы глава «Национального корпуса» Андрей Билецкий провёл с ними «разъяснительную беседу», чтобы те не поддерживали Стерненко. В «Нацкорпусе» это опровергли, сказали, что сами готовы выйти на улицы и поддержать активиста. Почему Стерненко расколол правое движение?

Вячеслав Лихачев: Кравченко, который был «правой рукой» Билецкого на момент создания «Национального корпуса», покинул его и все близкие партии, политические и общественные проекты Билецкого два года назад. А второй участник конфликта покинул партию год назад. То есть они уже не имели отношения к «Национальному корпусу», и Кравченко говорит, что они с Билецким эти два года не общались.

Мы наблюдаем в динамике стремление подавления коррупционной местной властью общественных инициатив
Вячеслав Лихачев

То, что именно дело Стерненко стало таким важным водоразделом, раскалывающим ультраправую среду, связано с более глобальными процессами, не только касающимися дела конкретно Стерненко, а и в целом общественно-политических процессов, происходящих в активистской среде.

Почему оно возбуждает около себя такую значительную общественную активность? Потому что в динамике мы наблюдаем за процессами, похожими на другие триггерные для активистской среды инциденты, начиная со знакового покушения и убийства Катерины Гандзюк, Сергея Стерненко, на которого нападали три раза подряд – то есть мы видим подавление коррупционной местной властью общественных инициатив, в том числе конкретно антикоррупционных, антизастроищеских движений и так далее. Мы видим, как на местном уровне полиция этим нападениям даже способствует.

Вячеслав Лихачев
Вячеслав Лихачев

То есть мы видим все эти триггерные моменты альянса коррупционных местных феодальных кланов с коррумпированной полицией. И это общественное движение, порожденное консолидацией солидарности всеми, кто подвергается нападениям, ощущением, что все общественные активисты могут стать жертвами нападения, привело к перегруппировке сил в общественном движении в целом.

В значительной степени группы, в том числе ультраправых или бывших ультраправых, футбольных хулиганов, которые активно включились в инициативу «Кто заказал Катерину Гандзюк?», увидели пользу в условно либеральных правозащитных более системных организациях, которые оказались в состоянии достаточно внятно артикулировать повестку дня и осуществлять информационные, адвокационные компании.

Довольно эффективно стал складываться такой ситуативный альянс, в том числе бывших и нынешних ультраправых, футбольных хулиганов и такой более умеренной либерально-правозащитной публики. Он складывался не всегда просто, потому что те самые ультраправые раньше нападали, в том числе на правозащитные акции, на акции по защите прав ЛГБТ. Сергей Стерненко, который сам выходец из «Правого сектора» и бывший его глава в Одессе, несколько лет назад высказывался против тех же акций в поддержку ЛГБТ, а сейчас – за наказание тех, кто нападает на такие акции и за поддержку правозащитных акций, в том числе ЛГБТ-направления.

Повестка дня поддерживающих Стерненко напоминает повестку Майдана
Вячеслав Лихачев

Он является знаковой личностью этого нового ситуативного альянса уличных ультраправых или бывших ультраправых и условных либералов, объединенных новой повесткой дня. Она напоминает повестку дня Майдана, потому что направлена против коррупции, насилия со стороны государства, по крайней мере в лице местной власти, против произвола правоохранительных органов.

Вокруг дела Стерненко происходят новые линии разломов в общественно-политическом ландшафте Украины
Вячеслав Лихачев

И есть ультраправые, для которых это неприемлемо, для которых даже совместное противостояние государству менее значимо, чем их гомофобия, агрессивное непринятие либеральных правозащитных ценностей. И так получается, что это те ультраправые, которые давно подозреваются в близости к правоохранительным органам, конкретно к МВД и министру внутренних дел, к Арсену Авакову персонально. То есть, например, Билецкий и партия «Национальный корпус». Вокруг дела Стерненко происходят новые линии разломов в общественно-политическом ландшафте Украины.

Слушатель. Роман Николаевич. Я прихожу к общему выводу, что в Украине нет доверия к полиции и судам. Такие ситуации возникают, потому что у нас вся эта система просто не работает на протяжении всего периода независимости. И такие ситуации будут возникать, как с Гандзюк, так и со Стерненко. Единственный вопрос к Стерненко – как получилось, что он нанес ему смертельные раны: во время борьбы или уже после того, как его догнал? Обязательно надо чётко прописать момент в Криминальном кодексе по поводу самозащиты, чтобы потом не было таких спекуляций на пророссийских каналах, которые сейчас мы видим.

Слушатель. Саша, Одесса. Стерненко – это аферист, и играет на стороне олигархата, который захватил Украину. Я считаю, что Зеленский раскручивает Стерненко через негативный пиар. Вместо того, чтобы тихо посадить Стернеко в тюрьму за убийство человека, и Аваков мог это сделать ещё при Порошенко, они сами из него делают жертву политической расправы. Стерненко создают, скорее всего, чтобы он возглавил протест в Украине и реально сместил Зеленского.

Валерий Дымов: Эта версия абсолютно вписывается именно в российскую политологическую парадигму. Такая интерпретация украинских событий задается в том контексте, который забрасывается именно российской историей, событиями и технологиями.

Во-вторых, есть откровенные разрывы. Обратите внимание на интерпретацию Зеленского. Его обвиняют в том, что он не до конца служит этой российской парадигме, версии о том, что надо было посадить Стерненко. То есть, надо не расследовать дело, а посадить. То есть он фактически даже не имеет права на защиту, «Правый сектор» работает на Коломойского, канал, который привёл к власти Зеленского, тоже раскручивает Стерненка – очень много несовпадений, которые не являются предметом нашего разговора.

Но это показывает, что все те правдоподобные с российской точки зрения версии, которые раскручиваются пророссийскими и российскими СМИ и политической силой, в такой интерпретации уже дают событие. То есть человек уже виновен. И те, кто не сажают этого человека, являются людьми, которые стоят не за закон, а за олигархов или другие праворадикальные в плохом смысле этого слова силами.

Не думаю, что кампания вокруг Стерненко, имеет своей задачей сделать с него политическую фигуру
Вячеслав Лихачев

Вячеслав Лихачев: Стерненко – молодой, амбициозный человек и, я полагаю, что ему естественно самоорганизоваться в политике, но я не думаю, что кампания которая сейчас складывается вокруг него, имеет своей задачей сделать с него политическую фигуру.

Здесь я не вижу места для конспирологии. Конспирология вокруг подобных сюжетов исходит из недоверия к нашему обществу. Наше общество способно к низовой самоорганизации, к поразительной мобилизации для проявления солидарности. И это то, что мы наблюдаем в кампании в защиту Стерненко: право на самозащиту. Мы наблюдали это и в движении «Кто заказал Катерину Гандзюк?». Часть ультраправых является частью этого широкого гражданского фронта.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Донбас.Реалії працює по обидва боки лінії розмежування. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту Donbas_Radio@rferl.org, у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите)

FACEBOOK КОМЕНТАРІ

ВАС МОЖЕ ЗАЦІКАВИТИ

XS
SM
MD
LG